Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: dragon age (список заголовков)
14:59 

Дверной косяк возник внезапно. Послушно стукнувшись о него головой, Эва почти что расстроенно вздохнула и села на ступеньку. Рядом сидел притащивший её Рус, мир вокруг плыл. Куда он, кстати, плыл? Она, помнится, тоже плыла. Куда плыла? Когда плыла? Утро я-яркое, люди иду-ут куда-то, плыву-ут... Плывут, смешно! Плыли, плыли, поплыли.
- Кто стучал?
Шани, остроухая воробушковая хозяюшка, такая чуткая и обязательная. Вошёл кто-то в косяк с пьяных глаз, а она ни за что плохого не подумает! Кто-то, значится, постучал. Едрёна вошь, какая она славная!
Испытывая приступ любви ко всему живому, Дженкинс хихикнула и послушно впала спиной в дом. Можно считать, что вошла. Посмеялась, успокоилась, вытирая слёзы сделала комплимент касательно того, как Шанечке хорошо в переднике. Дальше – как в тумане.
Более-менее пришла в себя контрабандистка от того, что ей на голову одели ведро холодной воды. Буквально.
- Ой! Прости, Эва! Не удержала! – Раздалось откуда-то из внешнего мира.
Лучница примирительно хрюкнула в ведро, и даже не стала обижаться. Цокая когтями по комнате бродил и недовольно ворчал мабари-проводник. Без него бы в жизнь не добралась по адресу. Одинокой пьющей женщине очень удобно иметь такого спутника. И домой проведёт, и за задницу укусит... Кого именно укусит? – Будет видно по обстоятельствам!
- Это ты з...зв..звиняй, - Эва сокрушённо покачала головой и вздохнула. – Я такая пьяная.
Как позже выяснилось, кудрявая эльфийка отбуксовала её безжизненное тело на кухню. А, казалось бы, такая хрупкая... Хотя, по-настоящему хрупкие девы не в состоянии долго продержаться под одной крышей с опасными для общества маньяками. Ведь так? Подумав об этом, Дженкинс сдержанно хихикнула. Получился протяжный, низкий звук, что явно родом откуда-то из Тени.
- У тебя ошейник, - осторожно заметила Шанаэ.
Дженкинс сделала очень сложное лицо, подняла руку к шее. Действительно! Откуда он там? Как давно? Кто здесь?
- А-а-а! – Вспомнила контрабандистка. – Это от рабов осталось!
По испуганному вздоху эльфийки старшая Дженкинс поняла, что сказала сейчас что-то не то. Неприлично громко рассмеявшись и чуть не свалившись с лавки, будущая королевская лучница пояснила:
- Да нет же ж! Ебать-пороть! Королевский, етить его так, приказ: все работорговцы в городе и за его пределами считаются смертниками, а их тё-омные дела - «планами мертвеца». Мы их режем, а рабов – в казармы до выяснения каких-то там обстоятельств. Али в Круг, как, мать их, получится!
Эва по-галлски фыркнула и смолкла. Говорить что-нибудь про рабов ей ни разу не хотелось. Странные они: беспомощные, пугливые, слабые. Убогие. А вот то, как она, дура, оказалась в этой идиотской ситуации, было смешным до усрачки. Вдоволь насмеявшись и покрутившись так, чтобы деятельной госпоже Воробушку было удобнее её, нелепую и пьяную, вызволять из беды, ферелденка стала делиться впечатлениями:
- Я вот заметила, знаешь ли. Мне его как одели в момент! Там же замок кретинский! Я сидела и пыталась его снять ку-е-ву тучу времени, и хоть бы хны! Этот чёртов ошейник ничего не стоит одеть, но снять потом самостоятельно - невозможно!
- Я знаю, Эва, - тихо приговаривала эльфийка, находящаяся вне зоны видимости контрабандистки. – Мне это хорошо известно...

@темы: dragon age, Шани аккуратистка, Эва, алкоголь и ведра, вопрос снятия ошейника, примирительные хрюки

14:58 

Беспокойство. Не было страха или злости. Осталось только беспокойство. Мужчины рассказали ей о своём решении только вчера утром. Эва попыталась было спорить, но ничего кроме выговора от отца и пристального неодобрительного взгляда Дядьки она не добилась. Пришлось смириться и собирать свою семью в дорогу. На войну.
Дженкинс практически не общалась с девушками своего возраста (да и женщинами вообще), а потому ей и в голову не приходили такие способы избавления от волнения как слёзы, истерики или хотя бы битьё малочисленной посуды. Юная атаманша маялась, не находя себе места. За минувший день она множество раз перепроверила походные сумки, попыталась мало-мальски связно говорить с теми контрабандистами, что последовали примеру Локли и тоже вознамерились внести свою лепту в победу над ордой порождений тьмы. Большую часть дня лучница проговорила с отцом, выспрашивая у него о том или ином нюансе в будущем практически самостоятельном ведении хозяйства. Она и так всё прекрасно знала, но находила необъяснимое удовольствие в том, чтобы слушать голос родителя.
Ночью Эва не сумела сомкнуть глаз. Она гладила по голове и целовала привычно обнимающего её во сне Трэванса, и молила Создателя о том, чтобы Он уберёг её младшего брата от беды. Зеленоглазая контрабандистка ежечасно боролась с желанием разбудить Трэва и чуть ли не слёзно умолять его остаться дома. В этом случае брат не сможет ей отказать, ведь он такой добрый и сопереживающий... Слишком добрый для войны. Люди, звери, подземные твари – не всё ли равно, кто станет причиной грандиозного кровопролития? Волчонок не создан для сражений, как и она сама. Но таким нечестным (дети вора и убийцы тоже знают, что такое «честно») способом остановить брата никак нельзя. Ведь откажись он от своих слов в последний момент, и его могут счесть за труса. Трэванса едва ли заботило мнение о нём всего белого света, ну или хотя бы тех же контрабандистов, среди которых они росли. Но он абсолютно точно не вынесет мысли о том, что его поступок мог счесть недостойным Кинар.
Дженкинс единовременно ждала встречи с возлюбленным, и с ужасом представляла, как это будет. Эва была откровенна с собой и отдавала себе полный отчёт в том, что молодой стражник является единственным в мире человеком, имеющим над ней реальную власть. После многочасовых препирательств с семьёй достаточно было услышать от Кина лишь спокойное «подожди нас дома», чтобы выбросить из своей головы все еретические мысли.
Жених попросил приготовить ему в дорогу памятный подарок. Эва слышала, что обычно в дорогу девушки дарят церковные амулеты. Но у неё ничего подобного не было. Только одна единственная цветная лента, которую она повязала под наплечник доспеха. На удачу.
А ещё утром (Эва это точно решила) она обязательно поцелует Кинара. Они же на долгий срок расстаются, война далёкая и затяжная. Можно ведь разок поцеловать? Тоже на удачу.
Да, ей остаётся только быть дома. И ждать.

@темы: dragon age, бравая Эва, не созданные для сражений

14:57 

Шани крепко и сладко спала всегда. Но со временем возникло одно обстоятельство, что то и дело нарушало планы кудрявой эльфийки на сон. И вот буквально недавно это обстоятельство родилось, а потому пинаться и крутиться, чтобы разбудить маму, оно больше не могло. Но Создатель даровал маленькому воробушку не только неиссякаемые силы, но и зачатки грозного командного голоса. Шанаэ была с сыном врозь совсем немного времени (да и что эти часы значат в сравнении с долгой и, несомненно, счастливой будущей жизнью малыша?), но реагировала на изменение его состояния с удивительной быстротой.
Кичи с видом бывалой разрешительницы любых ситуаций спеленала ребёнка и уложила его в подвешенную к потолку люльку, потому спали они с воробушком сейчас по-отдельности. И от этого самого крепкого и сладкого сна эльфийку пробудил даже не плач, а намёк на недовольное сопение, что в плач вот-вот перерастёт. Не успела Шани открыть глаза и протянуть руку, чтобы покачать колыбель, как малыш успокоился. Колыбель уже качал стоящий у кровати Фенрис.
Женщина осталась лежать неподвижно, чуть-чуть приоткрыв глаза. Сперва она наблюдала за тем, как осторожно и бережно тевинтерец касается края колыбели. Затем перевела глаза на лицо чуть ли не задержавшего дыхание Фенриса. Шанаэ легко прочла в глазах супруга то, что мирно заснувшего младенца он считает самым хрупким созданием на свете. После неё самой, разумеется. Мужчина глядел так удивлённо и внимательно, будто бы прежде никогда не видел детей. Хотя, быть может, таких крох действительно не видел.
Наблюдая за своим мужем, Шани осторожно улыбалась. Ей казалось, что улыбнись она ещё хоть капельку счастливее, то непременно выдаст себя слабым свечением. Остроухая ферелденка всё же была самой домашней женщиной на свете, и то, что происходило сейчас, несказанно её согревало. Странное дело, разве можно быть ещё счастливее?
Взять ребёнка на руки Фенрис так и не решился. Побоялся. Но ничего, завтра будет новый день, и Шани непременно познакомит свой привычно хмурый смысл с собственным сыном.

