Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: dragon age (список заголовков)
02:02 

Свет солнца пробивался через плотно переплетенные ветви деревьев.
Кичи, смотрящей на все это снизу вверх, они казались крепко держащимися друг за друга руками.
Она, по-детски звонко рассмеявшись, понеслась по тропинке вперед. Беспечное дитя, не знающее страха. Чего можно бояться в лесу, где даже деревья тянутся друг к другу?
Маленькие ножки легко несли свою обладательницу по утоптанной множеством чужих ног тропе, в одной из широко распростертых ручек качалась в такт шагам корзинка. Красный капюшон плаща ярким пятном подпрыгивал за спиной, тугие колечки черных волос развевались на теплом ветру, несущем аромат хвои.
история яндере тут

@темы: dragon age, Кичи, Ремарк пробрался в Тедас, мстя, плакать сюда

02:41 

Сильно дурной сон. Наверное, настолько дурной, насколько это вообще может быть возможно. И долгий. Кажется, бесконечно долгий.
К реальности Астэ вернула песня. Во сне знакомый с малых лет голос только кричал и плакал, но теперь всё снова в порядке. Мотив журчал тихо и тепло, как крохотный ручеёк летним днём.
Место, где девочка проснулась, оказалось тёмным незнакомым помещением. Единственное маленькое и грязное окошко почти не давало света. Пахло сыростью и постиранной одеждой.
Астэ тихо кашлянула, и от этого серая комната немного вздрогнула. Отступница попыталась прикрыть глаза рукой, но не сумела пошевелиться. Удивлённо повернув голову, девочка стала рассматривать то, что вокруг неё и пытаться высвободить руки.
Оказалось, что лежит она на кровати. Судя по ощущениям, и под ней и на ней шерстяные плащи. А ещё сверху, как раз на уровне груди и рук, неподъёмно тяжёлая куртка. А на скрученном рукаве куртки, как на маленькой подушке, спит Андерс.
Биард ещё плохо видела в темноте, но поняла, что мужчина сел на пол, прислонился к краю кровати левым плечом, и так и уснул. С трудом вызволив руку из-под «одеял», Астэ потянулась к целителю. Рука немного тряслась, но это ничего.
Гладить взрослого по голове – очень странное, не поддающееся объяснению чувство. Хотя, может быть, у других людей такие моменты в порядке вещей? Как бы то ни было, это очень приятно.
Отступник вздрогнул, как вздрагивал всегда, просыпаясь. Поднял голову, взглянул на маленькую магессу. Вид у него был такой, будто бы он долго-долго совсем не спал. Ферелденка снова кашлянула и тихо-тихо попросила:
- Пап, я хочу пить.
Андерс машинально потянул руку под кровать, и вытянул оттуда закупоренную тряпкой бутылку. Открыв, протянул воду девочке. Астэ, побоявшись поперхнуться, присела и не без труда взяла бутылку. Пила мелкими глотками, но жадно. От воды по всему телу расходился холод. Отдав бутылку ещё до конца не пришедшему в чувства андерсу, Астэ сдвинула куртку себе на колени. Куртка была ей знакома.
- П-подожди... – Мужчина мотнул головой и вдруг прояснившимся взглядом посмотрел на девочку. – Как ты сказала?
- «Пап, я хочу пить», - послушно повторила отступница.
Андерс поднял левую руку и взял за руку девочку. Сжал сильно, но не так, чтобы больно. Правой рукой он закрыл глаза, и какое-то время сидел неподвижно.
- Пожалуйста, - почти что ровный голос уже на конце слова стал низким и хриплым. – Пожалуйста. Прости меня. Я сожалею. Я не хотел. Я сожалею. Я... Астэ. Всё будет хорошо. Обещаю.
Маг говорил ещё долгое время. Слов было не очень много, но он, то и дело смолкал, тёр глаза и возвращался к попыткам просить прощения. Это всё почему-то не вызывало у Биард привычного сожаления. Она просто гладила Андерса по голове свободной, уже не дрожащей рукой, кивала и улыбалась. Всё ещё обязательно будет хорошо.

@темы: плакать от умиления тут, Астэ котёнок, Андерс не дурак, dragon age

02:36 

Дикая неделя. По ходу во всём Тедасе только парочка ленивых не слыхала, что за напасти посыпались на город. С месяц стражники шарили по улицам. И хоть бы одна гнида – хоть бы одна! – намекнула, что дело пахнет палёным мясом. Кто-то кому-то что-то сказал, где-то что-то сгорело и обвалилось, храмовников набежало со всего Орлея. Нашли виноватых, оттяпали им бошки. Всё, казалось бы? – Хер там ночевал.
Вернувшийся после безрезультатного обхода капканов в лесу Кай застал ворота однозначно закрытыми. Никто никого не впускал, никто никого не выпускал. Что случилось? – Маферат пойми. Да и эти дела не очень волновали промокшего насквозь юношу, желающего ПРОСТО. ПОПАСТЬ. ДОМОЙ.
Какое-то время он потолкался у ворот. Был бит, повздорил со стражником, получил по заднице латным сапогом, ответно навалял кулаками и снова был бит. Уяснив, что ситуация безвыходна (читай безвходна), стал почти что без всякого смысла слоняться под стеной. Кай, быть может, и залез бы в город (были, благо, лазейки), да пёр на горбу ножны и снятые капканы. Дюже тяжело.
А ещё, магистрово племя, стемнело так некстати. Парень жался к стене, желая тем самым привлекать к себе и своей ноше поменьше внимания. А вот его взор зацепился за ободранного хрипящего пса, с энтузиазмом бегающего вокруг чего-то слабо различимого в сумраке.
Подойдя к дворняге, орлесианец нашёл не вещи, но безобразный труп. Безобразность его заключалась в обилие крови на теле и земле, изломанности конечностей и уродливом отсутствии левого уха, подчёркнутом грязными светлыми прядями. Ну и, сверх всего, это была девочка, немного младше его самого.
- Фу, тварь! – Кай дал ногой по рёбрам заскулившему псу. – Пшёл, сучий потрох!
Драная шавка сразу поняла, что ей здесь не рады, и скрылась. Брезгливо поморщившись, парень присел перед телом на корточки. На первый взгляд ничего ценного не было, но вдруг есть, скажем, цепочка или карман в рубашке?
Обосраться со страху – немудрёное дело, если перевёрнутый на спину труп вдруг открывает глаза и осмысленно, почти что дружелюбно на тебя смотрит. Благо, Кай облегчился ещё будучи в лесу, а потому никак себя не выдал.
- Ой. Здравствуй, - прохрипела девочка.
Орлесианец ничего не мог ей ответить просто потому, что оцепенел от суеверного ужаса. И глаза у его находки были такие... Ну, ужас, не объяснишь-то какие толком! Видал, казалось бы, и не такое, а к абстрактной мамке под юбку захотелось влёт.
Блондинка неприятно хрустнула спиной и сильно закашлялась, чем вывела Кая из замкнутого круга истеричных и неожиданно религиозных мыслей. Девочка нахмурила брови и взглянула на неудавшегося охотника как-то на удивление по-хорошему. Вроде как и не просит ни о чём, а самому хочется подсобить.
- Ты... Это... – Будущий воин замялся, гоня лишние мысли. – Тебе помочь встать?
- Пожалуйста, - почти неслышно ответила страдалица и слабо улыбнулась.
С помощью Кая девочка медленно села. На её плечах были ремни от сумки и какого-то завёрнутого в тряпки копья, с которыми пришлось повозиться. Она слабо держалась за его руку и всё время улыбалась. Но такого лютого страха, как минуту назад, эта улыбка не вызывала, скорее даже наоборот. Казалось, что незнакомка рада всему, включая грязь и слякоть, просто у неё нет сил на более бурные эмоции.
- Спасибо, господин. – Одноухая мелко дрожала, но продолжала улыбаться.
Орлесианец окончательно растерялся, не зная, что его волнует больше: громадный след от лужи крови вокруг них или это нелепое обращение. Времени на то, чтобы решиться, не оказалось. Со стороны донёсся надрывный, чуть ли не плачущий, мужской голос, выкрикивающий какое-то чужеземное имя.
Кай снова напрягся и собрался обернуться, чтобы разведать, что да как. Но его внимание привлекло нечто более зрелищное. Прежде обессиленная и спокойная девочка вцепилась ему в руку мёртвой хваткой. Она заглянула ему в глаза так, будто бы смерть застыла от неё на расстоянии вытянутой руки. Парень знавал это чувство, а потому как-то быстро понял.
- Астэ!
Выкрикивающий это имя мужчина вошёл в поле зрение Кая. Точнее сказать, вхромал. На лицо незнакомца был надвинут капюшон подранного плаща, больше напоминающего лохмотья. Левая рука почти что безвольно болталась, придерживалась правой. Грязный, как смертный грех, побитый и трясущийся, он не вызывал у орлесианца ни капли доверия. Или вообще хоть каких-то хотя бы нейтральных чувств.
- Астэ, - в очередной раз повторил калека, приближаясь.
Это, наверное, было именем девочки. Так вот. Имя роли не играет, так как началась настоящая чертовщина. Лицо Астэ исказилось от ужаса, который словами передать ой как нелегко. Она, скривив челюсть, открыла рот и стала делать резкие вздохи один за другим. Голубые глаза округлились и подчеркнулись ореолом неестественной черноты. Руки с растопыренными в разные стороны пальцами (будто бы те сломаны) девочка неловко прижала к груди, и задрожала.
- Астэ, что случилось?
Когда мужчина сделал ещё пару шагов, одноухая завизжала. Даже нет, не так. Визжат перепуганные девки, увидевшие крысу. А Астэ издавала истошные, пугающие звуки, выходящие за пределы возможностей человеческого голоса.
Дальнейшие события проходили мимо замутнённого ужасом сознания Кайлана. Он попытался отстранить от кричащей девочки незнакомца, а при повторной попытке того приблизиться – ударил прицельно в челюсть. На юношу чуть ли не с кулаками налетела не менее оборванная, чем распластавшийся на земле калека, рыжая женщина. Но она почти мгновенно переключила внимание на катающуюся по земле одноухую и бросилась её ловить. Мужчина, силящийся подняться, захрипел. На мгновение его очертания стали расплывчаты.
Это было слишком. Поскальзываясь на лужах, теряя равновесие и падая, Кай бежал к всё ещё закрытым воротам. Бежал, во всё голос крича что-то про Создателя, и совсем не боялся привлечь внимание к собственной персоне. Он, напротив, желал внимания, нуждался в нём как в воздухе. Орлесианец стремился к настоящим людям. Подальше от того, что случайно принял за людей.

