Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:03 

И мы скоро расстанемся (название полно фарса)

Shepard & Shepard
1. Список участников: Shanae Airtre, Fenris.
2. Время действия: 9:37 Века Дракона, 30-й день Умбралиса.
3. Место действия: улицы Ансбурга, таверна "Угол"
4. Краткое описание: спонтанные добрые поступки не так просты, как это может показаться обывателю. Даже если ты сумеешь продумать наперёд, найти запасные пути и всё предусмотреть, рано или поздно появится обстоятельство. Прежде незамеченное, оно разрушит план основательно. Шокирует и ввергнет в глубокое отчаяние.

@темы: dragon age, Фенрис, Шани, Шани жжет напалмом

URL
Комментарии
2013-11-11 в 22:05 

Shepard & Shepard
Внешний вид: "Убежище переселенного духа", кожаные сапоги, серый плащ.
Инвентарь: Меч Милосердия. Сумка: Книга Шартана, две целебные припарки, нож, монеты, бурдюк воды, вяленое мясо, огниво. Сумка и меч Эйдена Эйртре.

- Что значит «не к кому идти»?
Фенрис устало потёр переносицу и мотнул головой. «Некуда идти» хмурый эльф ещё мог принять: путешествуют, нет дома. Обычное дело, сам так живёт. Но новость о том, что ни близких, ни дальних родственников, что могут принять Шани, ровно как и друзей, во всём свете нет, не укладывалась в голове. Он отказывался это понимать. Просто невозможно.
Возможно, виной всему долгая дорога. Фенрис просто умаялся по пути в город (особо если учесть скорость и вес «груза»), вот и соображает плохо. Да, «умаялся» - самое подходящее слово. Впрячься в телегу не единожды упомянутых торговцев было бы гораздо проще. О денежной стороне вопроса практичный наёмник до сих пор не подумал, что указывало на прямо таки критический уровень измотанности.
Подобное положение вещей необходимо без промедлений изменить. В первую очередь надо определиться с местом для ночлега. Ансбург велик, но с Киркволлом не сравнится. Марчанские города были похожи между собой. Чем именно? – Сейчас уловить и определить это Фенрис не мог. Всё прояснится днём, когда на улице появятся жители. Много лучше пустой серой улицы.
- Шани, - начал он достаточно спокойно и ровно. – Ты упоминала о...
Бывший раб осёкся, запоздало предугадывая последствия своих слов. Он намеревался в очередной раз задать вопрос, касаемый брата Шани. Не напрямую, но косвенно. По словам эльфийки они с родственником спешили добраться до города и остановиться в какой-то таверне до первого дня Кассуса. Сейчас ценность имело только название таверны. Зная место, где гарантирован ночлег, останется только найти горожанина, что удосужится растолковать им дорогу. А это непросто, ибо даже при солнечном свете мало кто испытывает искреннее желание поговорить с Фенрисом.
Так или иначе, тевинтерский беглец вовремя сообразил, что следует хотя бы попытаться избежать в разговоре упоминания почившего брата Шани. В противном случае угрюмый эльф вновь станет невольным свидетелем очередной попытки девушки не расплакаться. Создатель его уберёг.
- Как называется таверна, о которой ты говорила?
«Угол». Интересное название. Будь у Фенриса хоть крупица обычного чувства юмора, он непременно развлёк бы себя размышлениями на этот счёт. Но вместо нормальных и применимых ко многим жизненным ситуациям шуток, у бывшего раба было весьма своеобразное и доступное лишь паре человек представление о забавном. Быть может, оно к лучшему.
Эльфийка тяжело вздыхала и то и дело спотыкалась, но при этом сохраняла скорбное молчание и убеждённо хваталась за руку проводника или цеплялась за край его плаща. Боится потеряться в чужом городе. Кажется, она вскользь упомянула, что прежде не бывала здесь.
Отчаянной храбрости мужчина (он был перманентно пьян) внёс некоторую ясность, вперемешку с ругательствами объяснив им дорогу до «Угла». Фенрис внимательно выслушал горожанина и коротко кивнул в знак благодарности, про себя отмечая, как всё же беден его собственный словарный запас. Распахнув дверь искомой таверны, эльф вопреки законам мироздания оказался в «Висельнике». Не хватало разве что вечно разбитого стола и Изабеллы в окружении мямлящих поклонников. В дальнем углу завсегдатаи нестройным хором пели песни, со второго этажа доносился хохот и звук бьющейся посуды. Будто бы никуда и не уходил. Это, странно сказать, несколько приободрило.
Хозяин таверны, стоящий на своём законном месте, недобро посмотрел на приблизившихся к стойке эльфов. Фенрис не преминул ответить тем же, но тут же перевёл взгляд на свою спутницу. Шани подняла на него заплаканные фиалковые глаза.
- Вашедан, - тихо выругался тевинтерский беглец, мигом забыв, что хотел сказать.
В отличие от наёмника, хозяин таверны не желал решать вопрос о съёме комнаты быстро и без жарких споров. Он торговался как старый гном, желающий разом обеспечить безбедную жизнь всему своему семейству. С непривычки Фенрис запамятовал, что подобные разногласия решаются с помощью всего одной фразы: «плачу серебром». Но когда ошибка была исправлена, а всё недопонимание – исчерпано, умиротворённый владелец таверны со свойственной лишь представителям его профессии наносной вежливостью предложил и комнату, и ужин. Эльф был готов заснуть и на голодный желудок, но от горячей еды не отказался.
Внезапно возникнувший помощник хозяина объявил, что комната растоплена, а заснувшая на кухне повариха разбужена. Так же он клятвенно пообещал «обстряпать всё в лучшем виде», и прозрачно намекнул на устремившуюся к облакам цену на дрова. А у Фенриса, как на зло, именно в этот момент кончилось терпение. Намереваясь просто и доступно объяснить работнику, что грабители умирают страшной смертью, он бросил рассеяно осматривающейся эльфийке:
- Можешь идти в комнату.