@темы: dragon age, Шани Шани, волкопапа в воробушковом доме

18:22 

Кичи все еще не могла полностью поверить в реальность происходящего. С прошлого вечера она практически не отходила от своего короля, безмолвной тенью перемещаясь по комнате или безучастно замирая возле кровати Себастьяна. Отвлечь от важного дела (самого, гарлок побери, важного на данный момент!) ее не могли ни попытками накормить, ни чем либо еще. Вопрос о "смене караула" был поднят, но после совместного взгляда сурового мабари и молчаливой девы в особенно инфернально смотрящемся на ней светлом платье хватило, чтобы подобных глупостей больше не спрашивали.
Брюнетка испытывала страшную смесь эмоций. Мир вокруг жил, дышал, пузырился беспокойствами и тревогами, постоянно что-то происходило - причем не только вокруг, но и внутри самой Кичи. Чувства внутри расцветали, смешивались, перетекая одно в другое. И было безумно больно и страшно - почти до слез! И больше всего на свете хотелось сбежать, не важно куда, просто сбежать, забиться в темный угол и мучительно долго переживать этот жуткий переизбыток красок.
Но одного взгляда на бледное лицо правителя хватало, и метущаяся по небольшому помещению девушка замирала, изнывая ко всему прочему еще и от стыда.
После того происшествия возле лестницы брюнетка вообще стала на редкость восприимчива ко всему, что связано с Себастьяном, а уж после того платка... Он и сейчас был на девушке - торопливо собираясь в замок, она просто не смогла его не взять. Подарок старкхэвенского короля всегда одновременно и волновал обладательницу, и странным образом успокаивал. Ей нравилось прижимать ткань к лицу, медленно вдыхать ее запах...
Словом, видеть этого человека так близко было для Кичи чересчур. А нужно было еще и регулярно проверять его рану, менять припарки... От одной необходимости прикасаться к Себастьяну Кичи мелко трясло, но, как говорится - глаза боятся, а руки делают, и через какое-то время бледная как смерть дева все-таки освоилась. Но каждый раз, склоняясь к монарху, невольно смотрела на его лицо, до ужаса опасаясь момента, когда он все-таки придет в себя, и придется что-то говорить, объяснять... Кичи ненавидела говорить. А объясняться - особенно.
Конечно, это был не совсем сон, а болезненное забытье, и чем раньше Себастьян из него выберется - тем лучше, но...
"Между прочим, малодушие - грех" - прозвучало в голове девушки, сидящей на коленях возле королевского ложа. Она неприятно дернулась, испуганно вжав голову в плечи. Сбился ее тихий шепот, оборвалась короткая молитва.
Иногда Себастьян ворочался во сне, что-то сбивчиво говорил, но все это был лишь горячечный бред тела и разума, борющихся с кипящей в крови отравой. Первое время брюнетка опасалась вмешиваться, но сейчас, когда он в очередной раз, поморщившись, что-то заговорил - в голосе короля прозвучало такое искреннее отчаяние, что у Кичи что-то сжалось внутри. Ей вдруг помстилось, что то, что Себастьян говорил - не сами слова, а то, как они звучали, их смысл, прячущийся куда глубже неразборчивых формулировок - это отголосок того, непрозвучавшего у колодца в прогорающей до основания деревни. Это не просто боль.
Это Кичи понять могла.
Она, не поднимаясь с колен, переползла к изголовью кровати. Аккуратно прикоснулась дрожащими пальцами ко лбу монарха. Качнула головой, подалась вперед, прижавшись к покрытому испариной лбу губами. По сравнению с почти горящей кожей Себастьяна, сама себе девушка показалась просто ледяной.
Плохо.
- Тихо, тихо... - негромко, очень мягким, почти мурлычащим тоном протянула Кичи, - Это все не на самом деле...
Она снова аккуратно погладила мужчину по голове, едва заметно улыбнулась, и эта улыбка вышла у брюнетки неожиданно искренней и теплой.
- Все хорошо. Все будет хорошо. - продолжала наговаривать девушка, - Вот увидишь.
Она глубоко вздохнула, собираясь с силами, и тихо запела, благо день, о котором говорилось в гимне, был совсем недавно, и это еще можно было счесть уместным:
- Поднимем кружки же, ферелденский народ, отправим страхи в Тень!
Благословенная Андрасте нас осчастливила рожденьем в этот день!
Пришедшая остановить пороками увенчанный Тевинтер
И магию его, сошедшую с пути.
Благая весть, несущая покой и радость!
Благая весть в день Сатинальи!
Случайный зритель бы ни за что не признал в этой девушке, склонившейся над Себастьяном, Кичи, обычно похожую на настороженную волчицу. И ее темные, почти черные глаза, нежно глядящие на подопечного из-под полуопущенных ресниц, мало походили на обычный для брюнетки недоверчивый взгляд лесного зверя.
Другое дело, что случайный зритель после такого долго бы не прожил.
Кичи очень не любит, когда кто-то лезет не в свое дело. Рус, разумеется, не в счет.

