Записи с темой: мракобесие (список заголовков)
02:36 

Дикая неделя. По ходу во всём Тедасе только парочка ленивых не слыхала, что за напасти посыпались на город. С месяц стражники шарили по улицам. И хоть бы одна гнида – хоть бы одна! – намекнула, что дело пахнет палёным мясом. Кто-то кому-то что-то сказал, где-то что-то сгорело и обвалилось, храмовников набежало со всего Орлея. Нашли виноватых, оттяпали им бошки. Всё, казалось бы? – Хер там ночевал.
Вернувшийся после безрезультатного обхода капканов в лесу Кай застал ворота однозначно закрытыми. Никто никого не впускал, никто никого не выпускал. Что случилось? – Маферат пойми. Да и эти дела не очень волновали промокшего насквозь юношу, желающего ПРОСТО. ПОПАСТЬ. ДОМОЙ.
Какое-то время он потолкался у ворот. Был бит, повздорил со стражником, получил по заднице латным сапогом, ответно навалял кулаками и снова был бит. Уяснив, что ситуация безвыходна (читай безвходна), стал почти что без всякого смысла слоняться под стеной. Кай, быть может, и залез бы в город (были, благо, лазейки), да пёр на горбу ножны и снятые капканы. Дюже тяжело.
А ещё, магистрово племя, стемнело так некстати. Парень жался к стене, желая тем самым привлекать к себе и своей ноше поменьше внимания. А вот его взор зацепился за ободранного хрипящего пса, с энтузиазмом бегающего вокруг чего-то слабо различимого в сумраке.
Подойдя к дворняге, орлесианец нашёл не вещи, но безобразный труп. Безобразность его заключалась в обилие крови на теле и земле, изломанности конечностей и уродливом отсутствии левого уха, подчёркнутом грязными светлыми прядями. Ну и, сверх всего, это была девочка, немного младше его самого.
- Фу, тварь! – Кай дал ногой по рёбрам заскулившему псу. – Пшёл, сучий потрох!
Драная шавка сразу поняла, что ей здесь не рады, и скрылась. Брезгливо поморщившись, парень присел перед телом на корточки. На первый взгляд ничего ценного не было, но вдруг есть, скажем, цепочка или карман в рубашке?
Обосраться со страху – немудрёное дело, если перевёрнутый на спину труп вдруг открывает глаза и осмысленно, почти что дружелюбно на тебя смотрит. Благо, Кай облегчился ещё будучи в лесу, а потому никак себя не выдал.
- Ой. Здравствуй, - прохрипела девочка.
Орлесианец ничего не мог ей ответить просто потому, что оцепенел от суеверного ужаса. И глаза у его находки были такие... Ну, ужас, не объяснишь-то какие толком! Видал, казалось бы, и не такое, а к абстрактной мамке под юбку захотелось влёт.
Блондинка неприятно хрустнула спиной и сильно закашлялась, чем вывела Кая из замкнутого круга истеричных и неожиданно религиозных мыслей. Девочка нахмурила брови и взглянула на неудавшегося охотника как-то на удивление по-хорошему. Вроде как и не просит ни о чём, а самому хочется подсобить.
- Ты... Это... – Будущий воин замялся, гоня лишние мысли. – Тебе помочь встать?
- Пожалуйста, - почти неслышно ответила страдалица и слабо улыбнулась.
С помощью Кая девочка медленно села. На её плечах были ремни от сумки и какого-то завёрнутого в тряпки копья, с которыми пришлось повозиться. Она слабо держалась за его руку и всё время улыбалась. Но такого лютого страха, как минуту назад, эта улыбка не вызывала, скорее даже наоборот. Казалось, что незнакомка рада всему, включая грязь и слякоть, просто у неё нет сил на более бурные эмоции.
- Спасибо, господин. – Одноухая мелко дрожала, но продолжала улыбаться.
Орлесианец окончательно растерялся, не зная, что его волнует больше: громадный след от лужи крови вокруг них или это нелепое обращение. Времени на то, чтобы решиться, не оказалось. Со стороны донёсся надрывный, чуть ли не плачущий, мужской голос, выкрикивающий какое-то чужеземное имя.
Кай снова напрягся и собрался обернуться, чтобы разведать, что да как. Но его внимание привлекло нечто более зрелищное. Прежде обессиленная и спокойная девочка вцепилась ему в руку мёртвой хваткой. Она заглянула ему в глаза так, будто бы смерть застыла от неё на расстоянии вытянутой руки. Парень знавал это чувство, а потому как-то быстро понял.
- Астэ!
Выкрикивающий это имя мужчина вошёл в поле зрение Кая. Точнее сказать, вхромал. На лицо незнакомца был надвинут капюшон подранного плаща, больше напоминающего лохмотья. Левая рука почти что безвольно болталась, придерживалась правой. Грязный, как смертный грех, побитый и трясущийся, он не вызывал у орлесианца ни капли доверия. Или вообще хоть каких-то хотя бы нейтральных чувств.
- Астэ, - в очередной раз повторил калека, приближаясь.
Это, наверное, было именем девочки. Так вот. Имя роли не играет, так как началась настоящая чертовщина. Лицо Астэ исказилось от ужаса, который словами передать ой как нелегко. Она, скривив челюсть, открыла рот и стала делать резкие вздохи один за другим. Голубые глаза округлились и подчеркнулись ореолом неестественной черноты. Руки с растопыренными в разные стороны пальцами (будто бы те сломаны) девочка неловко прижала к груди, и задрожала.
- Астэ, что случилось?
Когда мужчина сделал ещё пару шагов, одноухая завизжала. Даже нет, не так. Визжат перепуганные девки, увидевшие крысу. А Астэ издавала истошные, пугающие звуки, выходящие за пределы возможностей человеческого голоса.
Дальнейшие события проходили мимо замутнённого ужасом сознания Кайлана. Он попытался отстранить от кричащей девочки незнакомца, а при повторной попытке того приблизиться – ударил прицельно в челюсть. На юношу чуть ли не с кулаками налетела не менее оборванная, чем распластавшийся на земле калека, рыжая женщина. Но она почти мгновенно переключила внимание на катающуюся по земле одноухую и бросилась её ловить. Мужчина, силящийся подняться, захрипел. На мгновение его очертания стали расплывчаты.
Это было слишком. Поскальзываясь на лужах, теряя равновесие и падая, Кай бежал к всё ещё закрытым воротам. Бежал, во всё голос крича что-то про Создателя, и совсем не боялся привлечь внимание к собственной персоне. Он, напротив, желал внимания, нуждался в нём как в воздухе. Орлесианец стремился к настоящим людям. Подальше от того, что случайно принял за людей.