URL
2013-11-11 в 22:06 

Shepard & Shepard
Внешний вид: темно-серый плащ, старая куртка брата(неопределенно-потрепанного цвета), теплая черная безрукавка, светлая кофта, черные штаны из плотного материала, кожаные сапожки, сумка через плечо.
Инвентарь: мелочевка типа зеркала-гребня-ниток\иголок\тряпок на бинты, ножик; Очень Важный Сверток Эйдена, некоторое количество тщательно упакованных лечебных трав, немного денег, какая-то часть припасов.

Когда они зашли в таверну, Шанаэ вяло осмотрелась по сторонам, наткнулась на недобрый взглдяд тавернщика и поспешно отвернулась, поплотнее закутавшись в плащ. Посмотрела на Фенриса, сама не зная, чего от него ожидала.
Эльф только тихо что-то произнес, Эйртре никогда прежде этого слова не слышала, но почему-то была уверена, что ничего хорошего оно не значит. Причем не только вообще, но еще и для тавернщика в частности.
Последующую сцену торга девушка наблюдала почти завороженно, не отводя от своего спутника чуточку растерянного взгляда. Вся эта беседа... это все было так привычно, что сбивало с толку. История развивалась точь-в-точь как если бы на месте Фенриса сейчас был Эйден.
Эйден...
Последние часы их путешествия Эйртре старательно запрещала себе даже думать о старшем брате. И при ближайшем рассмотрении это даже не казалось предательством - отнюдь, это была вынужденная мера. Если она хотела хотя бы добраться до города, раз уж ее попутчик оказался настолько добр, то эльфийке следовало хотя бы прекратить реветь.
Что ж, реветь она прекратила. Иногда, конечно, не получалось сдерживаться, и она плакала - но старалась делать это максимально бесшумно, чтобы не тревожить идущего с ней мрачного мужчину.
Ансбург девушку не впечатлил. Даже не то, чтобы "город как город" - его пейзажи вообще прошли мимо Шанаэ. Да и таверна была точно такая же, как сотни увиденных до нее.
Фенрис тем временем, кажется, пришел к какому-то подобию договора с тавернщиком, потому что спорить на повышенных тонах они прекратили. Эльфийка только и успела сложить ручки на груди, как вдруг словно из воздуха возник еще один человек - видимо, помощник хозяина. Он кратко отчитался о готовности комнаты и предстоящем ужине (живот Шани свело судорогой, хотя до этого мысли о еде ее не посещали совсем). Он добавил что-то еще, и после этого "чего-то еще", пропущенного Шанаэ мимо ушей, выражение лица Фенриса стало очень... многозначительным.
На месте говорившего Эйртре бы немедленно испарилась. Чего стоил один только тон эльфа, когда он, обернувшись к ней, коротко сказал:
- Можешь идти в комнату.
В его вроде бы спокойном тоне девушке чудились раскаты грозы. Для нее это прозвучало равнозначно "Взяла и пошла в комнату, быстрааа!". Так что она даже не стала спорить, послушно кивнув и унесясь искать обещанную комнату.
Только зайдя в оную, прикрыв за собой дверь и сгрузив на пол возле кровати немногочисленные вещи, эльфийка вдруг подумала - а что если Фенрис просто решил от нее избавиться? Ну, то есть, он же сделал, что обещал. Довел до города. Дальнейшее они особо не оговаривали.
Внезапно вспыхнувший приступ паники заставил Шани, присевшую было на краешек кровати, нервно подскочить обратно, широким шагом пройтись до двери, испуганно замереть, прислушиваясь.
Ну нет... Не станет он так делать. Ведь не станет, да?
Шанаэ отдернула руку, протянутую было к двери. Направилась назад, рассеянно мазнув взглядом по грязным стенам, видавшему виды столу. Машинально теребя пальцами застежку плаща, подошла к окну, глянув наружу. Некоторое время постояв возле него, бездумно глядя наружу, отшатнулась прочь.
В конце концов, он ведь тоже устал, верно? И если решит уйти и оставить ее одну...
Шани всхлипнула, сердито мотнула головой.
Если решит уйти, то наверное уж предупредит! Он вон какой серьезный и ответственный, с чего бы ему...
Эльфийка плюхнулась обратно на жалобно охнувшую кровать. Рассеянно закуталась в плащ. Уткнулась лицом в собственные ладони, стараясь ни о чем-ни о чем не думать.
Желудок совершенно неуместно и очень жалобно заурчал, заставив Эйртре раздраженно прижать к нему руку. Второй она все еще закрывала глаза.