@темы: dragon age, Кичи стесняется, волчья любовь, лучшая нянька Тедаса

18:21 

В неверном свете свечи рисунки на картах выглядели ещё более бледными и потёртыми, чем они были на самом деле. Эва бережно хранила карты, что применялись не только во время праздного (если сие действо вообще можно считать праздным) гадания, но и при решения важных безысходных проблем самого бандитского толку. Так что сия реликвия семьи контрабандистов где только не побывала. А рваные, подгоревшие, пропитавшиеся кровью и Создатель знает чем ещё уголки колоды кокетливо приоткрывали завесу тайн биографии старшей Дженкинс. В это же время сакральное содержание изображений и хитросплетение их значений повествовали о жизнях других.
- Ты это видел? – Спросила лучница у брата, на коленях которого сидела, и положила перевёрнутую лицевой стороной карту на стол.
Трэванс коротко кивнул и положил голову на её плечо. Эве было так спокойнее во многих отношениях: самый родной из всех живущих не только с теплотой обнимал её, но и внимательно следил за процессом, давая забытые родственницей интерпретации и уточнения.
- Третий же ж раз подряд Воин. Ну, етить, это ж к бабке не ходить!
Заинтересованная Шанаэ осторожно придвинула к себе карту. Тонким пальчиком провела по контуру закованной в латы фигуры. Задумчиво свела брови, второй рукой погладив живот. Как это – общаться со скоро родившимся ребёнком, Эва совершенно не представляла. И пусть едва ли ей самой когда-нибудь представится такая возможность, за источающей свет более тёплый, чем домашний огонь, эльфийкой она наблюдала почти что с благоговением.
Повисшую тишину вежливо прерывал треск дров. Для летней ночи было прохладно и очень темно.
- Мальчик, - тихо подтвердил Трэв, собирая со стола все прочие карты.
Контрабандистка следила за тем, как робко рождается улыбка на губах Шани. Здесь таилась столь страшная тайна души, что Эва неожиданно для себя смутилась. Надо было срочно отвлечься. Перемешав собранные братом карты и с кивком забрав переданного будущей мамой Воина, Дженкинс скользнула взглядом по слабо освещённой комнате. Где-то в тени мебели бродил выспавшийся за день Рус. Внимательно изучающая происходящее Кичи выглядывала из-за спинки шаниного кресла. Этой ночью на первом этаже дома госпожи Воробушка компания собралась самая подходящая.
- Кичи, подружка, - как-то очень /недобро/ обратилась Дженкинс. – Давай мы тебе погадаем? Что скажешь?
Дева хранила молчание, и смотрела на говорящую так, будто бы та вела повествовании не из мира живых. Трактовать это можно было как угодно, потому склонная к скорым решениям Эва расценила отсутствие ответа как неуверенное заинтересованное соглашения. Хотя кто знает, как оно было на самом деле?
- Сейчас узнаем о чём речь, сейчас всё узнаем.
Потерев шрам тыльной стороной ладони Эва принялась шептать наговор, необходимый для правдивости в порядке символов. Не поддающийся объяснению ритуал никогда прежде её не подводил. Главное здесь – владеть достаточной мудростью и внимательностью.
Прекратившая бубнить Дженкинс дважды стукнула по столу костяшками пальцев и вытянула из середины колоды карту, тут же положив её в пределах даваемого свечой освещения.
- Гадаем на Короля!
Что-то громыхнуло и разбилось. Перепугавшаяся Эва сперва подумала, что эти страшные звуки издала округлившая глаза Кичи. Но тут же оказалось, что виной всему не заметивший на своём пути глиняного горшка мабари. Перепугавшийся больше всех Рус вопреки ожиданиям тех, кто его знает, не попытался скрыться с места преступления, и даже не заскулил. Перестали дышать абсолютно все. Участники ночного собрания как один задрали к потолку головы и задержали дыхание. Так они просидели примерно минуту.
- Слава Создателю, - зашептала взволнованная Шани. – Не проснулся.
Порядком струхнувшая Эва выдохнула и обратила свой взор к позабытой было фигуре облачённого в красную мантию Короля. Наговаривая соответствующий наговор, лучница начала раскладывать спиральный узор от первой карты. Огонёк свечи прыгал, делая и без того сложную формулу гадания донельзя таинственной. Все молчали, заинтересованно наблюдая за увеличением рисунка.
Переворачивать карты в определённой последовательности и убирать лишние помогал Трэванс. Чем меньше открытых карт оставалось на столе, тем больше из поля зрения пропадала хрупкая темноволосая дева. Когда же их осталось девять, Эва погрузилась в размышления.
Смысл имели не столько сами рисунки, сколько их последовательность и положение. Поворот карты, её место на столе, невидимые на первый взгляд очертания символов – всё это давало массу сведений разной степени туманности. Надо только рассмотреть.
Судя по недовольному хмыканью в плечо, Трэв видел ту же картину. И трактовал её так же.
- Синий Король под Солнцем...
Эву прервал звук быстрых и мелких удаляющихся шагов. И это был не Рус. Если бы не ночь и близкие к рабочим условия, Дженкинс непременно закричала бы «Куда?! Лови её!», и, быть может, даже свистнула бы для острастки. Но в данной ситуации она была бессильна. «Ничего, завтра ещё день длинный, - с затаившимся упрямством подумала контрабандистка. – Поймаю ещё, не спрячется».

Помимо явных преимуществ форма имеет ряд недостатков. Ибо вот так сразу и не объяснишь, почему королевский лучник несётся по улице сломя голову без видимой на то причины. Для увеличения скрытности (да-да, в белых доспехах) и сокращения времени в пути Эва неслась по крышам жилых домов, молясь Создателю и кому ещё придётся, в надежде на то, что горожанам хватило сознательности держать кровлю в достойном состоянии.
Их с Трэвансом привычка держать окно открытым сослужила для Дженкинс добрую службу. С грохотом приземлившись в центр комнаты, лучница громко (если вдруг кто не слышал) ругнулась и головой открыла дверь в коридор.
- Шани-и! Не рожай, это я!
Эльфийка обнаружилась, как и ожидалось, на кухне недалеко от яблочной корзины. И прежде чем пообещавшая не приводить в мир второго Воробушка сию же минуту Шанаэ начала строить теории, порядком запыхавшаяся контрабандистка завалилась на стол и стала вещать:
- Меня послал Фенрис. С ним всё в порядке, но домой... Ууух, мафератова сила... Домой не скоро вернётся. Мы с Трэвом в замке ему помогаем, не боись. Тоже вернёмся как сумеем.
Бывшая Эйртре понимающе кивнула, и перевела взгляд на Кичи, что сидела рядом и только успевала счищать с фруктов шкурку и нарезать их дольками. Дженкинс как раз почти лежала головой в миске с нарезанными яблоками. От судорожных вздохов запыхавшейся бегуньи эта самая миска накренялась и выбивала ритм на поверхности стола.
На первый взгляд ситуация была практически обычной: сумрачный тевинтерец время от времени посылал кого-нибудь из Дженкинсов домой, дабы известить супругу о своей вынужденной задержке на службе. Значило это примерно «Там Фенрису башку отгрызают! Вернётся, как только мы её пришьём!», но до Шани доходило в смягчённой форме. Все присутствующие знали, что сейчас Эва поднимется со стола и, ругнувшись для острастки, унесётся обратно.
Может быть, изуродованное шрамами лицо ферелденки было слишком сложным, а может сработала врождённая волчья внимательность. Ну, или же у про запас бдительной девы просто что-то ёкнуло... Как бы то ни было, Кичи медленно положила себе на колени нож и полувопросительным тоном уточнила:
- Ты сказала «в замке», а не «в Круге».
Тут-то можно было и уноситься. Что-то такое предполагая, решительная дева схватила Дженкинс за ремни наплечников и почти что притянула к себе. Это, кажись, служило символом того, что публика жаждет подробностей. Под столом взволнованно заворчал Рус. Подёргавшись для порядку, Эва сдалась.
- Обоссы меня Создатель. Ладно! – Растрепавшаяся русая коса не дала контрабандистке знатно шибануться головой. – Было покушение на принца. Но Себастьян вовремя закрыл мальчишку.
Звук, что издали слушательницы, мог не только до смерти перепугать неподготовленного, но и оглушить его на пару часов. Пока женщины переживали услышанное, Эва апатично глядела на потолок и размышляла, как странно называть короля по имени, а наследника трона обозначать пренебрежительно прозвучавшим «мальчишка». Фривольности, достойные её.
После непродолжительной тряски почти успевшая достигнуть притворного умиротворения (сердце же забилось ровно!) лучница вкратце поведала о том, что произошло буквально пару часов назад. Покушение совершил проникнувший во внутренний двор замка бард. Оружие – арбалет. Всё случилось во время обучения принца стрельбе из лука.
Дженкинс, не успевшую особенно прикипеть душой к Ваэлям, так и подмывало отметить, что план убийцы был идеальным, практически беспроигрышным. Разве мог стрелок предположить, что именно сегодня Его Величество пожелает лично взглянуть на успехи своего отпрыска? Но подобные размышления следовало оставить при себе, если жизнь дорога.
- Но все живы, - заверила присутствующих Дженкинс. – Кроме барда. Фенрис его прикончил, прежде чем... Чулки Андрасте! Шани, не реви!
Этого ещё не хватало. Стрелок испытала ни с чем не сравнимый ужас не столько от того, что вечно сострадающая беременная эльфийка льёт по живой (и почти целой) королевской семье горючие слёзы, сколько от того, как эти самые слёзы потом Эве аукнутся. Лириумный призрак сегодня был ну очень не в духе.
- Залежалась я с вами, подруги! – Крикнула лучница тоненьким басом и спрыгнула на пол. – Бок Себастьяну лекари заштопают вмиг, не сомневайтесь! Он нас ещё потиранит лет десять, а то и двадцать! Секрет сохраняйте, слёзы вытирайте, яблоки ешьте – полезно дохрена! Рус, за мной.
Какая-то, мать её, неведомая сила заставила почти развившую скорость для спринтерского броска Дженкинс обернуться и взглянуть на Кичи. Скорость моментально упала до отметки пренебрежения. Голова очистилась от лишних мыслей.
- Шани нельзя оставлять одну, - с нажимом напомнила ферелденка.
Надо признать, что до сих пор красная от слёз эльфийка нашлась сразу же. Первый сорт, чистая работа. С такой соображаловкой только на должность воеводы.
- А мы с воробушком пойдём к соседям в гости, - Шанаэ осторожно погладила живот. - Давно мы не были у бабушки Фис. Да, моё счастье?
Слушая полный любви щебет Эва страдальчески закатила глаза. И с этими людьми (простите-простите, эльфами) сдружился её брат.
- Ну, что ты будешь делать? – Лучница облекла свои мысли в более мягкую форму и задумчиво почесала затылок. – Минуты на сборы. И плащ мой найди.