@темы: dragon age, Астэ омен, кирпичи, мракобесие, одержимость, хрупкий мир ВСЕХ СУКА, что-то про Создателя

22:34 

Астэ вбежала в комнату, с боем вытащила из походной сумки подушку и по-детски старательно завернулась в плащ.
- Я посмотрела себе хорошее место! - сообщила она. - входная дверь на засов, а окна и так заколочены. доброй ночи.
Девочка развернулась, шурша накидкой, и потянула её за собой в другую комнату.
- Котёнок, не уходи! - Голос Андерса, звучащий из погреба, казался далёким и заглушённым. - Ты можешь спать с нами!
Девочка радостно пикнула и поспешила обустраивать то, что звалось кроватью. Ласерта почувствовала первый укол подозрений.

@темы: dragon age, Астэ Астэ, первый укол подозрений, хрупкий мир Ласерты

02:07 

- Расскажи-ка мне, Угрюмый, как эти барышни оказались в твоём особняке.
- Брось, Варрик, - Фенрис бессмысленно катал по столу пустой кубок (откуда он здесь?) - В мою историю ты всё равно не поверишь.
- Давай хотя бы попробуем!
Из соседней комнаты раздался скрип и звук падения шкафа. Искренний смех рыжей ведьмы почти что заглушил протяжное "Скеле-е-е-е-ет! Ф-фенрис!". Хронически не высыпающийся эльф потёр переносицу и со вздохом поднялся с лавки.
- Ладно, я расскажу. Подожди... Шани, спокойно! Он мёртв!

@темы: dragon age, извечные дохляки, тевинтерский страдалец, уборка по-тевинтерски, хрупкий мир Фенриса

01:49 

Жизнь - тлен.
Именно об этом с мучительной настойчивостью размышляла Ласерта все последние дни.
После подрыва церкви, а если точнее, то примерно с середины этого действа, все происходящее стремительно и неотвратимо скатилось в фарс.
Об этом ей даже вспоминать не хотелось. Магесса до сих пор, вот прямо до этого момента, когда она села за стол, подперев щеку рукой, не верила, что они всей великолепной троицей это пережили.
И, говоря откровенно, она все еще испытывала неуверенность на тему того, сколько еще данное везение продлится.
Однако сдаваться она не собиралась. Более того, активно и весьма агрессивно взяла инициативу по организации досуга на себя. Так что и заворачивала верещащую в периоды особой бесноватости Астэ в плащи, и гоняла одного целительского дурака, чтобы не расслаблялся, и кормила обоих с ложечки (иногда буквально) - все она, Ласерта.
Трудно в это поверить, но ушибленная на всю голову одержимая, оставшись с двумя одержимыми же детьми (а Андерса порой назвать взрослым очень трудно, несмотря на) на руках, в миг превратилась во всеобщую мамочку. Иногда ей от этого становилось неиллюзорно тошно, но состояние это длилось исключительно до тех пор, пока мелочь не начинала реветь при виде их гения-революционера, или пока вышеозначенный не начинал откровенно дурить, то излишне уходя в себя, то слишком явно излучая невысказанность бурлящих в сумрачной гениальной голове идей.
Что было самым удивительным - Ненависть молчал. Лас даже казалось, что демон в некотором роде пребывает в отчаянии. Первое время он (отойдя от шока) честно пытался вразумить рыжую ведьму или хотя бы заставить ее уйти. Но у него это не вышло совершить ни уговорами, ни силой. Последнее кончилось особенно плохо, и с тех пор злобный дух хранил траурное молчание.
Остальные маги страдали переменчивой степенью здравомыслия, так что их она на всякий случай особо не пускала по крайней мере к девчонке. Андерс и сам шарахался от окружающих, по старательности осмысления окружающего мира иногда обгоняя даже Ласерту. Что хорошим признаком не было - магесса давно пришла к выводу, что Андерсу вообще нельзя думать, ибо о том, о чем бы надо, он все равно почти не размышляет.
Отступница расплылась по столу, пихнув локтем пустую кружку.
Сна за последние дни почти не было, пожрать она за всеми хлопотами успевала лишь на ходу, и потому гудящее ощущение не покидало ее голову, а требуха периодически объявляла забастовку и скручивалась тугим узлом.
Жизнь - тлен, если в два слова.
Не меньше, чем недосып и ощерившаяся совесть, магессу грызла тоска. Она все чаще вспоминала своих бывших спутников и все яснее понимала, что на самом деле успела к ним привязаться. И одна мысль о том, какой была бы реакция на ее последние подвиги, причиняла рыжей почти физическую боль. А может, и не почти, на фоне общего состояния это было бы не слишком заметно.
Воспаленные глаза явственно болели. В этом было совершенно невозможно признаться, но больше всего Ласерте хотелось бы сейчас уткнуться носом в чье-нибудь плечо и от души разреветься, оплакав всю свою непутевую жизнь - и особенно последние события - разом.
Шершавая поверхность деревянного стола была приятно прохладной. Вдоволь наохлаждав щеку, магесса все-таки с трудом приподнялась - сидящая в уголке Астэ снова начала тихо плакать. Ящерица решительно встала из-за стола, подходя к девочке. Присела рядом, потянула мелочь к себе. И тихо вздохнула.
Создатель, дай достаточно сил, чтобы справиться.

@темы: хрупкий мир Ласерты, тевинтерская тоска, Астэ печаль, Андерс дурак, dragon age

01:40 

23:28 

Взрыв все же прогремел. Однако это было лишь началом. К сожалению демона, у них не было времени даже чтобы убедиться, насколько добротно все взлетело на воздух. Не говоря уже о том, чтобы просто полюбоваться на сам процесс.
- Я ненавижу целителей. - процедила рыжая ведьма, шарахнувшись обратно в подворотню.
Подрыв церкви - одна из самых идиотских в мире затей. Согласиться на подобное, вообще, по-хорошему значило добровольно себя закопать.
"Ты охренел, демон?!"