URL
2013-11-11 в 22:09 

Shepard & Shepard
Это произошло – спустя пару минут бессмысленного спора с помощником хозяина таверны у Фенриса закончились слова. Он просто стоял, и устало смотрел на своего оппонента. Устало и выразительно. Удивительным образом это оказало на предприимчивого работника большее влияние, нежели возможный получасовой спор до хрипоты с переходом на личности. Наёмник имел представление о том, сколько что стоит, и даже в абсолютно разбитом состоянии отказывался быть ограбленным.
Веселье в «Углу» шло на убыль, что при данных обстоятельствах не могло не радовать. Как можно более вежливо (поразителен уже тот факт, что Фенрис до сих пор был способен на вежливость) напомнив об обещанном ужине, эльф отправился на поиски комнаты. Хотя «отправился на поиски» - это громко сказано. Его продолжало преследовать смутное чувство, будто бы он уже здесь был.
Зайдя в комнату, угрюмый мечник первым делом встретился взглядом с буквально подскочившей с кровати Шани. На мгновение Фенрис замер, пытаясь объяснить для себя смысл произошедшего. К сожалению, он не обладал достаточной проницательностью, и так и не уловил, была ли эльфийка напугана или обрадована его появлением. В сущности, это не играло особой роли.
Оглянувшись, тевинтерский беглец отметил, что нечто подобное от «Угла» он и ожидал. Привычно ныли клейма на спине.
Первым делом эльф снял с себя сумку брата Шани. Чужая ноша тянет. Дорожный скарб и меч почившего Фенрис положил на край кровати. Теперь эльфийка, вновь усевшаяся на место, будет занята. Направляясь к столу, что стоял в центре комнаты, хмурый мечник запоздало смекнул, что в довершение дня его ожидает сладкий сон на лавке. Предположительно, сидя.
Гримасу, что скорчил наёмник в этот момент, невозможно описать словами. Остаётся лишь скромно отметить, что лицо Фенриса выражало мировую скорбь вкупе с болезненным осознанием собственной умственной несостоятельности. Девушке, к которой он в этот момент стоял спиной, несказанно повезло этого не видеть.
Устойчивость и прочность стола вызывали определённые подозрения. Эльф легко стукнул по краю, стол выдержал. Не успев решить для себя, что бы он сделал, если бы сей предмет роскоши не выдержал проверки и рассыпался, Фенрис положил свою сумку на не менее хлипкий на вид стул.
В комнату вошла помощница кухарки. Подчёркнуто не обращая внимания на выражение лица нового постояльца, женщина оставила на столе то, что в «Углу» принято считать за ужин. Содержимое глиняных мисок выглядело несколько зловеще, но не несъедобно. Хлеб, видимо, был ровесником самого бывшего раба.
- Вина? – весомо спросила женщина.
- Вина, - не стал спорить Фенрис.
В этот момент было очень важно уловить тонкую грань между предлагаемым гостям вином и кислой отравой, от которой впору дохнуть даже крысам. Решить эту проблему помогла извлечённая из кармана на ремне пара монет. Помощница кухарки, довольная достижением взаимопонимания, обернулась за бутылкой и двумя кружками (ровесницами хлеба) достаточно быстро. Оставив заинтересовавшуюся Шани изучать содержание мисок, эльф отошёл к прислонённой к стене лавке. Какое-то время он пытался совладать с застёжкой плаща и ножнами. Полученные с боем дрова потрескивали в печи. В комнате было тепло. Переложив свою сумку на лавку, прямо на, казалось бы, аккуратно сложенный окровавленный плащ, Фенрис сел за стол. Что-то недобро скрипнуло. С кислой улыбкой хмурый эльф попытался угадать, что именно это было: стул или спина?
Засада всегда там, где не ждёшь. Удивительно, что наёмник не узнал сразу ни по виду, ни по запаху. В том, что являло собой представление кухарки о супе, сиротливо плавал кусок рыбы. Фенрис взглянул на миску, затем – на противоположную стену. И снова на миску.
Фыркнув и неопределённо махнув рукой, побеждённый обстоятельствами эльф откинулся на спинку стула и обратил всё своё внимание на ремни латных перчаток.

URL
2013-11-11 в 22:10 

Shepard & Shepard
Когда открылась дверь и в комнату вошел Фенрис, Шанаэ почувствовала такую неописуюмую радость, что подорвалась с места, расплываясь в совершенно идиотской улыбке, и аж хлопнула в ладошки.
Прежде чем поняла, что, собственно делает. Тут же смутилась, особенно оценив несколько невнятную реакцию мужчины, поспешно уселась обратно, снова потерев рукавом лицо - за время отсутствия спутника она уже успела пережить обильное носовое кровоизлияние из-за волнения. По счастью, его удалось унять раньше, чем эльф вернулся - несмотря на то, что Фенрис с этой милой особенностью Шанаэ ознакомился еще в пути, лишний раз напрягать его не хотелось совершенно.
Мужчина сгрузил вещи ее брата на кровать. Шани рефлекторно отодвинулась, потом, наоборот, потянулась к ним. Аккуратно протянув руку мимо меча, коснулась дорожной сумки Эйдена и так на некоторое время замерла, удивленно и растерянно глядя на этот довольно бытовой предмет.
Коснулась кончиками пальцев шва заплатки... Это она сама когда-то зашивала. Эйден тогда сказал, что сумку ухватила чья-то не слишком дружелюбно настроенная собака.
Длинные ушки эльфийки печально дрогнули. Она со вздохом убрала руку, осознав, что прямо сейчас все еще не в состоянии разбираться с вещами брата.
Ее взгляд упал на меч. Быстро глянув на Фенриса, девушка с облегчением отметила, что на нее он не смотрит. Легонько подпихнула рукой меч, опасаясь прикасаться к нему нормально. Оставалось еще немного...
И тут раздался стук. Девушка дернулась, пытаясь сообразить, что случилось, и таки уронила меч с кровати, правда, уже не специально.
Краткий обзор показал, что ничего страшного не творится, кроме сумрачного Фенриса возле стола.
Вошедшая в комнату женщина принесла тот самый ужин, который им обещали. Эйртре почувствовала вялую заинтересованность, несколько подстегнутую снова подавшим голос животом. Пришлось покидать ставший почти спасительным островок кровати и подходить поближе, пока эльф разбирался на тему вина.
Содержимое мисок у видавшей виды Шани особых опасений не вызвало. Хлеб странный, это да, кажется, им можно даже на крыс охотиться, коли возникнет такая необходимость (какое счастье, что она не возникнет!), а вот плещущийся в емкостях продукт творчества кухарки к употреблению определенно был пригоден. Кажется, рыбный суп или что-то вроде того. Весьма неплохо, Шанаэ помнила времена и похуже.
Фенрис, успевший избавиться от плаща, присел за стол. Тревожный звук, раздавшийся при этом, заставил девушку обеспокоенно взглянуть в сторону мужчины. Выражение его лица настолько не походило на все те вариации хмурого недовольства, что она успела увидеть за короткое время их совместного путешествия, что Шанаэ... обеспокоилась.
- В-все... хорошо? - осторожно уточнила она, теребя застежку плаща.
То, что и ей бы, по-хорошему, стоило его снять, она не подумала. Изменения температуры комнаты прошли слегка мимо девушки - что и не удивительно, при всех-то волнениях.
Мужчина оторвал взгляд от своей латной перчатки и внимательно посмотрел на Шанаэ. Последняя ощутила невероятное желание провалиться прям сквозь пол.
"Дыханье Создателя, ну что я сделала не так?" - жалобно подумала эльфийка, отвечая Фенрису настороженным взглядом чуть исподлобья.
- Все в порядке. - наконец отозвался Фенрис, уставившись обратно на перчатку (Шани ожидала, что оная должна вот-вот поплавиться, но этого не происходило. почему-то).
Перчатка так и не поплавилась, а всего-навсего оказалась снята, после чего миску эльф сместил в сторону и на ее место водрузил вышеозначенную деталь гардероба.
Взявшись за другую перчатку под почти немигающим взглядом Шанаэ, смиренно ждущей объяснений или хотя бы какого-то здравого смысла, мужчина продолжил:
- Я не буду ужинать. Не обращай внимания.
Шани чуть не села прямо на пол. Это еще что значит? Она решительно сдвинула брови.
- Как это "не будешь"? - протянула эльфийка, уперев руки в бока.
Вид у нее был скорее потешный, чем грозный, впрочем.
- Ты еще скажи, что совсем не устал и спать тоже не будешь.
Весь испуг, вызванный мрачноватой (мягко говоря) мимикой попутчика, куда-то пропал. Что-то в происходящем вновь ломало восприятие, как когда Фенрис ругался с тавернщиком. Это все было так невыносимо нормально, что за эту нормальность хотелось уцепиться изо всех сил. Что Шанаэ и сделала. Доступными ей методами.