- Это как же, твою мать, вас прикажешь понимать?
Первый опыт тихой, но крайне живой ругани с со стражниками, стоящими у дверей в королевские покои, был захватывающим и запоминающимся. В лицо Эву (а-ха-ха) знали уже абсолютно все слуги, да и некоторые важные господа. Но конкретно эти молодцы делали вид, что даже о королевских лучниках слышат впервые. Можно их, конечно, понять – нервы, беготня по замку, ежечасная смена приказов и лиц... Можно понять, но зачем?
- Очень шумно.
В момент появления светловолосого убийцы дружно вздрогнули все, кроме Эвы. Трэванс просто иначе никогда не появляется. Младший Дженкинс смерил стражников взглядом своих синюшных глаз и чуть слышно добавил:
- Сейчас на этаже тихо, всё слышно из детских комнат. Фенрис просит соблюдать тишину.
О том, как эффективно обычно седой тевинтерец «просит» можно было легко прочесть по вытянувшимся лицам стражников. Круг явно атмосферно переехал в замок.
Дверь за их спинами приоткрылась, и в коридор шурша складками длинных одежд вышел лекарь. Почтенный муж вздохнул, поправил ремень звякнувшей сумки с лекарствами и, игнорируя толпу набившихся в коридоре людей, обратился к Трэвансу:
- Его Величество спит. Два дня отдыха, скажем, и его здоровье полностью восстановится. Приставьте слуг, соблюдайте тишину... С вашего, скажем, позволения лекарственные снадобья я оставил на столе, что у балконных дверей... Зовите меня без промедлений в случаях непредвиденных.
Наблюдая за чинно и важно удаляющимся лекарем не дышали абсолютно все. У каждого на то были свои причины. Эва, к примеру, была глубоко поражена тем, что доверенным лицом мудрого мужа внезапно стал её родственник. Но остальные были в более сильном замешательстве, раз первой всё же оклемалась деятельная лучница. Она схватила прежде прятавшуюся за её спиной Кичи за плечи и затолкала её в комнату с кратким пояснением: «прислуга». Комментарием «охранять» был сопровождён задвинутый ногой мабари.
Дженкинс зашагала по коридору с чувством выполненного долга. Богоподобную охрану дверей в покои Себастьяна она обеспечила, лучшую в Старкхэвене сиделку доставила (степень добровольности последней – вопрос спорный). Перед Фенрисом отчитаться, королевским отпрыскам поулыбаться, Трэванса обнять – и всё, можно к Создателю.

@темы: dragon age, Эва в яблоках, влияние по-тевинтерски, доверенное лицо Трэванса, лучшая нянька Тедаса, недостатки формы

18:17 

- Уже вернулся? Эк какой скорый!
- Гонец приехал раньше.
- Очень спешил, значит, на меч броситься.
- Вот маска.
- Наконец-то! А то я без неё как голый: приятно, но непривычно.
- ...
- Что ты расселся? Устал? Иди давай, хвались смекалкой и предупредительностью.
- Зачем?
- Ну ты будто бы не местный. Этот подвиг укрепит твоё положение здесь. Все кругом тебе обязаны.
- Мне это не нужно.
- «Не нужно» говоришь?
- ...
- Что ты за дубина? Ты серьёзно? Нет-нет, пострел, ты мне в глаза смотри. Серьёзно думаешь, что весь этот спектакль и есть любовь?
- ...
- Не мне судить, как она тобой крутит. Но даже я, старый дурак, вижу, что с этой дьяволицей что-то не так. Скажешь, я не прав?
- ...
- Плод безделья и пустой головы, а не любовь. Ты только и думаешь, как лишний раз показаться на глаза. Это – любовь? Тупая невинность. Любовью, настоящей, нормальной, было бы, если бы ты ночью тёмной без лишнего шума прирезал её папашу. Час хлопот – и проблемы решены у вас троих. Не думал о таком?
- ...
- Ах, думал! По глазам вижу. Ну, хитёр! Тебя, как твоего братца: учить – только портить!
- Ты можешь просто заткнуться?
- Нет. Объясню второй раз, а то ты только на примерах понимаешь. Любовь – это когда ты посреди ночи отправляешь деятельного молодого придурка, чтобы тот заранее решил проблему, и у дамы не возникло причин через пару дней поджигать ближайший участок леса.
- ...
- Не дорос ты ещё до любви. И не смотри на меня так. Слушай и будь благодарен. Чтобы любить, надо за себя в полной мере отвечать. Быть хозяином своей жизни. А у вас, молодых, в голове одно...сено. Вон с глаз моих. Пока не начнёшь вести себя оправданно, не возвращайся! Хотя, ладно, возвращайся – мне скучно здесь. И егозу зови, она меня развлекает.

@темы: Арен лекцию толкает, dragon age, любовь по-орлесиански

18:16 

- Мэррик! Мэррик! Мэррик! Мэррик!
Астэ выкрикивала имя искомого юноши каждый раз, когда перепрыгивала через кочку или вредную корягу. А их на крохотной, будто бы искусственно огороженной холмами, полянке было многое множество.
Для лета в горах была на удивление тёплая и солнечная погода. Земля так прогрелась, что болявая магесса без опаски бегала по тропинке босиком. Было очень приятно снять куртку и пододетые под мантию брюки, без которых в Убежище иной раз задубеешь. Не менее радовала возможность также снять с себя хотя бы на день ту ответственность, что... Хотя, что значит «снять»? Здесь, скорее, уместнее сказать «убежать». Но о таких сложных глубоко философских вещах светловолосая одержимая не думала. Она бежала не от проблем, а к Мэррику.
- Мэррик! Мэррик! Мэррик! Ты пришёл? Ты уже пришёл?
Из проёма, ведущего к лестнице вниз, показалась голова младшего Текхо. Юноша довольно щурился, глядя на солнце, и в упор игнорировал снесённые на лицо ветерком пряди волос. Коты, даже орлесианские, очень любят греться на солнцепёке.
- Только поднялся, Котёнок! Ты нагулялась?
Крикнуть что-то в ответ Астэ не могла, потому что запыхалась. В одной руке она держала мешающий бегу подол мантии, в другой – подарок. Только не врезавшись на бегу в вышедшего на свет арбалетчика, одержимая отпустила низ юбки, выпрямилась и со вздохом упёрлась локтём в бок.
- Фу-ух! Как славно, что ты пришёл!
Вдруг Биард ощутила столь редкую, но тяжело переживаемую смесь стеснения и волнения. Хотя, казалось бы, это же Мэррик. Немного помолчав, магесса подняла глаза на своего собеседника и тихо-тихо попросила:
- Наклонись ко мне, пожалуйста.
Улыбчивый орлесианец эту просьбу выполнил. Астэ осторожно (очень-очень осторожно) одела на тёмную голову свежесплетённый венок, поправила творчески топырящиеся травинки и почти что выпавший жёлтый цветок. К таким делам просто нельзя подходить безответственно.
- Это - тебе... – Зачем-то уточнила дева, и привычно растерялась.
Суть её растерянности всегда заключалась в одинаковой любви к обоим глазам Мэррика. В какой смотреть? – Загадка. И раз уж сегодня был день безудержных творческих порывов, страшно довольная своей победой в области венкоплетения взволнованная Астэ спросила:
- А можно я тебя обниму? Можно?
Юноша, увлечённо поправляющий мелкие цветочки в распущенных волосах магессы просто не мог ей отказать.