@темы: dragon age, Астэ омен, кирпичи, мракобесие, одержимость, хрупкий мир ВСЕХ СУКА, что-то про Создателя

22:35 

Ласерта зажмурилась, снова подступившая боль почти скручивала магессу узлом.
Что ж, позитивное обстоятельство было, хоть и всего одно - с целью они справились, и еще один поганец отправился пред светлые очи Создателя.
Странность была в другом - она не только все еще жива, но и находится явно не там же, где накрыло единственным, наверное, оставшимся сторожевым заклинанием.
- Ну и зачем ты ее оттудова вытащил, парень? - зло спросил подозрительно знакомый мне голос.
О, да это же Коротышка, будь он неладен вместе со своей привычкой жрать лук по поводу и без.
- Бросили бы там, да и делов, - а это уже Кривогрыз (нет, вы, как и я, не хотите знать, почему его так прозвали, поверьте), - Списали бы все на терки с магами, а нам бы больше золота досталось.
Склонившийся надо мной человек разогнулся, видимо, оборачиваясь. Я услышала как он тихо, почти шепотом, уточнил:
- Мне казалось, я вас убедил.
Ответом ему было утробное рычание Кривогрыза.
- Тише, а то шов на морде разойдется. - хохотнул Коротышка.
Нервно, надо сказать, хохотнул. Картина, до того казавшаяся мне достаточно очевидной, вновь потеряла ясность.
- Да пошли вы все знаете куда? Клянусь порванными трусами Андрасте... - грузный гном, судя по звукам, спрыгнул со стула и, громко топая, вышел из комнаты. Спустя какое-то время Коротышка (который, к слову, был выше меня головы на три) последовал за ним, бурча под нос не менее отвратные богохульства.
Благая Андрасте, мое тебе сочувствие.
Глаза открывать все еще не хотелось, но хотя бы мерзкий звон в ушах постепенно сошел на нет. Голова перестала казаться ржавым колоколом, от которого никак не хочет отвязаться излишне старательный звонарь. В груди все еще нещадно жгло, как будто демон собственной персоной решил выкарабкаться наружу сквозь грудную клетку Ласерты.
Но любопытство взяло вверх. Девушка все-таки решила взглянуть на своего спасителя. И первое, что она увидела - это спокойный, как вечные льды, взгляд ярко-голубых глаз.
Ну да, конечно. Темная лошадка их случайно собранной компашки. Не Крысу же ее вытаскивать на горбу было, верно? К тому же, его, кажется, слегка пустили в расход охранники...
Магесса решила пошевелиться, попытавшись приподняться на локте, но парень аккуратно уложил ее обратно одним движением руки. Строго покачал головой.
Лас поджала губы, сверля наемника взглядом. У нее в голове роились тысячи вопросов, но раздави ее Создатель, если этот молчун ответит хоть на один!..
И опять же, вот провалиться на этом самом месте, если Ящерка хотя бы помнит его имя.
Пожалуй, один вопрос все-таки был.
- Эй, парень... - хрипло позвала Ласерта совершенно севшим голосом.
Голубоглазый, к тому времени успевший подняться и подойти к окну, послушно обернулся, чуть приподняв бровь.
- Ты же... видел, что я одержимая. Видел, ну?
Кивок.
- Ну и какого черта ты меня спас? - Ласерта сама не смогла бы сказать, от чего ее в этот момент тошнило больше - от боли или от собственных отчаянно-злобных интонаций.
Парнишка молчал так долго, что отступница решила, будто он вовсе не собирается отвечать, как обычно это случалось.
- ...мне все равно. - наконец отозвался он, отводя обратно в сторону окна взгляд своих чудных голубущих глаз.
Магичка напрягла всю силу воли, чтобы перевернуться лицом к стене. Она бы скорее убилась, чем позволила кому-то увидеть выражение своего лица, от которого никак не получалось избавиться.
В голове звучал бархатный смех демона.