URL
2013-11-11 в 22:11 

Shepard & Shepard
Фенрис продолжал учиться смирению. Снимая перчатки, он мысленно уверял себя в том, что завершившийся день был тяжким, а бытовые мелочи – не то, ради чего стоит подвергать испытанию самообладание. Убеждённость в том, что Шани ещё некоторое время будет не совсем в себе, только подстёгивала хмурого эльфа держать себя в руках.
- Как это "не будешь"?
К слову о «не совсем в себе». Встрепенувшаяся Шани упёрла руки в бока и совершила попытку взглянуть на наёмника осуждающе. Провалилась, что ожидаемо. Тем не менее, столь резкий переход от бормотания вперемешку с заиканием к пародии на командный голос вывели Фенриса из, казалось бы восстановленного, душевного равновесия.
- Ты еще скажи, что совсем не устал и спать тоже не будешь.
Наглостью засквозило так, что мечник на какое-то время отвлёкся от своего занятия. С долей искреннего недоумения он снова взглянул на девушку. Неуверенный в том, что правильно понял смысл сказанных собеседницей слов, Фенрис осведомился:
- Что?
Теперь пришёл черёд Шани стушеваться. По удивлённо распахнутым глазам и приоткрытому рту эльфийки даже наивный ребёнок мог понять, что такого поворота в застольной беседе она не ожидала. Вновь сердито (видимо, именно так по её мнению выглядит «сердито») нахмурившись, девушка с несостоятельным вызовом в голосе поспешила пояснить:
- Я спросила: ты, может, еще и спать не собираешься?
- Я понял, - поспешно буркнул в ответ Фенрис, и тут же исступленно переспросил. - Что?
В комнате повисло неловкое молчание. Поняв, что проиграл эту битву, хмурый эльф только всплеснул руками, и потянулся к вину. Взяв бутылку свободной от перчатки левой рукой, угрюмый эльф наполнил кружку, что стояла ближе к Шани, примерно наполовину.
- Выпей.
После чего он не преминул налить себе. Вино стоило денег, что Фенрис отдал за него предприимчивой прислуге. Это обстоятельство сгладило многие другие. Шани послушно взяла свою кружку и с нескрываемым удивлением сделала большой глоток, после чего закашлялась. Глубоко вздохнув, эльфийка свободной рукой вытерла набежавшие слёзы. Мягкое действие на наёмника вина как рукой сняло.
Тевинтерский беглец, вернувшись к верхнему ремню перчатки, взглянул на тёмный прямоугольник символического окна. Мысль о том, что следует выйти на улицу и подышать более-менее свежим воздухом, он нашёл удачной и как никогда уместной. Вставая из-за стола, Фенрис поделился с притихшей собеседницей своими соображениями:
- Пожалуй, я пойду, проветрюсь.
Оставив вторую перчатку на столе, эльф взглянул на примятый дорожной сумкой плащ. Не так на улице холодно, чтобы тратить время. Поймав на себе озадаченный взгляд Шани, мечник повёл плечами и прошёл к двери. Вид деревянного засова, выглядевшего надёжнее самой двери, побудил Фенриса добавить:
- Не запирай дверь. Я ненадолго.
В коридоре бывший раб сразу же столкнулся с неприятного вида мужчиной. Ну, как «неприятного вида»? Чем-то напоминал Гамлена. Тот, будто бы не ожидая встретить ни единой живой души, поспешил рассыпаться в извинениях и быстрым шагом двинуться к лестнице. Проводив взглядом возможного соседа, эльф легко толкнул дверь и обратился к Шани:
- Нет, лучше запри. Я постучусь.

URL
2013-11-11 в 22:12 

Shepard & Shepard
Когда дверь за эльфом закрылась второй раз, Шани все еще смотрела недоуменно и как бы искала подвох. И что больше всего тревожило эльфийку - она его не находила.
Оставшись в одиночестве, Шанаэ впала в некоторую задумчивость. С одной стороны, позорная капитуляция эльфа для нее не выглядела попыткой сбежать насовсем, с другой - заставляла безотчетно погружаться в бесплодные размышления на тему к чему бы это он, собственно.
Девушка вздохнула, потом послушно пошла закрывать дверь на засов. После чего вернулась к бутылке, плеснув еще немного вина в свою чашку. После чего, подцепив эту самую чашку и свою порцию страшного супа, перебралась на кровать. Некоторое время повозилась, избавляясь от теперь уже очевидно лишней верхней одежды - сначала дернула застежку плаща, потом последовал черед куртки. Стало намного лучше. Шани аккуратно сдвинула сумку брата и теплые вещи на самый край, сама же перебралась в противоположный и, сняв запожки, забралась на облюбованное местечко с ногами. Снедь разложила перед собой, решив, что временное исчезновение спутника не повод морить себя голодом. Потому что будучи голодной она куда как менее полезна.
Накормить себя оказалось делом так же веселым. Несмотря на очевидный голод, кусок в горло лез с трудом - пережитое давало о себе знать. Только здравый смысл не позволил Шанаэ удариться в капризное состояние и бросить попытки справиться с собственной тушкой. Так что с чувством, с толком, с расстановкой, но юная эльфийская дева забила упирающееся нутро супом (насмерть).
Сгрузив посуду обратно на стол, Шани, подумав, достала из своей сумки флейту. Раз Фенрис все равно куда-то ушел, а больше ей заняться нечем...
Не размышлять же обо всем произошедшем?..
Девушка тяжело вздохнула, покачав кудрявой головой. Вот уж что-что, а продолжать мучительные размышления на тему "что делать дальше?" сейчас не было уже просто ни сил, ни желания. Много ли будет с этого толку, если все, чего она на данный момент может добиться - это очередной приступ беспомощности со слезами и льющей из носа кровью. Ни себе, ни уж тем более и без того пасмурному путнику эльфийка таким образом пользы не принесет.
Шанаэ поднесла флейту к губам, легонько подула, прикрывая глаза. Сделала глубокий вдох, вспоминая мотив - и заиграла, чуть хмурясь (оч-чень старательная девушка).
И почти сразу же пожалела, что выбрала именно эту мелодию. Хотела ведь избежать ненужных воспоминаний, а в итоге провалилась в них и теперь падала, падала, падала...