@темы: Астэ Астэ, dragon age, белкин сын

23:12 

На редкость похабная зима.
Ласерта сидела на крыльце, сложив руки на коленях, и безрадостно таращилась на творящийся на улице ужас. Если погодой кто-то управляет, он или сейчас пьян, или не уследил, и потом ему должно быть стыдно. Ибо где это, скажите на милость, видано, чтобы зимой хлестал дождь? А вот на тебе, сыпались с неба мелкие отвратительные капли, падая на подтаявший снег, густо замешанный на грязи.
Если не знать, что Ирика сидит рядом, можно и не догадаться - настолько тихо вела себя девчушка. Лас скосила на нее взгляд. Рыжевато-золотистая и веснушчатая, ее подопечная была похожа на маленькое солнышко. Распущенные из кос волосы вились упругими волнами, до боли резкий пасмурный свет зимнего (если звать этот позор зимой, ага) солнца подсвечивал почти детский пушок на щеках.
Как же все-таки хорошо, что она вовремя оказалась тут, в Убежище. Ирика была из тех, кого Ласерта сразу считала практически семьей и очень радовалась возможности поучаствовать в судьбе, защитить.
Почувствовав на себе взгляд, девочка перевела взгляд очень серьезных, зеленовато-карих, глаз на рыжую ведьму. Неуверенно улыбнулась, скорее даже просто обозначив улыбку уголками губ. А жаль. Когда девчонка улыбалась, на ее округлых щеках образовывались преочаровательнейшие ямочки.
- Нравится тебе погода, да? - поинтересовалась Ящерица, отводя взгляд.
- Очень. - не стала спорить Ирика, - Я люблю дождь.
Они снова замолчали.
Молчать с Ирикой всегда было очень уютно. Она вообще была не совсем обычной - едва появившись тут, почти моментально освоилась, активно помогая Астэ с организационными вопросами. Да и в вопросах магии, пусть и не слишком обучена, а схватывает на лету - за такую ученицу стыдно точно не будет.
Ласерта прикрыла глаза, опираясь о перила. Она снова не выспалась - усталость и обилие мыслей разной степени тяжести вновь не дали отступнице ночью покоя. Да и Ненависть, жаждущий вклиниться во все, во что только можно, не добавлял спокойствия. Засранец, чтоб его наги искусали.
Потом одержимая подумала, что желания имеют тенденцию сбываться, и в таком случае, выходит, наги покусают как раз-таки ее...
Демон отозвался тихим смехом, зловеще зазвучавшим в голове Лас.
- Да пошел ты в задницу, пятка драконья. - едва слышно буркнула магесса.
Ирика ничего не сказала, она вообще никак не подала виду, что что-то услышала. К подобным странностям своей наставницы она привыкла достаточно быстро и особого дискомфорта не чувствовала. Или, по крайней мере, не демонстрировала. На диво устойчивый разум был у этой магички, ну просто на диво.
Как ни странно, но тихие шаги первой услышала тоже Ирика, хотя развернулись они с рыжей ведьмой почти одновременно. Повисло мгновение тишины, которое, казалось, тянулось невероятно долго. Потом Рыжуля подскочила, словно ужаленная и унеслась в дом, невероятным чудом умудрившись проскользнуть между перилами крыльца и фигурой вышедшего охотника. Ласерта приподняла брови, оценивая ловкость воспитанницы.
Молодец, ничего не скажешь.
Женщина еще разок глянула на темное пятно маски и, зачем-то пожав плечами, развернулась обратно. Тут происходили куда более интересные вещи, чем игра в гляделки. Не в настроении, в общем, была одержимая, чтобы с кем-то там на какую-нибудь тему всекаться или еще что-нибудь в таком духе.
Впрочем, мужчине особого приглашения и не требовалось. Храня все то же молчание, он присел на освобожденное Ирикой место, проигнорировав Лас, которая буркнула что-то вроде "на нагретое приперся, ну да". В частности, отступница была недовольна тем, что жизненное пространство резко сократилось - Арен по пропорциям был значительно крупнее девочки-подростка (как ни странно, да?), и теперь они сидели, задевая друг друга плечами.
Охотник, впрочем, это воспринял с поистине орлесианской безмятежностью, так что отступнице оставалось лишь смиренно принять произошедшие изменения.
Впрочем, через какое-то время Ласерта даже подумала, что не очень-то она и против, откровенно говоря. Если так подумать, то на крыльце было довольно прохладно. А так даже пригрелась как-то...
То есть, естественно, Лас скорее убилась бы, чем призналась в этом кому-то еще - но себе-то можно, верно? От себя никуда не денешься. Женщина усмехнулась.
По-прежнему было тихо, слышалось только зябкое шуршание отвратительной мороси. Само молчание магессу не угнетало, ее больше напрягала как раз эта не то дождевая, не то снежная гадость, так и сыпавшаяся из разверзнутых небесных хлябей.
Ласерта почти беззвучно вздохнула, раздраженно хмурясь. Нет, серьезно, отвратительная погода, совершенно не зимняя. С другой стороны, будь сейчас настоящая зима, и на крылечке было бы не посидеть. Эта неожиданная мысль отвлекла отступницу, слегка озадачив. Рыжая гневно фыркнула, спохватившись, что постепенно скатывается мыслями на сущую ерунду.
И вообще, можно найти множество куда более полезных занятий. Причем как для себя, так и для других. Да-да, именно так. А чего он тут расселся, сердито подумала одержимая, уютно пристраивая голову на плече охотника (надо отдать ему должное, он даже не дернулся). Поерзала, потеревшись о мужчину щекой в попытках устроиться поудобнее, и затихла. Подумав, даже прикрыла глаза.
Думать ни о чем не хотелось, но все равно думалось. Она думала о светловолосом придурке Трэвансе, пару раз спасшем ей жизнь, о не менее идиотском тевинтерском эльфе, спасшем в ней когда-то нечто большее, чем просто жизнь физической оболочки. Ей было приятно подумать о малышке Астэ, так и оставшейся ребенком в понимании Ящерки, пусть и больно было вспоминать день, когда они с Андерсом (долой ложь, в произошедшем была и ее вина) не успели прийти ей на помощь. Было здорово подумать о несносных братьях Текхо, что о старшем, похожем на большого глупого щенка, пусть он и трижды был воином, каких поискать, что о младшем, шебутном, шумном и невыносимом, как подброшенный на порог беспородный котенок. Еще и разноглазый, колдовское отродье.
Наконец, Ирика. Ну, с этой все понятно. Воплощение несбывшихся надежд, просто милая деваха...
Ласерта снова тихо вздохнула. Мысли были вроде приятные, но почему-то именно сейчас - особенно невыносимые.
Женщина закусила губу, решительно (она все делала решительно) поднимаясь.
И впервые в жизни точно осознала, что ей нужно. Чтобы хоть раз в этой отвратительно бесполезной (она уже не помнила, как точно сказал Фенрис, но старый тевинтерский черт был прав) жизни, хоть один-единственный раз, когда она в очередной раз соберется уйти, хоть кто-то, Маферат побери, все же поймал ее за руку. Руки у нее две, это не должно быть так сложно.
Правда? Ведь правда же?