@темы: dragon age, Ласерта, Ненависть, Трэванс, голубые персонажи второго плана, мракобесие

22:29 

Мне имя - Ненависть.
Как будто бы я без этого не догадалась, подумала Ласерта, сцепив зубы. Руки, покрытые сетью пылающих трещин, уже болели так, что хотелось выть.
Или как-то дать этому выход. Откровенно говоря, именно этим она и занималась уже какое-то время. Бродила между построек заброшенной деревни, где засела искомая банда наемников, и занималась художественным выжиганием. Иногда по дереву, иногда по плоти.
Пахло гарью и паленым мясом. Опять от еды в таверне будет тошнить неделю. Обо всем этом магесса размышляла весьма отстраненно, пока ее тело шло вперед, ровно и уверенно, как марионетка ловкого кукольника.
Ну, вообще говоря, пока что все было честно.
Кроме пропущенной демоном из азарта стрелы, плотно засевшей в плече. Но за это она будет орать потом, когда Ненависть будет в состоянии услышать. Сейчас же в голове рыжей ведьмы только время от времени звучал опасно бархатный смех. И единственное, что она чувствовала - это всепоглощающее желание уничтожать. Тут же, впрочем, воплощаемое. Однако этот сосуд не имел дна - едва наполняемый удовлетворением от совершаемого, он тут же пустел снова.
Ненависть - это то, во что однажды провалившись, трудно выбраться обратно. У нее нет исхода, нет дна. У ненависти нет надежды. Ненависти чуждо прощение.
Это движение, окончание которого - смерть.
Ласерта бы вздрогнула, но тело очень плохо слушалось. Демон вел ее вперед, к последней постройке, где кто-то мог быть. Крики жертв уже даже не оседали в памяти девушки - не напасешься места под каждого.
Она толкнула двери...
- Не вздумай даже шевельнуться! - последний из банды прижал нож к шее бледного молодого человека, коим бесстыдно прикрывался.
Судя по одежде - маг.
Ласерта мысленно застонала. Только этого-то ей и не хватало.
- Тебе некуда бежать. - голос, вырывавшийся из ее горла, мало напоминал обычную манеру общаться Ящерки.
Слишком низко, слишком хрипло.
"Парень, ты слишком неоригинален", - мысленно хмыкнула Ласерта, - "Мог бы уж голос поприличнее изобразить?"
Впрочем, на демона она зря грешила. Разбойник едва не совершил одну из крайностей - уронить нож\прирезать заложника - а вьюноша почти потерял сознание. По крайней мере, его серо-голубые глаза на мгновение утратили ясность. Кажется, он только что в полной мере осознал, во что вляпался.
Да, дружище, ты попал.
Нет.
Да.
Краткий внутренний спор потух сразу же, как только вспыхнул. Шаг. Еще шаг.
Разбойник вскрикивает, отталкивает от себя мага и бросается на магессу. Тело охотно, будто бы принимая приглашение на танец, а не отвечая на агрессию, подается вперед. Пальцы сжимаются на горле мужчины.
Больше всего Ласерта хотела бы не смотреть. И демон даже бы позволил - его забавляла возможность заполучить еще один повод издеваться над девушкой. Но тот давний акт малодушия не давал ей покоя.
Ответственность за свои решения ты должна нести сама.
Разбойник рухнул на дощатый пол бесформенной грудой. Тело развернулось к последнему участнику сцены.
Идиот, только и оставалось констатировать Ласерте. Парень стоял, прижимаясь спиной к столу, и круглыми от ужаса глазами смотрел на Ящерку.
Демон растянул ее губы в улыбке, легко и непринужденно зашагав в сторону мага. Тот нешевлился.
Нет, вдруг очень четко подумала Лас.
Демон удивился.
Нет!
Тяжелая волна боли бросила магессу на колени аккурат перед пареньком, от такого поворота едва не лишившимся рассудка. Она тупо уставилась вниз, на капли крови на полу. Потом глянула еще ниже, уперевшись взглядом в торчащую из тела рукоять ножа. И медленно завалилась на бок, проклиная Создателя, Ненависть, этого магического неудачника и чертовых разбойников...