- Ну что, мелочь, как процесс обучения? - лежащий в кровати Фил слабо улыбается.
Болезнь все-таки одолела беднягу, несмотря на все старания семьи. Старая Илона сказала, конечно, что он поправится, но тогда еще совсем маленькая Шанаэ все равно очень беспокоилась.
- Отлыниваешь, небось?
- А вот и нет! - малышка активно замотала головой, тряся крупными рыжеватыми кудряшками, - Хочешь, докажу?!
- А давай. - Самый Старший Брат победно улыбнулся, в конце концов, наверняка он только этого и добивался.
Шани сбегала за музыкальным инструментом и, пристроившись обратно на краешек кровати болеющего, очень старательно стала воспроизводить мотив, который разучивала последние недели полторы.
Она все еще была не слишком ловка с флейтой, мелодия то и дело дергалась, обрываясь, но Шанаэ продолжала стараться, чувствуя, как от переживаний на глазах выступают слезы.
Наконец, ошибившись в очередной раз, она порывисто опускает флейту и дрожащим голосом просит прощения у своего единственного слушателя за то, что так ничему и не научилась.
Фил только тихо засмеялся, принимая сидячее положение. Обнял девочку, прижимая к себе, и тихо сказал, что она за все свое выступление сделала всего одну серьезную ошибку.
- Какую? - шепотом уточнила младшая Эйртре.
- Сдалась. - так же тихо произнес брат.

URL
2013-11-11 в 22:12 

Shepard & Shepard
Фенрис зевнул, привычным движением прикрыв рот рукой. Ветер стих, и эльф с удивлением заметил, что не чувствует особо холода. Хотя, казалось бы, зима.
Вслед за ним «Угол» вознамерились покинуть трое завсегдатаев. Но в силу связавших их обстоятельств они не находили в себе сил преодолеть последнее препятствие. Хмурый эльф придержал дверь, с неудовольствием отмечая свою сегодняшнюю небывалую услужливость. Проводив хмельных горожан взглядом, Фенрис ещё раз огляделся. Обычная тихая улица, такая же, как сотни увиденных им ранее.
Тевинтерский беглец мысленно вернулся к прошлому своему путешествию. Хотя, сложно назвать это «путешествием»: серия засад и сражений, заключённых в неловкой попытке сбежать. Вплоть до случайной остановки в Городе Цепей. Все эти годы Фенрис старательно и безуспешно пытался обрести свободу, что-то себе доказать. И только сейчас он с искренним удивлением заметил те разительные перемены, что произошли в его жизни.
Да, он так же как и прежде в дороге. Но из действий, ровно как и из мыслей, исчезла разъедающая и навязчивая параноидальность. Безоружный, он вышел на улицу города, устройство которого точно не знал. Угрюмый эльф не присматривался к горожанам, ни в чём хуже попытки «ободрать» не подозревал тавернщика, а саму таверну выбрал вовсе не обращая внимания на её расположение и удобство при возможном побеге.
Больше не от кого бежать. Он свободен, и принимает решения, не оглядываясь на возможных врагов. У него есть цель. Пусть она пока не догадывается о скорой расплате за побег, и в данный момент, видимо, проверяет на прочность свою удачу в Антиве, Фенрису ничего не мешает её найти и вступить в очередной аргументированный спор о взгляде на жизнь. Почти ничего.
Думать о недавних событиях не было ни сил, ни желания. От пугливой эльфийки не приходилось ожидать чего-то осмысленного. Хотя, она ещё неплохо держит себя, могло оказаться гораздо хуже. Фенрис вздохнул, выпустив облако белесого пара. Завтра, всё предстоит решать завтра.
В последний раз бросив взгляд на испещрённую трещинами стену соседнего дома, эльф вернулся в «Угол». Трое самых стойких посетителей играли в алмазный ромб, хозяин таверны без особого интереса наблюдал за ними. У неравнодушного к столь обогащающему духовно и материально времяпрепровождению Фенриса и мысли не возникло задержаться на первом этаже.
Поднявшись вверх по лестнице, он снова столкнулся с вороватого вида соседом. Тот здорово споткнулся на ходу и скрылся за поворотом. Усталый наёмник даже разбираться не стал.
Шани открыла дверь достаточно быстро. Несколько радовало уже то, что после ухода мечника она задвигала засов. Это давало право надеяться на постепенный приход эльфийки в себя.
С обеспокоенным видом девушка выдала закрывающему за собой дверь Фенрису уйму информации. Сам того не желая, эльф узнал о том, что сам он не ел, а рыбный суп остыл, и по мнению Шани ещё есть время поужинать. Мечник кивнул, приняв к сведению, но ничего на это не ответил. Один раз он уже сказал, что не намерен травиться рыбой, так зачем снова поднимать эту тему?
Остановившись у стола, наёмник снял нагрудник и положил его поверх перчаток. Печной дым тянуло хорошо, потому Фенрис не побоялся на ночь глядя подбросить дров.
- Если ты так сильно устал – выдержав паузу, тихо продолжила Шани. - То, может, мне разгрести кровать, чтобы ты мог лечь спать, а, Фенрис?
- Да, пожалуй, - не стал спорить эльф, с помощью кочерги подталкивая дрова к стенке печи.
После он сел на лавку, и принялся разбираться с ремнями многократно (и незаслуженно) проклятых сапог. Мысль о том, что в случае смерти злорадствующие противники не получат его обуви из-за исключительной поганости застёжек, представляла собой весьма сомнительное удовольствие.
- Ты поужинала? – неясно зачем спросил Фенрис, отставляя обувь под лавку.
- Да, - торопливо сгребая с кровати вещи, отозвалась девушка, - Я все убрала. Можешь ложиться.
- Хорошо.
Смотав онучи, эльф бросил их в левый сапог. Особого внимания на деятельность, что развела у кровати Шани, он не обращал.
Судя по тихому треску, сухие дрова быстро взялись. Огонь давал необычно мягкий на взгляд бывшего раба свет. Прислонившись к казавшейся тёплой стене, Фенрис положил руки на колени и прикрыл глаза. За окном с новой силой выл ветер. Эльф прислушивался к шуму, доносящемуся в первого этажа таверны, и ни о чём особо не задумывался. Не прошло и половины минуты, как он провалился в сон.