@темы: dragon age, Ирика мечта, Ласерта урурур, орлесианский потрошитель урурур

23:10 

- А так больно?
Арен приподнял голову с импровизированной подушки и взглянул на перевязанную ногу. Боль была сильной, но весьма терпимой. Проще говоря, не о чем волноваться. В Убежище, конечно, безумцев было под завязку, но дело целителя здесь знали. Пусть занимающаяся его лечением синеглазая демоница и обладала целым рядом умений совершенно противоположного толку, с переломами и ранами она справлялась нормально. До чьей-нибудь свадьбы, коли не отвалится, доживёт.
- Будем с твоим папой на пару хромать.
Охотник сделал пробный «выпад» и стал развлекать себя наблюдением за творящей заклинание магессой. На в принципе не способном выражать негативные эмоции почти что детском личике отчётливо, как на бумаге, читались сочувствие и переживания. Ну конечно же, крошка-принцесса, нежная душа.
- А ты зовёшь его «папой» только прилюдно, или наедине тоже?
Девушка повернула голову и, заправив волосы за единственное ухо, с искренним непониманием всмотрелась в прорези маски. Охотник поймал этот момент: последнее за сегодняшний день мгновение, когда черты лица отступницы сохраняли искреннюю детскость.
- У всех есть свои маленькие слабости, я правильно говорю?
Бывают такие глупые девки, которые не улавливают предмет разговора сразу. А когда улавливают, верещат, краснеют и всячески выражают неудовольствие. Но малышка Астэ совсем не такая: она бледнеет от злости и выхватывает нож с такой скоростью, что словоохотливый орлесианец иной раз того и не замечает.
- Я понял, понял! – Мужчина невесело хохотнул, примирительно поднял руку и завёл её за голову, под свёрнутый плащ. - Как же я могу говорить такие мерзости про Андерса? Он же со всех сторон святой!...
Рукоять спрятанного ножа приятно холодила руку. Своё любимое оружие (парные мечи никогда не обижались) он не использовал уже часов десять. Но приходилось перебарывать свою тягу к маленьким жизненным радостям и идти на мировую:
- Ладно-ладно, мне просто скучно.
Биард взглянула на Арена так недобро, что тот почти что обрадовался знакомству с ней. Очень приятно знать людей, которые сразу, без традиционной орлесианской утайки, показывают, насколько они тебя ненавидят. Такая удача могла сопутствовать только ему одному.
Коротко кивнув, Астэ в последний раз глянула на перебитую ногу (быть может, думала, куда выгоднее вогнать нож и как побольнее его прокрутить) и направилась к двери.
Не желающий оставаться в обществе догорающей свечи Охотник крикнул уже почти исчезнувшей деве вслед:
- Ты мне нравишься, егоза. Позови своего подкаблучника!
Для закрепления эффекта требовалось уточнить свои намерения (эти маги такие дотошные!):
- Пусть эта тряпка со мной побеседует на сон грядущий!
Дверью долбануло так, что Арена почти что подбросило на кровати. Хотя, два этих события могли быть не связаны между собой...
Через некоторое, недостаточное для погружения в дремоту, время на пороге действительно возник Кайлан. Драный, уставший и злой. Любо-дорого глядеть.
- Что тебе ещё нужно?
К долгой дружеской беседе Текхо явно был не расположен. А жаль. В улье магов так сложно найти в меру ненавидящего тебя остроумного собеседника. Или же просто надо знать где искать?
- Спина и нога? Отлично, гораздо лучше! – Арен хотел не сарказмировать, но не мог. - Ты такой заботливый сукин сын.
Подошедший к кровати Кай скрестил руки и, профессионально хмурясь, уставился на самого больного в мире убийцу.
- Ладно, извини, - тихо проговорил местный «Защитник», и тут же вернулся к своей основной мысли: - Ещё раз обидишь Астэ, и говорить будет нечем.
Всё, что мог сделать в подобной ситуации Арен, это беспомощно рассмеяться. Мог – сделал.
- Вы здесь все такие заботливые. Друг за друга горой! Нажаловалась или сам смекнул, умник?
- Что тебе нужно?
Огрызаться или переходить на посторонние темы не стал. Молодец. Серьёзно, молодец.
- Ты растёшь в моих глазах, мальчик. Скоро дотянешь до своего младшего... Как его там? Мерри?
Как зовут разноглазого талантливого, но всё же недоученного маньяка из семейства Текхо Охотник знал прекрасно. У него вообще с именами отличные отношения. Как и с искренним желанием кого-нибудь выпотрошить.
- Предлагаю убить тебя из жалости.
Арену было приятно слышать, что его некогда неугомонный бестолковый ученик с возрастом научился ровным тоном делать серьёзные предложения. Может, действительно имеет смысл его годик подержать в Убежище? Постоянные трудности и неудачи пойдут Кайлану только на пользу.
- Не дорос ещё. Хотя, с года на год жду.
Тема была исчерпана. Текхо молчал. Значит, понимал, в чём дело. Или хотя бы догадывался. В любом случае, это очень и очень неплохо. Раненый орлесианец вздохнул и заговорил тихо и быстро:
- Слушай внимательно, – для них двоих эти слова были равнозначны «говорю один раз». - К храмовникам из города едет гонец с картой нижнего яруса вашего проклятого Убежища. Копии должны были быть, но не случилось. Завтра на рассвете он будет у брода.
Кай не удивлялся, не выражал недоумения, не задавал глупых и очень глупых вопросов. Молча прожигал взглядом Охотника и размышлял. Добрый знак.
- Проблем не будет.
Внеся это крайне уместное и ёмкое уточнение Арен привычным движением снял с лица маску. Протянул предупредительно сделавшему шаг назад Текхо. Вот это действительно животный страх, вот этоипраздник!
- Бери. Бери, говорю.
После того как Кай смирился с необходимостью и надел маску, дело пошло быстрее.
- Дверь запри. Утром откроешь, как вернёшься.
- А не вернусь – умирай медленно, - отчаянно пытался шутить молодой орлесианец.
Эта ситуация, даже с учётом травмы, несказанно радовала его учителя.
- Вернёшься, я в тебя верю. Помни, Арен, ты - мой любимый ученик!

@темы: dragon age, Астэ омен, орлесианский потрошитель, щенку доверили работу

23:08 

Голова, несмотря на ухищрения и дополнительную пару глотков вина, продолжала гудеть. Утро, как говорится, «наступало со всех сторон». Если бы Кайлан не бегал по уровням Убежища изо дня в день чуть ли не с закрытыми глазами, его нынешнее состояние не позволило бы ему найти дорогу в свою комнату. Там, среди мешков и ящиков с ловушками он намеревался обнаружить кровать, упасть на неё и мирно умереть от...скажем, от сексуального утомления.
Очень важным в этот ранний час было не столкнуться ни с кем на лестнице или в коридоре. Подобной встречи одна из сторон могла не пережить. И если принять во внимание болезненное восприятие света и навязчивые шумы в голове, Текхо оказался бы не совсем победителем.
- Вот это потеха, папаша! Ну, чулки Андрасте, ты даёшь!
Донесшийся из-за двери комнаты старшего Текхо радостный голос брата новоприбывшего ни на какую мудрую мысль не натолкнул. С искренней и не разглаживаемой гримасой боли Кай толкнул дверь и внёс себя внутрь. На всякий случай упёрся плечом в дверной косяк.
Зафиксировал себя нетрезвый охотник как раз вовремя, ибо комната была темна и полна ужасов. Если выражаться конкретно, то на вошедшего «Защитника» внимательно глядели Андерс и два Мэррика.
- О! Привет, Кайлан! – Хором поздоровались улыбчивые белкины сыны.
- О-о-о, - мечник закрыл лицо свободной от одежды и ножен рукой и мотнул головой. – Что она могла туда намешать?
В комнате повисла выжидающая тишина. Возможно, вся честная компания ждала от обстрадывающегося Кая продолжения былинного монолога. Но звезда утра только сокрушённо поскуливала. Наконец, пару раз содрыгнувшись, Кайлан вновь попытался коммуницировать с миром.
- Андерс, что за дрянь? – Текхо разумно решил не обращать внимание на раздвоившегося родственника.
- Что-то не так? Голова болит?
В голосе целителя не было не то что бы сочувствия... Правильно Ласерта как-то сказала: нет среди целителей людей (это в переводе). Один из Мэрриков (очень деятельный, сука, галюн) попытался подойти, но был остановлен стойким перегаром.
- Ой-ёй, Кай. Тебе нехорошо?
Кайлана так и подмывало сказать «прочь, демон!», но опыт долгих лет пребывания среди магов научил его политкорректности. Вновь с опаской проигнорировав брата, медленно трезвеющий воин уточнил:
- Горячо любимый Старый Король. Ты мне, случаем, ничего не хочешь сказать?
- Дай подумать... «Красивая юбка»?
Текхо, надо отдать ему должное, практически не удивился. Несколько философски он взглянул на вещи, что держал в левой руке. Действительно, захватил с собой низ синей расписной мантии. И хоть бы одна встречная сволочь намекнула...
- Хочешь, я отнесу это Кэтлин? – Уточнил тот Мэррик, что остался стоять на своём месте. – А то ей не в чем будет за тобой бегать!
- А, отнеси, - уже совершенно спокойно ответил Кайлан, сел где стоял и вмиг забылся в волшебном сне.

@темы: папаша в отрыве, Астэ Астэ, dragon age, "I love you too, man" - "два мужика?!"

