Shepard & Shepard
Сев за стол, Себастьян поднял глаза к потолку и прислушался. На втором этаже было тихо.
- Он стал спокойнее спать?
Фенрис, уже привычно хозяйничающий на кухне, утвердительно хмыкнул. Более года он пребывал в состоянии осмысленной безропотности и спокойно уживался с тем, что ход времени за пределами дома разительно отличается от того, как живёт Шани. У мира свой распорядок дня, у ребёнка – свой.
- Сегодня он пошёл, - будничным тоном сообщил тевинтерец, ставя на стол тарелки.
Эльф всем своим видом старался показать, что просто делится новостью, а не придаёт этому событию какое-то особое значение. Что, безусловно, было замечено монархом. Но вместо того, чтобы вернуться к безобидным (по его мнению) шуткам о тайнах, что таит в себе позднее отцовство, Ваэль загадочно улыбнулся и проговорил:
- Я буду молиться за вас с Шанаэ.
Фенрис, вернувшийся было к привычному искреннему удивлению всему, что связано с ребёнком, почувствовал первый укол подозрений.

-

Шани спала. Пока он нёс её наверх, она отбивалась, как медведь среднего веса. Никто, кроме супруга, при виде подобной картины в жизнь бы не поверил, что главная героиня – выбивающаяся из сил родительница. Кудрявая эльфийка не шла ни на какие уговоры и наотрез отказывалась отходить от ребёнка. Потому Фенрису, не видящему за чёрными синяками фиалковых глаз, пришлось применять отчасти силовые методы. Уложенная в постель Шанаэ уснула быстро. Но как бы крепко она не спала, время, когда следует кормить Воробушка, она определяла лучше самых точных орлесианских часов. На отдых у отчаянной храбрости маленькой женщины всегда не оставалось времени.
Тем временем на кухне разгоралась драма. Шкаф с посудой был разорён. Предупредительная Шани ещё месяца три назад спустила всю бьющуюся посуду в погреб и заперла так надёжно, что задача по возвращению утвари могла быть не по зубам даже хозяину дома. Теперь ели и пили они только из деревянной, которую падения и броски, признаться, тоже не делали целее и новее.
Посуда, ровно как и шкаф – не предел. Была ещё застеленная пледами и одеялами и по возможности обложенная подушками и одеждой мебель. Были книжные полки. Именно в миг спасения от полного уничтожения единственной копии записей о религиозных изысканиях Дженитиви рукой самого автора, которая только что лежала на самой труднодоступной полке, Фенрис узнал от собственного сына, что для истинно страждущего преград и запретов существовать не может.
Поражала не только деятельность, но и скорость отпрыска. Не проявляя (слава Создателю) абсолютно никакой предрасположенности к магии, Воробушек тем не менее умудрялся делать вещи, выходящие за рамки его собственных физических возможностей. Вчера, успев в последний момент (!) удержать от падения тумбу, Фенрис сказал успевшему унестись в другую часть комнаты отпрыску «...А ты хорош». Черноволосый эльфёнок радостно засмеялся и, стоило отцу моргнуть, переместился к лестнице вооружённых куском угля (Откуда? Откуда он взял уголь?).
Мысль о том, что будет дальше, когда этот подарок судьбы заговорит, было немного страшно.

@темы: dragon age, экстраординарный Воробушек, первый укол подозрений, напалмовая мудрость