Shepard & Shepard
- Это невозможно.
Кайлан молчал. В его жизни было ну очень мало моментов, когда он не находил, что сказать. И сейчас, к сожалению, был как раз один из таких. В крайне неудобной позе Текхо полулежал на полу, держа в охапке раненую магессу. Левой ногой он упирался в шкаф, которым влёт задвинул входную дверь. Но что-то подсказывало, что это делу особо не поможет. Из оружия были только забранный у убитого отступницей стражника меч, да нож в сапоге. Кожаный полуофициальный костюм даже от косого взгляда не защищает. В такой ситуации толком не повоюешь.
- Это невозможно. Я так стараюсь. Я не хочу войны. Почему так происходит?
Астэ перестала держать голову, её тело полностью расслабилось. Кровь из раны на руке хлестала знатно, но впавшая в беспамятство защитница рода магического не спешила спасать себя саму исцеляющим колдовством.
- Не думай об этом, - Текхо бросил меч себе в ноги и принялся шарить рукой по шее в поисках шнурка. – Как ты здорово смела этих поганцев! Они-то, небось, сукины дети, и не думали, что ты у нас без помощи посоха горы ворочаешь!
Обращающее в панику и бегство магическое облако, ровно как и вспышки молний не вызывали у орлесианца совершенно никакой радости или восхищения. Он просто не знал, чем отвлечь от идейно еретических мыслей свою спутницу, пока дело не будет улажено. Наконец выудив небольшую фляжку с лечащим зельем, Кай чуть ли не зубами сдёрнул куртку с покатого девичьего плечика. Красная заговорённая жидкость, смешиваясь с кровью, превращалась в переливающиеся завитки света.
- Они вынуждают меня причинять боль.
Вид Астэ до сих пор был пугающе отсутствующим. В не выражающих никаких эмоциях глазах переливалась далеко не природная их голубизна. Это, кстати, пугало воина много больше, чем толпа закованных в латы противников.
- Нарочно так делают. Убивают тех, кого я защищаю... Действительно. Миром дело не уладишь.
Кайлан, искренне испугавшись, вздрогнул. Ломящиеся в комнату вооружённые стражники теперь не волновали его от слова «совсем». Поддавшись внезапному порыву, он с чувством щёлкнул отступницу по носу.
- Справедливость, ты уже здесь? – Текхо засмеялся коротко и нервно. - Поди прочь, я говорю с дамой!
Буря миновала, но лишь чудом. Обиженная судьбой и щелчком юная дева вздохнула и уставилась на побелевшего от предчувствия НАСТОЯЩЕЙ беды Кая. С минуту помолчала. Размышляла о чём-то философском и великом, наверное.
- Мне страшно. Я не хотела, чтобы так вышло.
- Мы обязательно умрём, даже не думай на эту тему, - Молодец, короче, отлично утешил. – Лучше подумай о том, как ловко ты отослала к Убежищу своего Старого Короля. Его теперь не достать.
Астэ немного успокоилась и согласно закивала головой. В вопросе безопасности Андерса она была отчаянно больной (не в такой, конечно, степени, как он сам, но...), так что ключ был подобран весьма удачно и легко.
- Меня никто не любит, - вдруг перешла к главному расхныкавшаяся одержимая. – Я всех люблю, а они меня – ни капельки.
Лицо молодого воина вмиг сделалось таким сложным, что и не передать. Кайлан искренне удивлялся умению целительницы переключать его мысли на непотребные темы в не самый подходящий для того момент. Хотя, почему бы и не развить тему? Конец близок, Астэ – ещё ближе. Даже заплаканным её личико оставалось очень красивым, а от волос приятно пахло травами.
Разумеется, высшие силы не дали ему и пальцем пошевелить. Шум, что шёл с улицы, стал каким-то... Другим. Будь юноша чуть более тонкой и поэтичной личностью, он бы решил, что доносящиеся с площади звуки сменили свой незримый оттенок. Но Кайлан был нормальным человеком, а потому просто заметил, что удивлённый гомон сменился злобными выкриками. Вслед за яркой вспышкой, осветившей комнату через балконные окна, последовали треск и ощутимые для сидящего на полу вибрации. Кайлан почувствовал первый укол подозрений.
- Кто-то снёс страшные входные двери, - первой догадалась Астэ. – Интересно, кому это неймётся опередить гостеприимных головорезов?
Она, кажется, приходила в себя. Здорово. Изловчившись взять в одну руку трофейный меч, Кай поднялся на ноги и прошёл к окнам, всё ещё держа отступницу на руках. Та особого неудовольствия по этому поводу не выказала.
На улице, надо сказать, творилось нечто исключительное. Толпа людей в орлесианских костюмах слуг и рабочих штурмовала внутренний двор. И пробивали новоприбывшие себе дорогу не абы как, а огненными шарами и всплесками магического льда. Возглавлял методичное уничтожение хозяйского сопротивления упомянутый ранее Старый Король. Вспомнил же, на свою голову...
- Бросайте оружие, дворянские ублюдки! – Голосище у него, надо сказать, командный. – Прах несогласных смешаем с грязью!
Серьёзный аргумент, кстати. Охотливому до острот Логейну понравится эта история.
- Сиськи Андрасте! – Верх религиозного экстаза, не иначе как. - Ты слышала это? Предупреждает ещё! Будто бы чему учится.
Астэ с приоткрытым ртом наблюдала за действиями внезапно появившихся отступников. Оставалось только гадать, как долго они всё это время находились в городе. И в какой именно момент хитрый котяра взял командование своевольными магами на себя. В чём-чём, а в том, что Андерса с его сумрачными идеями наедине нельзя оставлять и дня, голубоглазая магесса совершенно права.
- Давай дождёмся, пока твоя верная армия тебя спасёт.
Какого-то особо выражения согласия по этому поводу Кайлану не требовалось. Он сел на единственное в комнате кресло и поудобнее усадил себе на колени всё ещё осмысляющую происходящее Астэ.
- Какие у тебя планы на вечер?
Ведение незатейливой светской беседы, по мнению орлесианца, как никогда удачно скрасит их напряжённое ожидание.
- А разве сейчас не вечер? – Рассеянно уточнила вслушивающаяся в происходящее на улице девушка.
- Глупая ты девка! – Кай от негодования фыркнул. - Это – выражение такое. Так говорят.
- Ой-ёй. Тогда не знаю. Напиться?
Интересно, что вбрасывает в её незамутнённый детский разум подобные мысли? Эту неведомую силу хорошо бы поблагодарить за старание и убедить доводить означенное до конца. А то одни разговоры, и никакой радости в жизни.
- Я бы тебе не советовал, - юноша недобро хохотнул. - Если ты будешь пьяной и доброй, мне придётся воспользоваться твоей беспомощностью. Может быть, даже несколько раз подряд. Ты не обижайся, просто это так.
- Я бы тебе не советовала, - Астэ хохотнула так, что волосы встали дыбом. На спине.
- Если ты так поступишь, то твоей беспомощностью воспользуется уже папа. Может быть, даже несколько раз подряд. Ты не обижайся, просто это так.

@темы: dragon age, Астэ омен, дистиллированное орлесианское страдание, папочка Андерс