@темы: "ты охренел, демон?!", dragon age, Андерс дурак, совесть vs демон, тевинтерский брат, хрупкий мир Ласерты

01:56 

- Я выиграла. - лучезарно улыбающаяся Ласерта уложила подбородок на сцепленные пальцы.
Победно оглядела собравшуюся за столом публику.
Публика трепетала.
Спустя какие-то пару мгновений магесса осознала, что не от ее невероятного таланта.
Надо отдать ей должное, укатиться в сторону (невозмутимо цапнув мешочек с деньгами, конечно же) она успела достаточно быстро, чтобы безумный в латных перчатках до нее не дотянулся.
- Кажется, мы выйдем подышать. Никто не против. - последнее могло бы быть вопросом, если бы не лицо Фенриса, от которого церкви могли бы взрываться без помощи кошатника-извращенца.
Так что публика была не против. О нет, совсем не против! Публика была так рада поддержать прекрасную инициативу отступницы, что изучила искусство телепортации в совершенстве. Так что стол, поехавший (побежавший от ужаса?) в сторону Лас, казалось, еще до того, как мрачное воплощение тевинтерского правосудие его пнуло, не встретил на пути особого сопротивления. Рассыпавшиеся стулья не в счет.
- Да что с тобой? - наткнувшись на дверь спиной, уточнила Ласерта, - Что, койкоместо не поделили?
...этой фразой едва успевшая вывалиться наружу(под по-детски радостный смех Ненависти) одержимая только подлила масла в огонь. НЕТ ПОГОДИТЕ. МАСЛО ТАК НЕ ГОРИТ!

а в чем, собственно, суть

@темы: dragon age, Ласерта научила, Шани-апокалипсис, о этот сложный мир, тевинтерский стыд, хрупкий мир Шани

01:19 

Час был совсем не ранний, даже изрядно веселившаяся огромная компания по соседству, выдувшая, казалось, все доступные в таверне запасы выпивки, уже угомонилась. И только бедной эльфийке, приютившейся рядом со своим мрачным седовласым спутником, не спалось.
- Шани. - наконец очень устало подал голос тевинтерский беглец, - Хватит вертеться.
Девушка в очередной раз порадовалась, что уже темно, и Фенрис не видит тех причудливых метаморфоз, что сейчас происходят с ее мимикой.
- Фе... Фенрис...
Она так жалобно позвала эльфа, что тот в момент напрягся, молчаливо ожидая продолжения.
Наверное, даже начни она ему рассказывать, что днем в таверну заходил Архидемон и пил с ней вино на брудершафт, рассказывая похабные анекдоты о Хоук, наемник бы не удивился ТАК сильно.
- Слушай, это... это же правда ничего, что мы так спим? - еще более жалобно протянула Шанаэ.
Фенрис почувствовал первый укол подозрений.
- Ну... - робко продолжала эльфийка, снова неловко заелозив, - Я ведь правда-правда ничего такого не имею в виду! Просто мне... ну... с тобой спокойно. И уютно, вот...
Она умолкла, краснея так сильно, что по ее скромному мнению, это должно было быть заметно даже в ночном мраке.
Взглядом мужчины можно было колоть дрова.
- Кто. - это слово довольно трудно произнести с не-вопросительной интонацией, но Фенрис эту задачу осилил с блеском.
- Нет, ты не... - начала было девушка, аккуратно тронув собеседника за плечо.
- Я понял. - отозвался Фенрис, мысленно колющий совсем не дрова, - Рыжая ведьма.
Он медленно поднялся с кровати. Шани с растерянным писком повисла на эльфе, обхватив его за пояс. С тем же успехом она могла пытаться остановить разъяренного мабари.
Хотя, с мабари все-таки было бы проще.

@темы: тевинтерский мститель, первый укол подозрений, Шани жжет напалмом, Ласерта научила, dragon age, хрупкий мир Фенриса

00:42 

- Умолкни, ведьма. Я читаю.
Это прозвучало достаточно беззлобно. По меркам Фенриса, так вообще с налётом дружелюбия. Эльф сидел на переколоченном не менее дюжины раз табурете перед камином и с вниманием императорского счетовода вчитывался в честно отнятую у какого-то торговца книгу. Официально «Историю ремёсел Орзаммара» он выиграл в карты. Но именно потому, что безбожно мухлевал, предмет роскоши не считался трофейным.
По дому носилась Шани. У неё была какая-то явная (для неё) причина, по которой совместно нажитое имущество подвергалось пересчёту и переносу. Так что вещи буквально летали над головой, время от времени проходя в опасной близости от вопиюще тевинтерских ушей. Но на это хмурый мечник никакого внимания не обращал. А то, что Ласерта осведомилась, куда именно кудрявая эльфийка понесла её сумку – это проблема!
- Котелок? Откуда у нас котелок?
Молчание было хозяюшке ответом. Остановившись за спиной бывшего раба, Шанаэ качала в руке на удивление лёгкую находку. В котелке что-то зашуршало. Удивлённая эльфийка пошарила на дне рукой и достала на свет засохший венок из трав и мелких синих цветов. Покрутив находку на пальце, Эйртре изящно пожала плечиками и водрузила венок на голову Фенриса.
И тут произошло то, что сломало всю дальнейшую (может быть даже счастливую!) жизнь Ящерки. «В зобу дыханье спёрло». В этот момент она ждала от неуравновешенного эльфа, казалось бы, чего угодно. Но даже рыжая отступница со своим богатым жизненным опытом и объективным взглядом на вещи не могла и помыслить о том, что случится именно это. Ничего.

@темы: dragon age, Шанни жжет напалмом, тевинтерский жених, хрупкий мир Ласерты

20:52 

- Андерс, мне скучно.
Магесса уже битый час созерцала знакомое до мелочей помещение. Было душно и не прибрано, но по каким-то необъяснимым причинам ходить было нельзя. Приходилось сидеть и слушать, как с особым ожесточением по бумаге скрипит перо.
- Хватит разговаривать. И встань с сундука.
- Зачем? – Сегодня, казалось, был день этого вопроса.
- В углу не сидят, а стоят.
В такие моменты Андерс говорил с ней как с неразумным, да ещё и смертельно больным ребёнком. Порой у Биард возникало ощущение, что так оно и есть. Но сейчас разговор вёлся совершенно не об этом.
- Но мне скучно!
Ласку для ритуального и необоснованного стояния в углу не разрешила взять с собой старая Мэрон. Очень жаль, белая вечно мурчащая кошка запросто скрашивала почти любые печали.
- Повернись лицом к углу и веди себя тихо.
Астэ прислонилась плечом к шкафу и вздохнула так печально, как только могла.
- Но... Но я же уже долго стою.
Создавалось впечатление, что для освобождения от «наказания» осталось совсем немножко надавить. Да и что это за дело? Стоять в углу! Как будто это может помочь, если что-то плохое натворить. А она сегодня, к слову сказать, ничего скверного не сделала.
- Это – людское правосудие, - вдруг неожиданно серьёзно заявил отступник.
- Но оно неправильное!
- Я очень рад, котёнок, что о подобных вещах ты узнаёшь именно от меня... – Андерс поднял голову и недобро, с подозрением прищурился. - А не где-нибудь на улице.
Астэ ещё не была способна понять двойственность этой мысли, а потому хихикнула. По всему выходило, что сделать ничего нельзя. Люди требуют какого-то сомнительного правосудия, так что придётся постоять в углу ещё какое-то время. Делать вид, будто бы она сожалеет, девочка не собиралась.
- Можно мне хотя бы книгу взять?
- Можно, - в бытовых вещах целитель достаточно легко шёл на компромиссы.
Пребывающая в состоянии довольства по этому поводу магесса притянула к себе единственную книгу, лежащую на той полке, до которой она дотягивалась. Узнав свою добычу по корешку, Астэ ойкнула.
- Это – твоя книга заклинаний, - с обеспокоенностью и некой досадой оповестила она мага.
Тот коротко кивнул, но даже не стал отвлекаться от работы. Это было очень странно для крохотной отступницы, ибо буквально вчера за одну попытку взять эти записи Эдгат с позором («ссаными тряпками», как говорит Мэрон) вылетел из комнаты. А ей можно взять книгу просто так. Порой происходило нечто действительно не поддающееся детской логике.
Тем временем, работающий уже на протяжении всего дня, андерс вернулся в логический тупик, о чём говорили усы-перо. Астэ думать забыла про наказание и уселась на край сундука. Болтая ногами, ферелденка медленно перелистывала страницы, рассматривая записи и...зарисовки.
- Ой-ёй. Андерс, тут неприличное!
- Угу. Переверни страницу, котёнок.
- А тут – Ланселап...