URL
2013-11-11 в 22:13 

Shepard & Shepard
Девушка завозилась с художественной расстановкой посуды по столу, потому подозрительная тишина не сразу оглушила эльфийку осознанием того, что, собственно, это должно значить.
Шани обернулась через плечо и некоторое время просто молча смотрела на спящего в крайне неудобной позе Фенриса.
По-хорошему, подумала Шанаэ, разворачиваясь уже нормально, надо бы его разбудить. Но... Девушка еще раз оглядела спящего эльфа и впала в тоску. У мужчины был настолько измотанный вид, что у нее просто не поднялась бы рука его тормошить. Но вместе с тем было до одури стыдно, ведь нельзя же так спать, утром будет только хуже...
Некоторое время честно прострадав в размышлениях, Эйртре пришла к выводу, что такими противоречиями можно себя до седых волос довести. Подумала и смутилась того, как это вышло бестактно в приложении ко внешнему виду ее спутника.
Как будто бы он мысли ее читал, право слово.
Устав загонять саму себя в сложные мысленные ловушки, эльфийка определила единственный доступный выход из ситуации. Она не была уверена, насколько это будет полезно, но это определенно лучше, чем ничего.
Так что, стараясь ступать потише, Эйртре направилась к эльфу, чтобы аккуратно взять лежащий рядом с Фенрисом плащ и им же укрыть несчастного.
По пути она еще укоризненно покачала головой, поджав губки. Ей все еще было очень совестно... Но ведь она разгребла кровать!..
Когда Шани подошла достаточно близко, случился кошмар. Ну, то есть, на самом-то деле Фенрис просто открыл глаза, но. В воображении впечатлительной эльфийки развернулась примерно следующая по масштабам драма:
Он пошевелился, проснувшись от движения.
Его заспанное лицо, бредное от усталости, имело оттенок сырой земли. Глядя в эти лишенные выражения пронзительно-зеленые глаза, девушка испытывала нечто вроде суеверного страха.
Хмурый труп, вдруг подумалось ей.
- Я-я... - испуганно затараторила эльфийка, - Пр-росто хотела тебя плащом укрыть. Ты и так сидишь неудобно, вот и... Да...
Она прижала к груди плащ, который едва успела взять в руки.
Фенрис тем временем мирно прикрыл глаза. Девушка уже успела даже подумать, что мужчина уснул обратно, но тут он снова открыл глаза (при этом выражение его лица не стало настолько же угрожающим, как в прошлый раз) и со вздохом коснулся левой рукой своей переносицы. Он взглянул на Шани, потом огляделся по сторонам и тихо произнес:
- ...уснул.
Шани так и замерла с несчастным плащом в руках и довольно неприятным самоощущением (читай чувствовала себя полной идиоткой). Снова было одновременно и стыдно за то, что разбудила, и совестно оттого, что сразу не заставила сесть на кровать.
- Не хочешь все-таки пойти нормально лечь? - осторожно уточнила она, нервно поправляя съехавшие на лицо волосы.
Некоторое время эльф просто молча созерцал потрескивающий в печи огонь. Наконец, едва заметно кивнул:
- Ты права. - и он поднялся на ноги, на ходу расстегивая ремень.
Эйртре торопливо свернула разнесчастный плащ, который так и мяла в руках, общаясь - если это можно так назвать - с Фенрисом.
- Вот, под голову хоть подложи... - промямлила она.
Эльф снова кивнул, покорно взяв будущую импровизированную подушку. Бросил взгляд в сторону двери, потом все-таки отправился к кровати. Сев на оную, положил ремень в изголовье, сверху пристроил свернутый плащ и лег на спину, подвинувшись к стене.
Перемещение хмурого трупа закончено, довольно подумала Шани и поперхнулась, обильно покраснев. Ну что за мысли такие, глупые?
Тяжело вздохнув, Шанаэ села на стул боком, оперевшись на спинку руками. Стул скрипнул, Эйртре на него строго посмотрела и, прижав пальчик к губам, сказала: "Тш-ш-ш". После чего снова оперлась обеими руками на спинку, пристроив сверху голову. Получилось почти удобно.
Шанаэ еще разок вздохнула, переводя взгляд на Фенриса, который вроде бы снова заснул. На флейте уже не поиграешь, да и девушка не была уверена, стала бы она, если бы была такая возможность - как выяснилось, музыка, пусть и отвлекает от одних мыслей, неизбежно приводит к другим, зачастую не менее печальным. И вот на что отвлечься?
Эльфийка прикрыла глаза. Ничего, может, если очень постараться, то получится уснуть? В конце концов, сейчас от нее больше ничего не требуется. Спутник, хоть и отказался поесть, хотя бы поддался на уговоры поспать нормально. И то хорошо.
Спустя какое-то время, проведенное в полудреме в этом крайне неудобном положении, эльфийка сдалась. Оставалось надеяться, что ее спутник не обидится оттого, что она позволит себе занять оставшуюся часть кровати. Потому что спать на стуле оказалось все-таки не самой удачной идеей - спина уже начинала нещадно болеть. Так что Шани осторожно поднялась со стула, который, видимо, проникся и в этот раз даже не скрипнул.
На секунду девушка замерла, прикидывая, что делать если хмурый эльф снова сделает такое лицо? С другой стороны, может, он просто так просыпается?
Когда хочется спать так сильно, чего-то бояться довольно трудно, так что и у Шани не вышло, несмотря на некоторую склонность к паникерству. Девушка подошла к кровати и все-таки осторожно пристроилась рядом с эльфом. Поворачиваться к Фенрису спиной она совершенно не боялась.