23:07 

Шани лениво приоткрыла глаза. В Старкхэвене было утро, и утро было пасмурно.
Легкий, холодный, какой-то очень хрустальный свет лился из окна и, заливая окружающий мир, приглушал цвета. Эльфийка, приподнявшаяся на локте, мягко улыбнулась, поправляя длинную рыже-каштановую прядь. Шанаэ в равной степени любила как ясную, так и пасмурную погоду. Она любила любое время суток. Любила и солнце, и луну.
Шани просто очень любила жить. И в том была ее главная сила, что бы кто ни говорил. Каждый день был для этой маленькой женщины праздником, каждое событие - новым звеном во все вьющейся (милостью Создателя) цепи жизни. Она давно уже научилась стоически переносить трудности, но не потеряла способности радоваться даже мелочам.
Тем более, что сейчас каждый день был наполнен для Воробушковой хозяюшки смыслом. Эльфийка огляделась. Остановила взгляд на спящем Фенрисе. Чуткий мечник первое время постоянно просыпался, когда Шани шевелилась. Теперь же не реагировал, даже если она начинала ходить по комнате. Пусть жена тевинтерца и делала это настолько тихо, насколько могла, а все же с чутким слухом Фенриса...
Шанаэ всегда была внимательной. Она очень быстро поняла, как сильно доверяет ей бывший раб, и всеми силами старалась это доверие оправдывать.
...ей нравилось смотреть, как он спит. С годами сны Фенриса явно стали менее тревожащими, он почти не дергался во сне, а иногда даже улыбался. Как сейчас. Эльфийка невольно заулыбалась еще шире, глядя на любимого мужа с невыразимой теплотой.
Когда-то давно, в другое время, в другом месте... да практически в другой жизни - Шанаэ в ответ на какой-то в меру неуклюжий вопрос Ласерты сказала, что больше всего на свете хотела бы сделать Фенриса счастливым. Хотела бы, чтобы он улыбался.
У сурового с виду тевинтерца была очень тяжелая судьба. При одной мысли о тех ужасах, что он ей рассказывал - некоторые истории мужчина был способен поведать лишь когда притуплял боль алкоголем - женщина испытывала искренние ужас и сочувствие. Трудно даже просто представить, чтобы живое существо могло вынести такое - и остаться при этом в рассудке.
Тихонько шмыгнув носом, Воробушек смахнула набежавшие слезы.
И все-таки, они с этим справились. Излишней скромностью Шанаэ не страдала, и заслуженно полагала, что действительно сыграла далеко не последнюю роль в том, что Фенрису теперь было намного лучше. Она даже полагала, что у нее все-таки получилось сделать его счастливым. Что отнюдь не значило, будто можно прекратить стараться.
Шани чуть опустила одеяло, глядя на то, как натягивает ткань рубахи, в которой она спала, отчетливо округлившийся живот.
Самое замечательное еще только впереди. Все хорошее всегда остается впереди, никогда нельзя думать, будто бы лучшая часть жизни прошла и никогда не вернется. Шанаэ осторожно погладила живот, на мгновение прикрыв глаза.
Потом подалась в сторону, склоняясь к мирно спящему мужу. Аккуратно поцеловала его в щеку, ласково потыкалась носом. Фенрису пора было вставать - работа ждать не собиралась.
- Доброе утро. - почти промурлыкала эльфийка.
Она действительно считала это утро добрым. Как и все предыдущие. Как и все последующие.
В ее жизни был смысл, и пока этот привычно хмурый смысл нужно было привычно будить на работу, все оставалось хорошо.
Конечно, Фенрис прекрасно просыпался бы и сам.
Но счастье - оно и в таких мелких ритуалах тоже. Оно вообще во всем, главное уметь смотреть.

@темы: dragon age, Шани любит Фенриса, Шани любит жизнь, будущий Воробушек

23:05 

Ласерта стояла возле окна. Ласерта привычно негодовала.
Из окружающих далеко не все обратили внимание на то, что Лас почти полностью вернулась к привычному восприятию мира и его населения, однако Мэррик со своими тонко ироничными якобы сочувствующими комментариями уже был даже не то, чтобы в печенке. Разок даже случилось небывалое, и очередной кинутый в этого кошастого тяжелый предмет несильно задел убийцу по уху, чем вызвал растерянность у обеих сторон конфликта едва ли не на целый день.
Рыжая ведьма тяжко вздохнула, безрадостно изучая взглядом творящееся снаружи. Суточную норму агрессии она уже выплеснула за время вынужденного общения с тевинтерским шептуном. Срань болотная слышит настолько хреново, будто, создавая его, Создатель забыл проделать ироду ушные отверстия. И теперь это наследие Маферата с неистовой силой (и, что самое страшное, энтузиазмом!) ездит по ушам всему населению Убежища разом, едва открыв рот.
Так что после всего этого Ящерица не только не чувствовала себя хоть сколько-то довольной - казалось, даже Ненависть устал от краткого, но пресыщенного экспрессией (и громкостью) диалога. Что, разумеется, редкость.
Когда откуда-то сбоку женщину позвал строгий девичий голосок, одержимая отреагировала далеко не сразу.
Впрочем, ее собеседница и не торопила свою негласную наставницу. Ирика была достаточно разумной девицей.
Лас обернулась к своей подопченой, окинув ее взглядом. Достаточно высокая для своих лет, крепко сбитая, девчонка была почти точной копией Ласерты в ее возрасте. С той лишь разницей, что на личике юной отступницы, в отличие от ее менторши, не было печати ожесточенности, а в глазах не тлел незатухающий костер ненависти к миру. Жизнь Ирики отнюдь не была легкой и сладкой, однако и демонам она не попалась. Пока. Впрочем, Ласерта для себя уже решила, что скорее убьет мелкую, чем позволит повторить собственные ошибки.
- Что такое?
Девочка чуть сдвинула брови, откидывая за плечо медово-рыжеватого цвета косу, потерла веснушчатую щеку грязноватой ладошкой:
- Тебя Астэ искала. Вроде как хотела что-то попросить.
Лас вздохнула. Астэ, может, и не подозревала, но ее "попросить" Ящерицей из раза в раз воспринималось скорее как поручение. И ничего с этим не поделать. Впрочем, рыжей ведьме сие не было в тягость. Биард она очень любила еще с незапамятных времен, и если Фенриса одержимая считала братом, то Астэ заняла нишу среднюю между сильно младшей сестрой и дочкой.
- Хорошо. - Ящерка отошла от окна, - Пошли тогда. Ты все сделала, что я говорила?
- Да конечно. - Ирика с бесконечно сосредоточенным видом кивнула.
Дальнейший их совместный путь дамы провели в обсуждении того, что именно и как сделала Рыжуля (пусть и в отличие от Ласерты Ирика не была НАСТОЛЬКО цвета очумевшей моркови). Ласерта слушала ее, иногда благосклонно кивая. Она отвлеклась только единожды, когда из одной из распахнутых дверей впереди раздался очень знакомый голос.
Заметив легкое замешательство наставницы, девчушка на мгновение замерла, прислушавшись, потом очень привычно серьезно кивнула:
- Да, Арен со товарищи изволили сегодня вернуться.
- Ну, вернуться - это не быть притащенным. - хмыкнула было рыжая ведьма, пожимая плечами.
Они успели еще немного пройтись, когда женщина все-таки сдалась. Сделала Ирике жест, чтобы та ее подождала, и решительным шагом вошла в комнату.
...она пожалела почти сразу же. Интересно, этот хвостатое дитя неизвестных котов вообще способно не появляться в неподходящее время в неподходящем месте? Впрочем, отчаянно веселящийся младший Текхо не торопился откалывать что-нибудь, что может значительно сократить его жизненный срок. Отсмеялся и, вежливо улыбаясь, уделил внимание стоящей рядом на столе кружке и ее содержимому.
Ласерта же, всячески порочно котоподобного убийцу игнорируя, подошла к сидящему за тем же столом Арену.
- Вернулся, значит. - протянула она, - Мог бы и поздороваться подойти.
После чего довольно бесцеремонно, но не слишком-то резко... даже, пожалуй, аккуратно поймала лицо собеседника ладонями, поворачивая к себе так, чтобы видеть маску. Скользнула по ней взглядом, нашла новый, достаточно глубокий, рубец и цокнула языком:
- Так и знала, что по морде в этот раз отхватишь.
Это потом она сообразила, как это все двусмысленно выглядит. Вернее, как недвусмысленно. И ее жест, и шероховатость маски в сочетании с теплом чужой кожи под грубоватыми пальцами одержимой - все это тоже не способствовало рассасыванию некоторого замешательства, охватившего отступницу. Как и мысль о том, что, наверное, даже при ее цепкости рассудка и общей внимательности довольно странно помнить порезы на чьей бы то ни было маске хоть визуально, хоть на ощупь.
Хорошо хоть, этот молчал.
На самом деле, молодцом была еще и Ирика, бесшумно проскользнувшая за наставницей в помещение. Она тоже молчала. И, в отличие от одного парня, в которого не стоит тыкать пальцем, даже не улыбалась.