@темы: усы-перо!, Астэ Астэ, Андерс учит бобру, Андерс пишет, dragon age

00:39 

- Плохо! Очень плохо!
Астэ стиснула зубы, стараясь игнорировать критику со стороны пожилой магессы. Мэрон восседала на самом добротном из всех имеющихся стуле, что стоял у стены по правую от девочки руку. Стучала пальцами по столу (читай две бочки и доски) и, маша руками, критиковала буквально всё. Ей не нравилось то, как блондинка стоит, как держит посох, как строит формулу и какое делает лицо. Немногочисленная праздно отдыхающая молодёжь стояла вдоль стены и шумно соглашалась с седой отступницей. Создание гомона и прочих отвлекающих факторов, в целом, были частью тренировки на концентрацию. Но Биард почему-то казалось, что с тем же успехом можно обсуждать погоду и цену на зерно.
Задача была простая – поддерживать огонь в глиняном горшке, что стоял на полке перед ней. А если огонёк всё же тух, надо как можно быстрее создавать новый. Зачем для этого надо как-то особенно гнуть ноги и крутить посохом? – Загадка.
- Держи пламя! Не отвлекайся!
Прямо в бок прилетел маленький камешек. Это – тоже часть занятия, учит не прерывать заклинание. Биард нахмурилась, отвела руку с посохом чуть в сторону, дабы хоть немного обезопасить себя от следующих попаданий. Астэ знала, что камешков ещё предостаточно, и прозрачно надеялась на то, что кидаться ими будет только нянька.
- Руку! Куда увела руку? Как ты стоишь?! Держи пламя!
Огонёк, надо признать, действительно дрогнул. Это всё потому, что посох такой тяжёлый и неудобный. И, если честно, несколько бесполезный. Очередной камешек полетел было в голову, но Астэ вовремя наклонилась. Оружие чуть не перевесило блондинку.
- Стойка! Соблюдай стойку!
Девочка не нашла ничего лучше, кроме как зашипеть. Раз за разом она убеждалась в том, что не любит конфликтовать и выказывать непослушание. И раз за разом ей доказывали, что жить без этого просто нельзя. Какое-то время Биард ещё пыталась делать всё _правильно_, но огонёк немилосердно погас.
- Очень плохо!
Астэ бросила посох (об землю) не для того, чтобы показать своё мнение о происходящем. Просто без него лучше. Стойка, которую ей мог продемонстрировать каждый присутствующий здесь беглец из Круга, была отброшена уже фигурально. Теперь же абсолютно точно игнорируя происходящее вокруг, девочка встала чуть боком. Поднялась на мыски и чуть согнула ноги, как учил её вредный долиец. Так будет гораздо проще уворачиваться от неутихающего обстрела камешками, а невзаправдашний враг не собьёт с ног.
Маленькая отступница мысленно прочла формулу, вскинула руки и не совсем осознанно сделала правой кистью вкручивающее движение. Огонёк на поверхности горшка загорелся ярче.
На какое-то время в помещении воцарилась тишина. Никто ничего не понял. Кроме Мэрон. Мэрон решала, что обругать в первую очередь.
- Твой огненный шар слишком маленький! – В конце концов решилась седая магесса.
Вот что-то, а это Астэ было нечем крыть. Она продолжала сохранять оптимальную для распределения манны позу и судорожно гадала, неточность в какой именно части формулы привела её к фатальной ошибке.
Помощь пришла, как всегда, откуда не ждали. Нет, конечно, крохотная блондинка очень и очень ждала, но обычно не дожидалась.
- Размер – это не главное, Мэрон, - донеслось со стороны входной двери.
Первым желанием, конечно, было обернуться. Но прерывать занятие нельзя ни при каких условиях. Все остальные, включая пожилую магессу, перевели своё внимание на стоящего в дверях Андерса.
- Вы так считаете, господин Андерс? – В голосе старой отступницы отчётливо сквозило...чем-то. Чем именно? Астэ ещё не понимала.
- Считаю, считаю. – Судя по звуку шагов, целитель приближался к продолжающей колдовать Биард. – Этот вопрос мы ещё в Башне Бдения поднимали с одной эльфийкой-Стражем.
- Она просто не хотела задеть Ваши чувства.
- Мэрон, имейте веру! Я про огненные шары.
Все присутствующие, включая ведущих беседу, засмеялись. Ферелденка не вынесла душевных терзаний и обернулась к стоящему буквально в шаге от неё отступнику.
- Что, котёнок, стращают тебя?
Астэ приметила, что светловолосый маг погладил её по голове при посторонних, что бывает редко, и назвал ласково, что бывает очень-приочень редко. Значит, он в хорошем настроении. Девочка скромно улыбнулась и кивнула головой.
- Господин Андерс, она совсем не слушается! – Мэрон будто и не смеялась вовсе. – Делает всё неправильно и из рук вон плохо.
- Буду знать! – Соврал он. – Ну-ка, покажи мне, как ты тут доводишь Мэрон до дрожи верхних век.
Девочка кротко пожала плечами, развернулась на пятках к своей цели и показала. Потом, по просьбе опустившегося за ней на одно колено андерса, ещё раз.
- Интересно, - констатировал мужчина. – Держи огонь.
Он положил руки поверх рук Астэ и развёл их чуть в стороны. Очертания огонька стали более отчётливыми.
- Умница, - Андерс убрал руки, давая девочке свободу. – Что дальше сделаешь?
Над этим ферелденка особо не задумывалась. Она просто согнула руки в локтях и сделала так, будто попыталась разорвать воздух перед собой. Воздух, увы, остался на месте, но многострадальный горшок разлетелся на мелкие кусочки. Черепки падали на пол, Мэрон формулировала очередную претензию. Зато теперь Астэ было весело. А молодым магам – нет.

@темы: Старая Мэрон старая коза, Астэ котенок, Андерс учит бобру, to the GROUND, dragon age

23:46 

- Ромб.
Андерс разочарованно бросил карты на стол. Пока он бормотал что-то о непреодолимом проклятии, маленькая блондинка пересдавала.
- Ещё раз сыграем? – Немного сонно осведомилась она.
- Куда там! – Отступник указал на горку медяков, пуговицу, пару колец и амулет орлесианской церкви, - Я уже всё проиграл. Как ты меня так обыгрываешь, котёнок?
- Могу одолжить тебе пуговицу и две монеты, - Уклонилась от прямого ответа Астэ.
- Нет уж, спасибо.
Маг хохотнул, наблюдая за старательным раскладыванием карт. Отступница с кропотливостью будущего целителя подходила к выкладыванию на покоцаном столе ромба. Научил её играть буквально вчера, ради общего развития. И научил на свою голову.
- Я и так в долгах по уши... По одно ухо. Второе я должен отдать одному человеку в Киркволле.
Астэ взглянула на мужчину с незамутнённым детским шоком от услышанного. Целитель поздновато спохватился, что эта история не для маленьких магесс, и неловко попытался съехать с этой темы:
- Я написал ему расписку на моё правое ухо, когда проиграл. Никто не слышал, но он меня за вечер одолел с этой ставкой! Наверняка, мерзавец мухлевал.
Получилось, стоит признаться, не очень.
- Узнаю о вас так много нового, господин Андерс.
Час от часу нелегче. Искоса глядящая на материализовавшуюся пожилую магессу Астэ принялась небрежно собирать карты.
- И как я не догадалась, что именно вы научили нашу милую Астэ азартным играм?
Маг еле сдержался от того, чтобы не закатить глаза. По его мнению, он достаточно хорошо воспитывал девочку. Ну, нормально. И «проблемы воспитания» для него возникали лишь в те моменты, когда надо было кому-то стороннему доказать, что всё протекает успешно.
- Мэрон, и откуда ты всё знаешь? Ты не засланная к нам?
Старая Мэрон хмыкнула и сложила руки.
- Я многое замечаю, господин Андерс. В частности то, что сегодня за обедом Астэ имела удовольствие обыграть господина Эдгата на половину куска мяса и морковь.
- Какая ты умница, котёнок!
Игроки пожали друг другу руки через стол и идентично заговорчески заулыбались.
- Хотела бы так же отметить, - выдержав паузу, продолжила седая магесса. – Что обучение несмышлёных отрокам подобного рода занятиям вредит их воспитанию.
- Кто-нибудь, известите императрицу! – Воздев руки к потолку хором закричали блондины.
Вдвоём их заболтать пока не удавалось никому.