URL
2013-11-11 в 22:13 

Shepard & Shepard
Вдалеке виднелось зарево пожара. Подгоняемый криками Фенрис спешил. Он шёл уже достаточно долго, но, кажется, ни на шаг не приблизился к своей цели. За высокими белыми от снега деревьями ничего не было видно, потому двигался эльф, в основном ориентируясь на звук. Спустившись с дороги, уходящей куда-то в слабо определяемое направление, на менее извилистую лесную тропу и пройдя какое-то совершенно незначительное расстояние, тевинтерский беглец с удивлением для себя заметил, что отсвет пожара, ровно как и крики, исчез.
Теперь же, спотыкаясь на занесённых снегом корягах и по колено проваливаясь в невидимых глазу выбоинах, Фенрис шёл на зов одного единственного голоса. Смутно знакомого, а потому и более значимого.
На какое-то время всё стихло, и возникшая тишина вселяла больший страх, нежели слышимые недавно мольбы о помощи. Прыжками преодолевая препятствия, Фенрис только не бежал по тропе. Наконец он вышел в, как ему казалось, центр оврага. Среди веток поваленных деревьев были разбросаны какие-то тряпки и проржавевшее оружие. Мечнику слышался странный, выводящий из себя, шепот. В нелогичных попытках отыскать его источник эльф ворочал те лежащие деревья, что ему поддавались. Колючки, внезапно появившиеся на ветках, царапали руки, некогда красные тряпки цеплялись за доспех и мешали двигаться. Скрип, с которым переворачивались иссохшиеся стволы, больше напоминал протяжный визг.
Скрытое от глаз углубление в снегу нашлось лишь под дальним от дороги деревом. Оттуда, сложив руки на груди, на эльфа пристально, не мигая, глядел мертвенно-бледный Себастьян.

Фенрис открыл глаза. Удовлетворившись видом потрескавшегося потолка, вновь их закрыл. Несмотря на достаточно яркий свет, явно указывающий на то, что день в самом разгаре, эльф намеревался провалиться в сон хотя бы ещё на час. Помешало ему осуществить свои планы, странно сказать, одно обстоятельство.
Практически на нём, ровно дыша в шею, кто-то спал. Кто это мог быть? На сонную голову пришло несколько вариантов. Не открывая глаз, Фенрис легко коснулся покоящейся на своём плече головы. Кудрявые волосы, заострённое эльфийское ухо. Под такое описание никто из восстановленных в памяти кандидатур не подходил.
Пребывая в некоторой растерянности, хмурый мечник всё же открыл глаза и приподнял голову.
Это оказалась почти что свернувшаяся клубком Шани. Воспоминания о событиях минувшего дня в несколько ужатой форме пронеслись перед глазами мгновенно проснувшегося Фенриса. Ему было ясно даже то, как именно он попал в данную ситуацию. Если быть точнее: «как именно он себя в неё загнал». Страдальчески вздохнув, эльф уронил голову на импровизированную подушку и прикрыл глаза. Грядущий день будет не из простых.
Пролежав некоторое время с закрытыми глазами, Фенрис невольно вспомнил о своём вгоняющем в дрожь сне. Уставившись в потолок, хмурый эльф аргументировано убеждал себя в бредовости кошмара. Себастьян в порядке. Он уже вернулся в родной город, и со свойственным лишь ему одному усердием приближается к своей цели. Вопиюще ошибочной, разрушающей цели.
Эльф сел, и теперь со слабо контролируемой злобой глядел в противоположную стену, не менее потрескавшуюся, чем потолок. Вот что он за создание? Ещё толком не проснулся, а уже себя накрутил. И, главное, что толку? Ведь что сделано, то сделано. От многократного прокручивания в голове не восстановится храм. Не вернутся к жизни ни Эльтина, ни служители церкви, ни погибшие во время бойни в Казематах. В эту минуту тевинтерскому беглецу казалось, будто последний год его жизни состоит сплошь из одних ошибок.
Это было странно, но Шани так и не проснулась даже тогда, когда он встал с кровати. Эльфийка только перевернулась на спину, и легла, занимая собой всё место. А, казалось бы, такая маленькая. Пусть отдыхает, пока может.
Сев за стол, Фенрис отломил себе кусок хлеба (удалось это, правда, не с первого раза) и недобро уставился в окно. Навязчивое созерцание предметов быта сейчас не помогало ему успокоиться. Что, в сущности, он может сейчас сделать? Искать Ваэля и пытаться ему помочь, как он уже рассудил, имеет смысл только когда в том может быть практический толк. Эльф верил в разумность своего друга. По крайней мере, очень хотел верить. Он привык обращаться к Себастьяну только тогда, когда действительно мог ему что-то сказать. Но Фенрис до сих пор чувствовал себя слишком злым и алчущим мщения, чтобы пытаться дать совет и подсобить самому разумному и благодушному человеку из всех, что он знал. Но этот момент ещё настанет. Ровно как и тот близкий миг, когда одержимого настигнет смерть. Если будет на то воля Создателя, Андерс сам придёт к нему в руки.
Должен быть в Старкхэвене, направляется в Антиву. Отличный план. Несмотря на просто дикий голод, кусок не шёл в горло. Хотя, быть может, дело именно в хлебе. Фенрис не глядя притянул к себе бутылку вина. Она была практически пустой. То, что плескалось на донышке, казалось бывшему рабу чем-то невразумительным. Видимо, ныне крепко спящая Шани таким образом утешила себя перед отдыхом. Эльф кисло усмехнулся. Хотя бы одна «загадка», связанная с его спутницей, разрешена.