Это был уже примерно двадцатый раз, когда она приходила в себя после того, как уже и не надеялась. Отменное везение, однако. Магесса приподнялась на локте, оглядывая себя. От раны на животе остался только разрыв на одежде да мерзковатый рубец на коже.
- Прости, я хотел сделать лучше, но сил не хватило. - виновник произошедшего стоял у стены, скрестив руки на груди.
- Ты еще и целитель. - с непонятной интонацией протянула Ласерта.
Только сейчас она поняла, что, пожалуй, он не так молод, как показалось изначально. А еще моложе. Обалдеть.
Тот только развел руками и улыбнулся - виновато, но очень открыто. От этой улыбки магессу посетило желание нервно почесаться. Обычно те, кто так лыбятся, в ее жизнь ничего хорошего не приносят.
Впрочем, улыбка уже увяла - собеседник отступницы обернулся через плечо. В сторону трупа, значит.
- Ты ведь могла бы его не убивать.
- А могла бы убить и тебя! - гаркнула девушка, садясь нормально, - Тогда или как пришла в себя. А если бы это был храмовник?
- Мое отношение бы не изменилось. - в глазах мага отчетливо сверкнул лед.
- А, Архидемон бы тебя побрал! - Лас, покачнувшись, вскочила с лавки, сжимая руки в кулаки, - Ты что, с детства ущербный или рассудком стал скорбен после произошедшего?
- Я считаю жизнь ценным даром. - он с трудом заставил себя улыбнуться, - Но мне кажется, что это не то, что нам с тобой стоит обсуждать, ты так не думаешь?
- Вы, целители, все в голову трахнутые, или это просто так совпадает? - зло уточнила девушка и добавила пару очень тевинтерских ругательств, подхваченных от одного вопиюще тевинтерского эльфа, - А если бы я решила тебя убить все-таки?
- Твоя воля. - пожал плечами маг, все еще улыбаясь.
- Твою мать. - процедила Ящерка, - Гнев, Похоть... Кому-то и демона не надо. Тобой вот, философ засратый, правит какое-то Всепрощение. Интересно, и на долго же хватит?
- Пока не надоело.
Ответ паренька заставил отступницу снова возжаждать крови.

@темы: мракобесие, голубые персонажи второго плана, Ненависть, Ласерта, dragon age

22:00 

Я просто оставлю это здесь.

This is my favorite part / Это моя любимая роль.
Suck on a fireball / Пососи фаербол!
I'll show you why mages are feared! / Я тебе покажу, почему боятся магов!
(травма Хоука, роман) No, don't be dead, please! / Нет, не умирай, прошу!
They took out Fenris! / Они убрали Фенриса!
Another tot of rum please! / Еще глоток рома, пожалуйста!
My bruises have bruises / У моих синяков синяки.
I need a poultice! / Мне нужна припарка!
I think all my bones are broken / Кажется, у меня все кости переломаны.
Even my teeth hurt, too / У меня даже зубы болят.
Score one for our heroes / Победа за нашими героями.
Die, bastard! / Сдохни, ублюдок!

@темы: мракобесие, Андерс, dragon age

Вдоводел и Мракобес Band

главная