@темы: dragon age, Андерс учит бобру, непобедимые блондины, старая Мэрон старая

23:44 

Первое дежурство. И, как назло, ночью. Остес в очередной раз оглянулся, минуя знакомый, казалось бы, закоулок. Он совсем недавно переведён Рыцарем-Командором в этот Создателем забытый городишко, но уже успел излазить буквально каждый угол. Это было необходимо для ободрения, ибо его обучение закончилось совсем недавно, а сил и крепости веры, увы, не хватало.
Было очень тихо. Казалось, что спят сейчас абсолютно все, кроме блуждающего горе-храмовника. Как же хотелось верить в то, что это действительно так.
Ночное небо на удивление ясное. Видно все звёзды, лунный свет милосердно освещает улицу. До сдачи «вахты», хотелось думать, осталось совсем немного времени.
Проскочившая перед Остесом во тьму закоулка драная кошка заставила юношу вскрикнуть. Громко и коротко, но позорно. Нервы были, надо признать, на пределе. Бормоча нечто выражающее единовременное утешение и удручённость, храмовник обернулся. В другой части улицы появилась. Знаете кто? Ну, кого вы «более всего» ожидаете увидеть глухой ночью на окраинах городка в абсолютном одиночестве? Правильно! В его сторону направлялась, почти что плыла, маленькая девочка в балахоне. Шла она, завернувшись в несоизмеримо большие складки ткани, чуть покачиваясь. В руках несла корзинку. Ничего особенного.
Остес нервно вздохнул, и продолжил свой путь. Разум пытался выстроить логичную теорию о том, что маленькая горожанка просто задержалась... скажем, у родственников! Да, и теперь спешит домой к обеспокоенной толстой мамке. Так оно и есть. Может даже, есть смысл её проводить?
Обернувшись, храмовник увидел на дороге только никого. Очень, очень трудно определяемое и неприятное чувство посетило его в этот миг. В сотый раз передёрнувшись, юноша пробормотал простенькую молитву Создателю. Видно, в глазах приключился какой изъян. Девочка не могла просто взять и исчезнуть. Не бывает так.
Ниже по улице с грохотом попадали заботливо свёрнутые торгашами шатры. Остес почти что схватился за сердце. Вид той же девочки, появившейся с той же стороны дороги, но к нему значительно ближе,, заставил его ломануться в сторону попадавших шатров так, будто бы там хранилась его личная хрупкая собственность. Самообладание, например. Учащённое сердцебиение, постоянное оборачивание на крохотный силуэт и рой панических мыслей поблекли перед тем, что произошло позже. Замерев на месте, он было взял себя в руки. Что за глупости? С каких это пор мужчина бежит от ребёнка? Уставился на девочку грозно и решительно. А затем неосмотрительно моргнул.
От девочки не осталось и следа. Была посреди освещённой дороги – и нет. Почти что завизжав от ужаса, Остес припустился. Припустился куда? Куда-то в неизвестное никому, даже его вечно бдящему начальству, направление.

Астэ бежала по заученной дороге ведущей из центра к окраинам. Осталось совсем немножко. Она, если честно, потерялась. Ну, если быть точнее, это её потеряли. Неловко получилось, особенно если учесть, что тяжёлый плащ Андерса только не вдавливал её в землю. Но не бросать же добро!
Спереди шёл какой-то мужчина. Он пару раз на неё оглянулся, но ничего не сказал и не сделал. Ну и славненько, ну и хорошо! Погружённая в безрадостные размышления о том, как ей сейчас влетит, девочка завернула за угол дома в тёмную и страшную подворотню. Оказалось, что это не та тёмная и страшная подворотня, что она ищет. Нужна другая!
Вновь выбежав на освещённую луной дорогу, магесса с удивлением заметила, что незнакомый мужчина ускорил шаг. Даже, наверное, побежал. Это было так странно и одновременно интересно, что Астэ тоже невольно ускорилась. Когда мужчина остановился посреди дороги и уставился на неё, Биард очень удивилась и тоже остановилась прямо на середине. Без тени страха она размышляла о том, хочет ли незнакомец её о чём-то спросить.
В нужную тёмную и страшную подворотню её мгновенно унёс двигающийся с истинно нечеловеческой скоростью и бесшумностью маг.
- Андерс? – Коротко пискнула не ожидавшая такого поворота Астэ, с удивлением наблюдая за громадной скоростью мелькания мимо неё городского пейзажа.
- Потом поговорим! – Гневно прошипел отступник, на бегу перепрыгивая черед очередной разбитый ящик. Ночь была темна.

@темы: "Я даже не видел от чего мы бежали, но почему-то было очень страшно! ", dragon Age, Андерс не дурак, Астэ омен

23:43 

Девочка упрямо карабкалась вверх по стене. Её разум заволокла скорбь, но инстинкты вечно битой бродяги никакого отношения к эмоциям не имели, а потому работали исправно. У неё была конкретная цель, к которой был один единственный путь. Половину дела она уже совершила вчера, чудом избежав столкновения с храмовниками (казалось, что в этом примерзком городе каждый второй – рыцарь). Осталось самое главное. Потому она и карабкается.
Посох, что висел теперь за спиной обмотанным тряпками, был для неё слишком тяжёлым. Но Астэ бы за него, наверное, продала душу. Утешает лишь то, что делать этого не пришлось.
Вот уже три дня как она ничего не ела и не пила, почти не спала. По всему выходило, что она вот-вот должна упасть без чувств. Но тело противилось усталости и механически выполняло то, что от него требуется. В жизни не было никакой цели, кроме настоящего действия.
Наконец забравшись на вершину внешней городской стены, Биард присела в тени сторожевой башни и присмотрелась к следующему участку дороги. Там никого не было. Прошлые наблюдения показали, что привычная группа охранников и ныне щеголяющих в парадном храмовников вновь появится не позднее чем через пять минут. Надо поспешить.
Преодолев расстояния до участка стены, с которого лучше всего было видно её цель, отступница снова затаилась. Небольшой красный ящик, цепью закреплённый чуть ли не над входом в город, размеренно качался на ветру. Астэ стиснула зубы и, сдерживая вновь подступившие слёзы, поблагодарила Создателя за то, что та сторона ящика, что была заменена на стекло, не повёрнута очередным порывом в её сторону.
Для чистой работы следовало сконцентрироваться. Биард прикрыла глаза, сложила руки в молитвенном жесте и прислушалась. Всю жизнь это помогало, поможет и сейчас. Песня, что овладевала её сознанием снова и снова, придала сил и позволила сконцентрироваться. Девочка протянула руки вперёд так, чтобы качающаяся цель оказалась в пределах её видимости между ладоней. Песня в голове Астэ сменилась распевной формулой. Спустя мгновение деревянная крышка заискрилась, и ящик охватило пламя. Удалось.
Что-то подсказало ей, что надо обернуться. Глянув через правое плечо, она заметила бегущего к ней со стороны лестницы мужчину. Его лицо выражало не злобу, но настоящую ярость. При этом бежал он молча, и почти что не гремел своей вычурно парадной формой. Когда храмовник всё же крикнул нечто одновременно грозное и оскорбительное, магесса уже успела просчитать свои шаги. Точнее, не сама она, но что-то такое, что, невзирая на обстоятельства, хотело жить и за жизнь боролось.
Мимо пытающегося её поймать мужчины Астэ просто проскочила, воспользовавшись тем, что доспехи не позволят ему на бегу достаточно низко наклониться. Оставалась добежать до лестницы, оттуда спрыгнуть на крышу дома оружейника, съехать с неё на соседнюю, а там как-нибудь затеряться на улочках.
Помешал осуществлению плана девочки глухой удар. Щит второго храмовника, буквально вскочившего с лестницы, впечатал её в стену. Второй удар латным кулаком пришёлся прицельно по затылку. Отступница чудом не потеряла сознание, и даже сумела увернуться от следующего удара щитом. Но это её не спасло.
Первый храмовник, ещё более разъяренный, чем прежде, схватил её за ворот безрукавки и поднял над каменным полом. Хорошенько тряхнул, разворачиваясь к внешней стороне стены на полном ходу.
- Андерс! – Только и успела сдавленно пискнуть девочка, прежде чем полетела вниз.

