00:56 

Shepard & Shepard
Женщина прикусила костяшку указательного пальца, словно боль, пусть даже и резкая, могла что-то изменить.
Все равно отогнать мысли, одолевающие одержимую уже который день, не получалось. Рыжая ведьма, привычно забившаяся в кладовку, тихо зашипела. Если с тем, что характер у нее был на редкость пакостный, отступница жила вполне себе спокойно, то эпизодически проявляющаяся впечатлительность слишком уж невыносимо накладывалась на бескрайнюю эмоциональность.
Наверное, что-то с этим надо делать. Уже никаких сил нет ни самой себя изводить, ни терпеть эти гнусные шуточки со стороны окружающих. И эти сочувствующие взгляды Ирики - каждый как гвоздь в крышку гроба, гарлок побери.
Ненависть в голове Рыжей противно рассмеялся. Ему, изучившему свою носительницу - за столько-то лет - были куда яснее эмоции Ящерицы. Благо область была настолько противоположной самому началу демона, что была ему по-своему понятна. И последнее время он только тем и занимался, что подкидывал дров - словами ли, делом ли - в уже имеющееся пламя. Он старательно раздувал кострище, впервые за последние годы заполыхавшее по-настоящему ярко.
...если бы Ненависть был откровенен хоть с кем-то, он бы признался, что его сосуд давно была похожа на тлеющие угли. Только пепел и отголоски прежнего жара. И тут вдруг такой шикарный подарок судьбы! Как не воспользоваться, как остаться в стороне, когда вот она, нить, ведущая к новой истории, новому веселью. Ненависть весьма охоч до забав с участием смертных. все эти их чувства, порывы - не более чем карты на дубовом столе жизни. Раз за разом мелькают знакомые масти, но каждый раз - в разной комбинации.
Демон из Тени мог наблюдать за этим бесконечно. Только поэтому он не торопился уходить из Убежища. Он умел ждать.
Одержимая повела плечом, разминая руку. Переусердствовала с тасканием тяжестей. В следующий раз надо сразу мужиков запрягать, а то тоже, нашлась тягловая зверушка. Задница архидемонова.
Ящерка подергала себя за прядь волос, как-то очень отстраненно подумав, что давно уже не обрезала их. Не дело...
Мысли вновь сбились, съехав на тему, которую последние дни одержимая старательно избегала. Причем не только в размышлениях, но и физически. Была такая тут тема одна... С очень гадким смехом, но не Ненависть.
Демон тут же расхохотался. Его объект рыжиковых дум забавлял и притягивал ничуть не меньше. А уж сравнение их смеха теневое существо лишь развеселило еще сильнее.
Магесса мрачно подумала своему извечному собеседнику, что, кажется, у кого-то из них двоих поразительно хорошее настроение. И что, возможно, стоит его подпортить.
На что демон заржал совсем уж неприлично (хотя, казалось бы, куда ДАЛЬШЕ-ТО?) и сказал, что она может для этого попробовать вести себя адекватно. Все остальное лишь добавит ситуации веселья. Лас только беспомощно скрежетнула зубами, ибо они оба прекрасно знали, что слово "адекватно" применимо к кому угодно, кроме нее с ее несдержанностью, импульсивностью и донельзя творческой склонностью увлекаться.
Вдруг женщина вздрогнула - ей почудился какой-то звук. Притих и вездесущий демон, прислушиваясь к окружению с не меньшим интересом. Однако их общая паранойя осталась неудовлетворенной - краткое шараханье по темноте, в которую была погружена кладовая, ничего не дало. Было тихо, ничего не сновало меж ящиков. На счастье этой же гипотетической живности, между прочим. Ибо Лас в таком состоянии и шарахнуть может, да еще как!
Это оказалось слишком. Прикусив губу, рыжая ведьма решительно спрыгнула с ящика и направилась к выходу. И впрямь, надо кого-нибудь убить, авось поможет...
Додумать эту славную мысль магичка, уже адово пепелящая в своем разгулявшемся воображении, увы, не успела. Ибо, покидая насиженное укрытие, едва не столкнулась нос к носу с маской. Вернее, с тем, кто эту маску гордо носил. Помянув некие внешние органы архидемона, по которым давно не прилетало сандалией Создателя, женщина застыла. Ненависть почти ностальгично напомнил про совершенно идентичную сцену - момент их с Охотником знакомства.
Это было определенно слишком.
Одержимая уперла руку в бок, тяжело глядя на испещренную подобными шрамам трещинами деревянную поверхность маски. Хотелось сразу множество противоположных вещей, среди которых убийство и алкоголь относительно доминировали. Относительно.
- Так ты отойдешь или нет? - пробурчала магичка, но как-то недостаточно грозно.
Арен на провокацию не поддался. Он даже промолчал, видимо, помня, что именно его молчание выводит отступницу из себя раз в десять быстрее. Ну и сам виноват.
Серьезно, просто перебор уже.
Что-то надо было делать. Очень больно укусив себя за нижнюю губу, как бы в знак неодобрения собственных же последующих действий, Ящерица все-таки подалась вперед, поймав собеседника за руку. И решительно потянула назад, в помещение, из которого только что вышла.
- Озверела, что ли, женщина? Вроде не первый раз мужика видишь.
- Я тебя сейчас не вижу. Заткнись.
Вокруг и впрямь было достаточно темно. Особенно когда кто-то из них (магичка так и не смогла вспомнить впоследствии, кто) закрыл дверь.
Какие-то вопросы, пожалуй, можно решить только радикально. Например, разобраться как-то уже с этим почти не прекращающимся жжением в груди. Или еще с невыносимым, практически до ломоты в руках, желанием стянуть эту идиотскую маску к порождениям тьмы. Пробежаться пальцами по чертам лица, пусть и увиденным всего единожды, но таким знакомым.
Губы мужчины, чуть менее горячие, чем руки огненной Ящерицы, шевельнулись. Не давая Арену даже начать очередную обидную реплику, одержимая ядовито уточнила(и не важно, что голос предательски подрагивал):
- Трусишь?
- Обижаешь.
- В таком случае ты ждешь чего? Пока лириумом подсвечу?

Расположенные далеко за ящиками и прочей ересью мешки были наполнены чем-то, далеким от идеала места для сна, но Мэррику было все равно. Он всю ночь носился, выполняя поручения, которые ему щедро отсыпали всей толпой, видимо, перепутав с блистательной матерью. И как назло, кладовая сегодня нужна была всем. Только-только, казалось, рыжая ведьма свалила, наконец, прекратив шипеть и сквернословить. У убийцы появилась было призрачная надежда отрубиться, он даже начал проваливаться в сон.
Так что раздавшиеся откуда-то с внешней стороны баррикады белкиного сына звуки арбалетчика отнюдь не обрадовали. Он аккуратно поерзал, плотнее кутаясь в плащ, хмуро прислушался, прикидывая, как именно напугать забредших неудачников так, чтобы его хоть ненадолго оставили в покое.
И застыл, невольно расплываясь в совершенно идиотской улыбке. То есть, это на самом деле было совсем не смешно, шевельнись он чуть более явно, и его таки пустят на кожаные ремни, как кто-то уже обещался, но... Замаранные сандалии Андрасте! Как же это все чертовски забавно!

@темы: dragon age, Мэррик не вуайерист, аварийная подсветка лириумом, злодеи тоже влюбляются, у Ласерты накипело

URL
   

Вдоводел и Мракобес Band

главная