Shepard & Shepard
Во сне не задумываешься, откуда в лесу может быть старая деревянная лавка.
Она и не задумывалась. Сидела, уперев руки в шероховатую поверхность старых досок, сгладить которые не могла никакая заранее проведенная шлифовка - с того момента больно много времени прошло, и теперь все вмятины, трещины и порезы были словно рубцы на старческой коже.
Вокруг все было очень теплое и цветное. Темно-коричневые росчерки стволов казались толстыми канатами, соединяющими бушующие моря многоцветья снизу и сверху. Всполохи пурпура, огненно-рыжего, мазки золота. Словно неведомый художник, раскрашивая землю, в порыве безумного, граничащего с веселым отчаянием, вдохновения забрызгал красками и потолок.
Темно-серое, по-осеннему тяжелое, небо едва заметно пробивалось сквозь это буйство. Как и молочно-белая дымка тумана - где-то там, далеко за деревьями.
Ирика качала почему-то босыми ногами и ни о чем не думала. Ей было безмятежно. Это странное и непривычное ощущение будило какие-то полузабытые воспоминания детства.
Всю сознательную жизнь она провела в осознании опасности. Страшные сны Тени, храмовники, демоны - для любого маленького мага, растущего вне Круга, мир враждебен. Но и в Круге далеко не всегда можно обрести покой... вернее, в этом-то как раз и проблема. Ирика не желала покоя через усмирение.
А еще ей всегда говорили, что маги крови - опасные сумасшедшие. И Рыжик, будучи девочкой понятливой и разумной, темные знания обходила настолько стороной, насколько возможно. Чтобы потом понять, как ничтожно мало она может для защиты себя и близких. Да и Йован оказался совсем не таким, как ей рисовали типичного кровавого мага - интеллигентный мужчина, весьма аккуратно использующий данные ему возможности.
Прохладный ветерок, почти ласково щекотавший не обутые ноги девушки, как-то незаметно стал очень холодным. Ирика поежилась, заозиравшись. Возможно, ей показалось, но границы предметов стали чуть более размытыми. Да и сами цвета, и без того мучительно яркие, практически резали глаза своей контрастностью.
Юная магесса аккуратно сползла с лавки, оставляя насиженное место. Что-то отдалялось от нее, как медленно затягиваемое облаками солнце. Чувство безмятежности стало вдруг ощущаться приторным ядом, щедро плеснутым в травяной отвар. Ирика, прижимая руки к груди, поплелась прочь от поляны, где сидела. Зрение было, как при головокружении - стоит повернуться, и контуры объектов плывут, остаются только цвета. Становилось все холоднее.
Не могло оставаться никаких сомнений. Она проваливалась в Тень. Паниковать было нельзя - это Ирика знала. Но когда впереди замаячил огромный неясный силуэт - эта задача осложнилась вразы. Постепенно, вырвавшись из плена деревьев, девушка подошла ближе. Сначала проступили очертания витой ограды, местами поросшей плющом. Потом более-менее внятные формы приобрел дом, разлегшийся за забором подобно старому дракону. В голове тем временем зазвучал странный шум. Пока что очень тихий.
Во сне не может щипать в глазах, но Ирике было страшно именно до слез. Она сжала пальцы в кулаки, все еще прижимая к груди руки. Остановилась, чувствуя босыми ногами выложенную из камня тропинку, ведущую к огромным кованным воротам.
Медленно, отвоевывая (или проигрывая?) каждый шаг, магесса крови направилась вперед, чутко прислушиваясь к хрусту веточек под своими ногами. Потому что кроме этого звука и странного шума больше не было ничего. Неживая, хрустальная тишина.
Уже почти подойдя к воротам, Ирика вдруг заметила за ними фигуру. Высокая. Длинные волосы развеваются на неизвестно откуда взявшемся ветру. Он же хлопает полами длинного плаща. Рыжей холодно, она ежится, неловко обнимая сама себя за плечи.
Ей больше не хочется идти вперед, но ноги несут ее сами. Фигура все ближе, девушка вот-вот сможет разглядеть лицо человека.
И вдруг... сочетание событий, резкость смены впечатлений, острота образа - магессу парализовало от бесконечного, суеверного, первобытного ужаса.
Пустые глаза. Тонкие губы плотно сжаты, но девушка готова была спорить, что рот твари полон острых зубов. Руки вытянуты вдоль тела, но она почти видела, как они могут тянуться к ней сквозь прутья ограды.
Шум в голове сложился в слово.
"Моя."
Они стояли друг напротив друга. Хлопанье плаща. Направленный взгляд мертвых, как иссохшая земля, глаз. Бесконечный холод, забирающийся под коже мириадами игл. Песок, забивший горло, скребущийся при попытке не то что закричать - подумать о своем голосе.
Ирика медленно вздохнула, поднимая взгляд. Она сама не знала, почему это сделала. Просто вскинула глаза вверх - как раз вовремя, чтобы увидеть крупный золотисто-рыжий кленовый лист, медленно опускающийся с ветки.
Оброненный деревом клочок осени, покачиваясь, плыл по воздуху, игнорируя ветер.
Медленно. Ирика закрыла глаза одновременно с тем, как край листа задел ее щеку. И когда ресницы девушки дрогнули, поднимаясь...
Когда ресницы девушки дрогнули, поднимаясь, она увидела Этха, сидящего рядом с ней. Его рука все еще была протянута к ней. Он тут же вздрогнул, собираясь убрать руку. Ирика подалась следом, чтобы еще раз почувствовать соприкосновение своей кожи и его пальцев. Легкий, едва-едва пойманный момент между тем, как точки соприкосновения вновь перестанут таковыми быть.
Девушка уперлась ладонями в лавку, на которой сидела, подняла взгляд к потолку, словно опасаясь вновь увидеть серое, как грязная мыльная вода, небо сквозь ворох ненормально цветной листвы.
Потом перевела взгляд на Этх'Рэйвас-эль'Гарха и одними губами произнесла: "Спасибо".
Если демоны когда-нибудь ее и получат, то уже не сегодня. А в следующий раз она будет уже на ступеньку выше. На один кленовый лист сильнее. На одно прикосновение легче.

@темы: dragon age, на прикосновение легче, демон-из-Тени, будни кровавых магов, Этх урурур