Больно не было. Страшно – самую малость. Она лежала в темноте, свернувшись клубком, и слушала далёкую-далёкую песню. А потом кто-то взял её на руки. Кто-то очень тёплый. Смутно припоминая нечто подобное, Астэ запоздало осознала, что пение смолкло.
Она хотела было открыть глаза, но поняла, что ей это не нужно. Её медленно и бережно поставили на ноги. Девочка встала, выпрямив спину. Маленькая магесса смотрела на картины, что мелькали перед ней, без малейшего страха, потому что чувствовала тёплые руки на своих плечах. По её собственному безмолвному велению голос, что пел для неё всю жизнь, назвал себя.
- Я – Любовь. Я знаю тебя.
Отступница кивнула в знак уважения и принятия. Пёстрые образы остановили свой бег, растворяясь в пространстве. Исчезая, они показывали многое.
- Я – Астэ. Я тоже знаю тебя.

То место, где раньше было левое ухо, до сих пор горело. Первое ощущение, увы, не самое приятное. Но это ничего. Биард лежала на земле в неестественной болезненной позе. Не успевшая толком вернуться, Астэ не спешила что-то менять. Она почти что физически ощущала, как её сердце наполняется незыблемым отныне состраданием, а тело – новыми силами.
Кажется, шёл мелкий дождь.

@темы: dragon age, Андерс дурак, Астэ Астэ, большая любовь, одержимость, плакать сюда

23:41 

Фенрис уже треть часа курсировал по оживлённому базару. Негде протолкнуться. С Шани они разошлись, условившись, что встретятся вечером в таверне. Эльфийка уже вовсю проявляла самостоятельность, потому хмурый мечник особого беспокойства не ощущал. В целом, проводил время как праздный зевака. Всё вокруг пестрило, шумело, источало пряный запах и располагало к присоединению к ауре всеобщего веселья (в случае Фенриса – умиротворения). Попытка пройти за торговым рядом, между палатками и городской стеной, почти сто увенчалась успехом: на узкой дорожке в него на полном ходу врезалось нечто. Врезалось, коротко пикнуло и упало.
- Не ушибся? – Эльф на удивление услужливо подал руку.
- Ой-ёй. Простите, господин эльф, - это оказалась белобрысая девочка. – Я не знала, что здесь кто-то идёт.
Фенрис помог девочке подняться, бегло её осмотрел – цела. Привычным (помним о Шани) жестом стряхнул с рукавов её куртки грязь.
- Спасибо! – блондинка добро улыбнулась. – Я не ударилась! Можно я вас обойду? Меня...
Она заглянула за спину мечнику, дабы удостовериться в том, что уж за его-то спиной путь чист. Вежливо радостное выражение её лица моментально сменилось искренне удивлённым.
- ...ждут.
За спиной эльфа раздался странный, не из мира сего, звук.

@темы: dragon age, Джастис в шоке, история происхождения китайской стены, кирпично-реактивная тяга, стройка по-тевинтерски, тевинтерское правосудие