URL
2013-11-11 в 22:14 

Shepard & Shepard
Во сне она лежала на спине, среди увядшей до бесцветности травы, широко раскинув руки. И сверху, с равнодушного белесого неба, падали тяжелые капли дождя.
В этом плане реальность выгодно отличалась, что эльфийка заметила сразу, как только поняла, что хоть она и вправду лежит на спине, но сверху совсем не небо, а видавший виды потолок. Да и под Шанаэ была отнюдь не трава, хотя, конечно, кроватью это койкоместо было весьма сомнительной, что уж тут спорить?
Сладко позевывая и радуясь, что сон оказался просто сном, девушка приподнялась на локте, потом не слишком уверенно приняла сидячее положение. Скользнула еще не до конца прояснившимся взглядом по силуэту за столом.
Она сонно заулыбалась и, протянула, потирая глаза:
- Доброе утро, Эй... - эльфийка осеклась.
Тихо ойкнула, в момент перестав улыбаться. Отвела взгляд, явно смутившись и своей едва не прозвучавшей оговорки, и того, как неловко стала выглядеть оборванная фраза. Шани тихо вздохнула, подтягивая колени к подбородку, обхватила их руками.
Тяжесть произошедшего вновь тяжелым грузом обрушилась на хрупкие плечи Шани.
На мгновение ее даже посетила малодушная мысль, что, наверное, стоило задержаться в том сне хоть немного подольше. Редкая морось, сыпавшаяся с безразличных небес, порождала внутри эльфийки такое же, близкое к безмятежности, безразличие. И если Эйртре смотрела вверх слишком долго, то ей начинало казаться, что она со своими нелепо распахнутыми руками медленно проваливается в молочную бездну и падает, падает...
Шанаэ покачала головой, глядя вперед. Фил же говорил никогда не сдаваться. Если она станет думать только о том, как будет проще - не будет ли это предательством?
Ее для того, что ли, Эйден спасал? Нет, не так.
Девушка зажмурилась от внезапно накатившего приступа бессильной злости и гулкого отвращения к себе.
Не так, не так. Зачем она себя успокаивает? Ставить вопрос надо иначе.
Зря, что ли, Эйден за нее умер?
Эльфийка усилием воли заставила себя открыть глаза, как-то очень механически разогнулась и, свесив ножки с кровати, посмотрела на своего спутника еще раз.
- Все-таки решил поесть? - слегка подрагивающим голосом уточнила она, - Это же не хлеб, а проклятье какое-то. Может, мне все-таки тебе что-нибудь из припасов достать? Вода у нас, кстати, тоже была.
Под "нас" она, понятное дело, имела в виду себя и брата. Поймав себя на этом, Шани едва удержалась от того, чтобы брезгливо поморщиться. Нельзя, нельзя давать себе послаблений.
Фенрис, конечно же, не торопился с ответом. Он помолчал (в этот раз девушка почти привычно продолжала ждать ответа, не торопясь переключать внимание или волноваться), потом, как обычно, все же заговорил:
- Не утруждай себя.
Шанаэ на мгновение испытала острое желание умыться леденющей водой. Вместо этого она все же, терпеливо сложив руки на коленях, кротко поинтересовалась:
- А если мне не трудно? Или ты дал какой-то очень серьезный Обет, связанный с укрощением плоти путем истязания своего тела? - она склонила голову набок, серьезно глядя на Фенриса, - Просто ты не ел нормально уже около двух суток, Фенрис. Я волнуюсь.
Сказала - и сама почувствовала, как странно и отчасти жалко прозвучала.
Мужчина, однако же, смеяться не торопился. Он только как-то очень уж многозначительным взглядом смерил сначала хлеб, потом вино, потом саму Шани. И ответил прежде, чем девушка успела сделать хоть какой-либо вывод:
- Благодарю. Только в том случае, если тебе не трудно.
- Я же сама предложила. - очень спокойно отозвалась Шани, легко поднимаясь с кровати.
С делом она справилась быстро, но без лишней суеты. Очень привычно поворошила сумки, достав свертки, разложила перед эльфом нехитрую снедь и в довершение положила рядом флягу воды. Она-то помнила, что вина в бутылке оставалось недостаточно, чтобы унять в случае чего жажду.
Разобравшись с этой крайне животрепещущей проблемой, эльфийка некоторое время постояла в тоскливой задумчивости, после чего села обратно на кровать, подобрав сумку, и стала рассеянно перебирать ее содержимое. Пока ловкие пальцы Шани перебирали мелочевку типа гребня, зеркальца, ниток с иголками и прочих жизненно важных вещей, мысли девушки были где-то очень далеко. Она снова вспомнила, как они с братом были на ярмарке в одном городе накануне отбытия сюда, и оружейника, с которым Эйден ругался. И странный сверток, который старший брат доверил ей на хранение и сказал беречь как зеницу ока...
Сверток.
Задание.
Ну конечно!
Шанаэ нахмурилась, выудив искомый предмет из сумки. Покрутила в руках, нашла привязанную сопроводительную записку. Теперь, когда Эйдена больше нет... эльфийка шмыгнула носом, но заставила себя додумать мысль - теперь, когда брата больше нет, задание надо выполнить ей. Нельзя же просто бросить на пол пути, верно? Так что Эйртре развернула бумажку и некоторое время бегала взглядом по строчкам.
- Слушай, Фенрис... - вдруг озадаченно спросила она, - Вот тут написано, что передать надо некой Хоук. Представляешь, да? Как ты думаешь, это та самая Хоук или какая-то другая Хоук?
Эльфийка подняла на собеседника озадаченный взгляд кристально чистых фиолетовых глаз.

URL
   

Вдоводел и Мракобес Band

главная