23:39 

- И как писал в своём трактате «Четыре школы» Первый Чародей Йозефус: «Школа созидания, иногда называемая Природной школой, - это одна из двух школ материи, дополняющая собой школу энтропии. Магия созидания имеет дело с природными силами и занимается преобразованием существующих и созданием новых вещей». Также в своей работе он отмечал, что овладение данной школой требует особой точности, внимания и мастерства. Лишь малое число магов способно в полной мере овладеть всеми тонкостями...
Астэ слушала с приоткрытым от удивления ртом. Старалась не отставать, крепко держалась за руку Андерса и слушала. Маг неспешно вёл её по петляющей тропинке, что она указала в начале прогулки. Обычно, когда целитель ей что-то объяснял, он говорил совсем иначе: громко, со смешными быстро запоминающимися примерами, сопровождая каждую важную деталь пасом руки. Сейчас же речь андерса была спокойной и размеренной. Такой, как если бы перед его глазами лежала многократно перечитанная книга.
- Так хорошо говоришь, - с уважением заметила Биард, перебираясь через преграждающее им дорогу дерево. – Ты сам так здорово выучил, да?
Андерс вызволил из плена коварных веточек её плащ и сумку, и снова взял девочку за руку. Астэ с некоторым трепетом относилась к этому жесту, и каждый раз с удовольствием и смешинкой отмечала, что рука её провожатого много больше её собственной. И ещё его руки очень тёплые.
- Дюжину раз слышал эту лекцию в Круге, котёнок, - Андерс неопределённо оглянулся, и продолжил путь. – Когда Карлу надоедало, он ставил меня перед новичками и...велел их просвещать.
Отступник как-то совсем опечалено вздохнул и поднял глаза к небу. Это был третий по «недобрости» знак. На втором были слёзы. На первом... Не то что бы маленькая магесса боялась Справедливость, но хуже приступа с целителем произойти ничего не могло.
В крайней мере обеспокоенная, она на ходу глядела на грустного и уставшего андерса и не спотыкалась только благодаря доскональному знанию тропы (она частенько здесь бегала по особо секретному делу). Не в силах подобрать какие-нибудь слова утешения или перевести разговор в не касающееся умершего друга Андерса русло, девочка притянула к себе руку мага и уткнулась в неё носом.
- Карл был хорошим, - убеждённо заявила она. – Не грусти, пожалуйста.
Маг остановился и удивлённо взглянул на чуть-чуть не расплакавшуюся Астэ. Маленькая ферелденка хорошо запомнила историю про Карла, скомкано рассказанную ей после очередного ночного кошмара. Одна мысль об усмирённых ввергала её в ужас и порождала пугающие размышления об их доле. А друга Андерса жальче десятикратно.
- Извини, - мужчина положил руку ей на голову и пригладил растрёпанные волосы. – Я просто устал.
Биард закивала и стала тереть глаза. Не надо плакать. Карл теперь рядом с Создателем, всё хорошо. Девочка как-то раз слышала у церкви от старой женщины, что лить слёзы из-за умерших нельзя – им от этого плохо. Плакать, искренне и бесконечно жалея Андерса, ей, конечно, никто на свете запретить не мог, но прямо сейчас не стоит так делать.
- Я знаю, - тихо-тихо проговорила Астэ. – Давай пойдём, осталось совсем немножко.
Идти пришлось действительно недолго. Девочка банально боялась уходить далеко от убежища. Из-за здоровья в том числе. Она очень сильно пугалась, когда падала от темноты в глазах. Но пожаловаться Андерсу не могла, потому что стыдно. Все еле двигаются от усталости, а она – просто так. Целитель уже однажды поставил её на ноги. И теперь, подучив школу созидания, магесса имела представление о том, какого труда это ему стоило. Весьма расплывчатое представление глупого отрока, но и этого хватало с лихвой.
Разрушенная старая мельница и растущая у самой дороги ива очень нравились Биард. Этот заброшенный уголок мира казался ей особенным, оставшимся с тех пор, когда сказки Мэрон были правдой. Остановившись у самых ивовых корней Астэ подняла глаза на своего воспитателя и внимательно-внимательно к нему присмотрелось. Ей жутко хотелось быть уверенной в том, что Андерсу тоже приятно здесь находиться. Она, конечно, спросит, но ответ может оказаться...не совсем правдивым.
- Здесь красиво, - предугадав вопрос Биард ответил маг.
Правой рукой он опёрся о ствол дерева. Теперь андерс глядел туда, куда, утопая в малиновых облаках, закатывалось солнце, без былой печали. Это было очень здорово.
Девочка заулыбалась и уже совсем раздумала плакать. Но у неё ещё оставалось невыполненным секретное дело. До тех пор, пока её ежевечернее путешествие к мельнице не будет завершено, не стоит расслабляться.
- Я отойду. Я совсем ненадолго, - высвободив руку и отбежав шагов на десять сообщила еле сдерживающая смешок Астэ.
- Куда это ты от меня убегаешь?
От, казалось бы, возникшей в голосе Андерса безмятежности не осталось и следа. Отступница замерла, не в силах разобрать, была ли в вопросе обида, недоверие или что-то более тонкое. Девочка пожала плечами и просто ответила:
- Секрет!
- У тебя от меня секреты?
Теперь интонация мага стала неподъёмно сложной. Ни лёгкая улыбка на его губах, ни заинтересованный взгляд ей ни о чём не говорили. Пожав плечами повторно, она уточнила:
- Это – секрет ото всех! Ты подожди совсе-ем немножко, я мигом обернусь!
Не дожидаясь ответа, Астэ развернулась и побежала к мельнице. В тот момент, когда она миновала ветхий забор и прыжками стала перемещаться по полуобвалившемуся ограждению, сердце отступника, ухнув, ушло в пятки, разрушив на своём пути все прочие внутренние органы, что только у него были. К тому моменту, когда он оказался у развалившейся стены мельницы (произошло это, стоит признать, достаточно быстро), Астэ уже исчезла в тёмном проёме.
- Астэ... - Андерс осёкся, только услышав, как странно звучит его голос. – Не прячься, иди сюда.
- Ну, А-андерс, - практически сразу же донеслось из сумрачной безызвестности. – Ты будешь ругаться.
- Что за глупости? Когда я на тебя ругался?
Повисшая тишина по чистой случайности оказалась крайне красноречивой. Девочка не издавала ни звука, пытаясь решить, когда именно строгий тон в голосе отступника надо считать за выговор. Андерс же окрасил своё беспокойство дополнительной неуверенностью в собственной памяти.
- Выходи скорее. Я не буду тебя ругать, - наскоро обдумав свои слова, он добавил. – Только если там не храмовник.
Из темноты донеслось сдержанное хихиканье. Шагов андерс не слышал, но предполагал, что, в конце концов, Астэ его послушалась.
Возникла девочка буквально перед его носом: на ходу запрыгнув на останки обвалившейся стены, Биард оказалась с ним глазами на одном уровне. Заметив это, она улыбнулась, но тут же снова стала по-детски серьёзной. Отведя глаза в сторону и сказав ёмкое «вот», Астэ продемонстрировала белую кошку, что держала в охапке. Животное многозначительно шевелило ушами и глядело на отступника честными голубыми глазами.
- Её зовут Ласка, - виновато проговорила ферелденка. – Она тут живёт. А я хожу к ней в гости.
Так жутко стыдно в жизни, наверное, может быть только перед Андерсом. Девочка переводила обеспокоенный взгляд с мяукающей кошки на мага, и наоборот. Целитель внимательно глядел на Ласку и, кажется, с головой погрузился в собственные мысли. Осталось только волноваться и ждать, что он скажет.
- Ты хочешь сказать, что каждый день лазаешь по этим ужасным развалинам, чтобы покормить кошку?
От того, насколько _строго_ прозвучали эти слова, у Астэ перехватило дыхание. Она вжала голову в плечи и неразборчиво угукнула. Тем временем мужчина продолжал:
- У неё секрет! А ты подумала о том, как здесь опасно? А если что-то случится? Вдруг ты расшибёшься?
- Но...но я же...
- Я бы тебя не нашёл!
Все тяготы мира в глазах крохотной отступницы поблекли, утратили свою серьёзность. Она почти что уткнулась в кошку, будто бы та могла как-то оградить её от строгого выговора, и сдавленно напомнила:
- Ты обещал не ругаться... Нету здесь храмовников.
Андерс замолчал. Девочка переминалась с ноги на ногу, стоя на шатающемся булыжнике, и с нескрываемым ужасом ожидала продолжения кране гневной (по её мнению) тирады. Ей казалось, что теперь целитель крепко на неё разозлится. И, что того хуже, не будет с ней разговаривать.
- Ну, ладно. Запомни, что я против того, чтобы ты здесь лазила. Уговор?
Мысленно попрощавшись с единственной своей подружкой и удовольствием от карабканья по стенам мельницы, Астэ кивнула и буркнула «уговор», что в их с магом общении было равносильно страшной непреложной клятве.
- Вот и отлично. Бери Ласку, и пойдём отсюда. Почти стемнело.
- Куда её брать? – Не поняла девочка.
- С собой. Как же мы её здесь бросим? – Андерс погладил кошку по голове, что побудило животное громко и с чувством заурчать.
- Так... Нельзя же, - Астэ до сих пор не была уверена в том, что правильно поняла смысл слов, сказанных мужчиной.
- Почему? Кто сказал «нельзя»? Сэр Ланселап прошёл со мной через Глубинные Тропы, и ничего с ним не стало, - заявил маг, донельзя гордый своим знаменитым котом. - Так что бери Ласку с собой, я разрешаю. А с деспотией старой Мэрон мы как-нибудь разберёмся.
Девочка поражённо уставилась на целителя и многозначительно шмыгнула носом. Немного помолчав, она пространно ответила:
- Андерс.
Сделала шажок на наклонившемся камне и робко поцеловала целителя в щёку. Тот взглянул на неё как-то странно. Взгляд был не плохим, но выражающим какие-то чувства, что, кажется, не передавались словами и, в целом, были Астэ пока недоступны. Так они простояли некоторое время, пока позабытая Ласка, пожелав внимания, не замяукала искренне и удручённо.
Андерс погладил по голове сперва девочку, после – кошку (что указывало на некую иерархию в отношениях), после чего осторожно спустил маленькую магессу на землю. Ловко усадив Ласку на одну руку, Биард привычно протянула другую мужчине. Неспешно они стали спускаться к шуршащей листвой иве.
- А на Глубинных Тропах очень страшно?
- Очень.
- И ты боялся?
- До сих пор боюсь!
- И сэр Ланселап боялся?
- Да что ты такое говоришь? Он был единственным, кто спокойно спал.
- А почему?
- Большую часть дороги он провёл в складках моей мантии.
- Тогда поня-ятно.

@темы: Андерс и котятки, dragon age, Астэ котенок, выгуливаются

23:38 

Перо шуршало по бумаге. Астэ очень нравился этот звук, потому что он здорово напоминал об их с Андерсом игре. Ну, ели совсем уж честно, то это была никакая не игра. Бумаги, как это водится, были страшно важными, а потому никто, кроме автора не должен был их понимать. Поэтому целитель раз за разом пытался придумать такую запись, чтобы о её значении тот, кто не знает ключ, не догадался даже примерно. Биард, как всегда, была добровольцем. Она бросала все свои силы на битву с закорючками и, как правило, побеждала. Андерс расстраивался и бросал неудавшиеся работы в печь. Он частенько хвалил маленькую магессу, но также говорил, что разгаданный маленькой ею пароль ничего не стоит.
Теперь-то блондинка приноровилась к тому, как отступник размышляет при своей работе, и сразу находила разгадку на все его записи. Но об этом говорила не всегда, чтобы лишний раз его не расстраивать. Андерс же не виноват, что при всём своём уме думает одинаково!
Весь день, а теперь ещё и вечер, отступник сидел в своей комнате и что-то чертил. Пару раз он выбежал в комнату с реагентами, что-то там взорвал (было много дыма), а потом вернулся за стол. Астэ, которую сегодня каждый желающий с особым старанием стращал, смогла зайти к целителю всего-то один раз. И то на пару минут: принести ему обед и проследить, чтобы вместо пера он взял ложку.
Скоро стемнеет. Девочка буквально вывернулась из цепких рук Мэрон, и побежала убирать со стола. Да так и осталась в комнате, благо Андерс на неё почти никакого внимания не обращал и не гнал. Рядом с ним, даже пребывающим в самом скверном расположении духа, было гораздо спокойнее, чем с другими. Астэ привыкла довольствоваться малым, брать, что дают, не навязываться и ни о чём не просить. Но со светловолосым магом было совсем по-другому. Каким бы уважаемым Андерс ни был, Биард просто не могла себя заставить хотя бы день его не трогать.
В особо острых случаях (вот как сейчас) она с ужасом от осознания собственной наглости намеревалась _потребовать_ внимания. Девочка уже четверть часа тёрла один и тот же угол стола и хранила молчание. Этот факт, разумеется, прошёл мимо погружённого в размышления отступника. Астэ многое замечала, и почти что точно знала, что скоро настанет нужный момент. И он настал.
Андерс медленно отвёл руку с пером в сторону. Пробежался глазами по своим записям, нахмурился. Повернул лист вправо, прочитал ещё раз. Вздохнул, потянулся к баночке с чернилами. Чуть-чуть не донёс перо до поверхности чернил, что-то чиркнул на уголке листа. Отодвинул бумагу от себя, прочитал в третий, последний раз. Задрал голову, что-то посчитал на костяшках пальцев. Вернулся в исходное положение, после чего положил перо на верхнюю губу так, будто бы у него есть усы, и упёрся локтями в стол, закрывая ладонями уши. Спёкся, сегодня больше ничего-ничего не напишет.
Ферелденка оставила тряпку на краешке, а сама подошла к Андерсу. Немного постояла, с трудом скрывая улыбку. Начала издалека:
- Андерс.
Тот никогда с первого раза не реагировал. Продолжал смотреть на свои записи, как на главного врага, и угрожающе шевелил пером.
- Помнишь, ты обещал?...
Это тоже не оказывало фактического влияния. Астэ немного помялась, после чего извернулась и легла головой там, где раньше лежал практически исписанный лист.
- Ну, Андерс, - практически обиженно проговорила она. – Ты же точно-точно обещал. А уже вечер.
Маг отвлёкся от своих мыслей и погладил девочку по голове левой рукой. Потому что правая была вся в чернилах.
- Ты так долго не выходишь, а тут очень сыро. Давай ка-а-апельку погуляем. Я покажу тебе красивое место. Там никто не ходит. Давай?
Было такое чувство, будто бы в эту минуту решалась судьба Астэ. Отчасти, так оно и было, ибо очередной отказ мог поставить крест на всей её жизни.
- Давай сходим, - наконец, ответил Андерс и откинулся на спинке стула.
Биард скромно, но искренне засияла от счастья. Она быстро выпрямилась и одарила мага воистину радостно-любящим взглядом. Пока андерс старательно стирал с рук и правого уха чернила, Астэ прошла в другой конец комнаты.
- Ты хранишь одежду у меня за сундуком? – удивился отступник.
- Сегодня утром принесла, - честно призналась девочка.
Услышав это откровение, Андерс хохотнул и поднялся на ноги. В отличие от Астэ, всё время ходящей в тёплой шерстяной безрукавке (тоже подарок, не менее ценный!), маг в своей комнате переодевался в лёгкую одежду. Пока он собирался, девочка присела проверить шнуровку на сапогах. От резкого наклона Биард неудачно вздохнула и закашлялась.
- Ну-ка, - целитель вмиг оказался перед ней стоящим на одном колене. – Давно ты кашляешь? Покажи горло.
- А-а-а-а, - широко открыв рот, протянула девочка.
- Вроде бы не красное, - Андерс взглянул на неё с некоторым подозрением. – А пьёшь ли ты, маленькая леди, ужасный горький отвар по половнику в день?
Астэ состоила страшную рожу, давая понять, что помнит вкус упомянутого травяного отвара так, будто бы выпила его минуту назад. Это рассмешило мага.
- Я тебе верю, котёнок. Давай, беги к старой Мэрон. Скажи, чтобы она тебя не искала. Но не говори, что я зову её старой!

@темы: dragon age, Андерс пишет, Астэ котенок, старая Мэрон старая (и это секрет!), усы-перо!

23:32 

Астэ стояла у двери, держа в руках корзину для хлеба, и подслушивала. Да-да, это нехорошо. Ей бы даже было за себя стыдно, если бы она оказывалась в такой сложной ситуации не так часто.
У них постоянно что-то происходило. Взрослые говорили больше, чем делали, и недоговаривали больше, чем говорили. Маги приходили и уходили, но каждый оставлял в общине свои мысли. Всё ещё несколько диковатая Биард слушала их всех, глядела во все глаза. Запоминала и делала выводы. Кто-то считал её глупой, кто-то – просто маленькой. Некоторые не взаправду относились к ней хорошо, а только для какой-то своей выгоды. Прожившая долгое время беспризорницей, хрупкая блондинка отлично видела разницу и понимала, чем это может обернуться для неё. И не только для неё.
Дослушав разговор уединившейся группы новичков до определённого момента, девочка тяжело вздохнула и свободной от корзинки рукой стала лазить по складкам кушака. Там она прятала много-много всякого. Отмычки – тоже. Почти что не глядя на замочную скважину, что и без того была ей почти что на уровне глаз, Астэ с усталостью древнего старца отпирала дверь. Ей очень не нравилось то, что сейчас будет. Но взрослые порой просто вынуждают.
Сделав самое спокойное лицо, на которое она только была способна, отступница распахнула дверь в только что запертую кладовку. Якобы игнорируя «заговорщиков», принявших абсолютно ошалевший вид, Биард проследовала к шкафу с хлебом и мукой.
- Мы же...запирали, - сконфуженно заметил стоящий во главе стола Эдгат.
- Да что вы там запирали, - непроницаемым тоном ответила Астэ, нарочито медленно перекладывая краюхи в свою корзину. – Смех один.
В помещении воцарилась абсолютная тишина. Четверо, что сидели за столом, косо поглядывали на Эдгата. Девочка слышала, что говорил, в основном, он. То, что именно он говорил, даже почти её разозлило.
- Астэ, цыплёнок, - ласково-ласково заговорила магесса в зелёном платье (Биард она ещё не называла своего имени). – Взрослые тут разговаривают. Иди скорее к Мэрон!
Биард неспешно развернулась и уставилась на говорившую пустым немигающим взглядом. Наклонив голову вбок, она ответила:
- Да если бы сидели за столом, да разговаривали. А здесь, так. Погаными языками мелят. Аж крысы дохнут.
Воздух в кладовке, наверное, можно было бы мешать ложкой. Астэ одарила своим особым (она не училась так смотреть, получалось само) взглядом каждого из присутствующих. На мгновение ей даже стало их немного жалко, ведь маги – самый суеверный на свете народ. Но сразу вспомнила слова, что они говорили, и мысленно пожелала самого скверного им вместе и по отдельности. И сделала всё для того, чтобы это стало ясно.
- «Всегда найдётся кто-то умнее», слышали такое? – Биард беззвучно прошла к столу. – Предатели всегда думают, что они умнее.
Обойдя стол, она вплотную подошла к еле сдерживающему себя Эдгату. Нарочно подошла так, чтобы каждый видел. Взяла из корзины ломоть и протянула магу.
- Хочешь хлеба?
Истерично почти что взвизгнув «Ах ты!» юноша замахнулся на Астэ. Девочка не шелохнулась, на её лице не дрогнул ни один мускул. Остальные маги повскакивали с мест, стали кричать на Эдгата, махать руками, что-то быстро говорить.
- Вот как, - пресным голосом прервала их всех маленькая магесса. – Не хочешь моего хлеба.
Она подчёркнуто не удостаивая взвинченных магов взглядом вернулась к двери. Повернулась через плечо, когда уже стояла в дверном проёме, и добавила:
- Мы знаем, что вы умные. Даже не стану вам советовать не есть за ужином. А то всякое бывает. Не угадаешь, когда хлеб поперёк горла встанет.
Ещё немного подумав, кроха заключила «Или не откроются глаз поутру. Воля Создателя» и закрыла за собой дверь. Мысленно она уже составила для каждого из сидящих в кладовке план. Если двое-трое самых беспокойных из них сегодня же сбегут, это будет для них только лучшим. Остальных Астэ вытравит, доведёт до слёз, вынудит от раскаяния разбить головы. Всё это ей ужасно не нравилось.

@темы: Астэ омен, dragon age

Вдоводел и Мракобес Band

главная