@темы: dragon age, Ирика мечта, Ласерта рада, орлесианская братва

23:03 

Астэ сидела за столом. Если учесть, что принялась за работу она ещё до рассвета, а сейчас во внешнем мире за полдень... Засиделась. Единственным плюсом в безумном беге времени было то, что Андерс до сих пор спал. Миниатюрная магесса прислушивалась к ровному дыханию целителя и испытывала тихое незамутнённое счастье.
Скрип дверных петель отвлёк Биард от упомянутого выше прислушивания, глядения на бумаги с расчётами нужд Убежища на будущий месяц и шевеления усами-пером. Вид появляющейся из дверного проёма чёрной маски девушку уже практически не пугал. Она не исключала вероятности того, что магессы-нянечки пугают упоминанием этой маски и её владельца непослушных детей, и не могла их в этом винить. Хотела, но не могла.
- Эй, демоница, - всплывший в комнату Арен привычно скрестил руки на груди. – Не хочешь немного веселья?
Астэ страдальчески закатила глаза и убрала с верхней губы почерневшее от чернил перо. А то говорить неудобно.
- Увы, не сейчас... И говори тише: папа ещё спит.
Охотник привстал на цыпочки и с притворным удивлением взглянул за спину блондинки. Сокрушённо покачал головой.
- Силы Создателя! Он ещё и спит!
Укоризненный тяжёлый взгляд миниатюрной девы, к которой так и прилипали зловещие прозвища, всё же вынудил орлесианца говорить тише. В противном случае его, видимо, вынесло бы ударной волной в коридор. Или вовсе из Убежища.
- Я в общем-то по делу, - мужчина кашлянул и отвесил собеседнице шутливый поклон. – Хотел спросить, есть ли у вас на складе кое-какие мелочи. Мне бы пригодилось.
- Какие «мелочи»?
- Моток лески и верёвка.
Астэ, не тратя времени на размышления, назвала номера ящиков и благословила убийцу на поиски. Тот душевно (как могут только выходцы из Орлея) поблагодарил свою одноухую благодетельницу и исчез.
Исчез, как оказалось, чтобы вернуться. И не единожды. С частотой в пару минут Арен открывал дверь и, не заходя в комнату, осведомлялся, где лежат ещё некоторые «мелочи». В его личный список вошли абордажный крюк, карта местности, мешочек гвоздей, остатки теста, ведро, банка из-под лириумного зелья, амбарный замок, заготовка для стрелы, перо и боевой гномий топор. Астэ терпеливо направляла просителя, при этом не отвлекаясь от внесения поправок в свои бумаги.
Вернувшись, дабы поблагодарить за сотрудничество, Арен повторил своё прежде отвергнутое предложение, обернув его в просьбу о сопровождении на прогулке. Биард мучительно пыталась вспомнить, когда она в последний раз видела солнечный свет не через вечно грязное стекло, и в деле этом потерпела неудачу. Пришлось соглашаться.

- В чём смысл?
Отступница перевернулась на бок и, удобно устроив голову на сумке, наблюдала за перемещением по водной глади вертикально держащегося пера. Лежать на траве у реки и греться на солнышке было просто замечательно.
- Разве сетью ловить не удобнее?
Арен чуть потянул на себя леску, как бы веля поплавку-перу замереть недалеко от выступающих из воды коряг.
- Что ты понимаешь, глупая девка? – Как-то слишком беззлобно вопросил убийца, и на этом закончил своё объяснение.
Погода была, по мнению Астэ, близкой к идеальной: солнце, тёплый ветер... Небесная синева без единой пушинки облаков. Лучшего для сворачивания клубком и отдыха на открытом воздухе и желать грешно. В конце концов, она же не одна здесь: требующий безмолвного сопровождения Арен был полностью погружён в ловлю рыбы «поодиночке», и затянуться такое действо должно было чуть ли не до вечера.
- Если ты заснёшь, мне придётся воспользоваться твоей беспомощностью.
Астэ наморщила носик пытаясь припомнить, где же она уже это слышала. Бросив сей неблагодарный труд, девушка в последний раз взглянула на сидящего к ней спиной охотника, улыбнулась, прикрыла глаза и сонно осведомилась:
- А зачем тебе боевой гномий топор?
- Не за чем совершенно. Просто было интересно знать, есть ли он у вас.

@темы: dragon age, Астэ Астэ, орлесианский потрошитель

03:02 

- Эва выглядит достаточно взрослой для того, чтобы вернуться самой.
Синеглазый убийца почти что обиженно нахмурился. Повёл плечами и кивнул в сторону двери из красного дерева. Мол, как и обещал, прошёлся с тобой до дома, а теперь направляюсь по своим делам, заморский ты сухарь. Фенрис, более не склонный обижаться на правду, усмехнулся.
- Не задерживайтесь, - предупредительно напомнил седой мечник, и добавил:
- Ужин сегодня на вас.
Перекладывание обязанностей и перераспределение ресурсов на хозяйственные нужды оказалось делом долгим и кропотливым. Но титанический труд и разной прозрачности угрозы скоро принесли свои плоды, и теперь самой серьёзной заботой было убедить Шани ничего не делать. Сама эта идея граничила с тетрасовскими выдумками.
Трэванс вмиг перестал хмуриться, важно кивнув и практически на бегу прощально махнул рукой. Заметив на собственном запястье позабытый шнур, Дженкинс в развороте кинул услужливо донесённый мешочек (который шнуром и был завязан) в нагруженного корзинами и сумкой Фенриса. Вообще молодец, отлично попал прямо в корзину с фруктами. Провожать взглядом убегающего обратно к замку друга эльф не стал, ибо погрузился в размышления о сложностях проникновения в дом. Если Кичи по его просьбе не запирала дверь, то пройти тихо ещё удастся. Проблемой может стать оживляющийся под вечер Рус, но мабари по природе своей быстро соображают. И если надо не шуметь, они не издают ни звука. Как правило. В доме пахло свежим хлебом. Было непривычно тихо для начала летнего вечера. Осторожно и максимально бесшумно пронося по коридору свою ношу, Фенрис заглянул в комнату.
Укутавшаяся в платок Шани, обнимая живот, мирно спала в кресле. В ногах эльфийки сидела неразлучная пара: Кичи с крайне задумчивым видом вышивала, Рус за ней наблюдал. Строго говоря, все были при деле. Брюнетка подняла на вернувшегося домой эльфа глаза и отложила вышивание в сторону. Поднимаясь на ноги, она опасливо оглянулась на рискующую проснуться Шанаэ. Слава Создателю, что эльфийка заснула крепко. Последнее время она очень тревожно спит. Ответственная за порядок в доме Кичи проскользнула на кухню вслед за тевинтерцем. Руса оставили в комнате «за главного»: охранять и ворчать он умеет чуть ли не лучше самого Фенриса. Увлёкшаяся разбором съестного девушка убеждённо откладывала в сторону всё, что на вытребованные ею про запас продукты не походило. Но вскоре, когда всё было разложено по своим местам, а тевинтерец сел за мытьё и чистку яблок (целой корзины которых Шани должно было хватить хотя бы на пару дней), исполняющая обязанности хозяюшки принялась за прежде игнорируемые вещи.
- Домашние? – Практически не удивилась она, рассматривая пару женских туфель из мягкой кожи.
- Шани сказала, что у неё болят ноги, - беззлобно буркнул в ответ (который не требовался) Фенрис, погружаясь в мытьё краснобоких фруктов.
- Хороший подарок.
Так же вовлечённо и лаконично Кичи комментировала каждую покупку, не входившую в «планы». Кажется, идея покупки подарков со слабо видимой причиной, ей, в целом, пришлась по нраву.
- А это? – Девушка взяла в руки расшитый серебряной нитью мешочек. – Красиво.
- Твой подарок.
Боковым зрением Фенрис заметил, с каким недоумением брюнетка переводит взгляд с находки на лежащую на столе заколку для волос.
- Не от меня, - пресно уточнил тевинтерец, не предавая своим словам совершенно никакого особого веса.
Именно это безразличие и послужило причиной того, что эльф упустил из виду многократные перемены на лице Кичи, её вдруг сбившееся дыхание и не менее внезапное (для Фенриса) исчезновение с этажа. Были моменты, когда природная проницательность хмурому воину отказывала.

Кичи медленно выдохнула. Оказывается, она умела еще и бесшумно бегать по лестницам. Кто бы мог подумать?
Брюнетка огляделась. Дернулась от воспоминаний, связанных с площадкой возле лестницы, немного нервно покосилась на мешочек в своих руках. Нервно улыбнулась и заторопилась в маленькую комнатку, которую вообще использовали как кладовую, но лично Кичи нашла ей более серьезное применение - она там ото всех пряталась.
Аккуратно прикрыв за собой дверь, брюнетка прислонилась спиной к стене и медленно съехала вниз. Некоторое время колебалась, оставляя себе иллюзию выбора, после чего все-таки аккуратно развязала узел, растягивая ткань. Поймала краешек содержимого, решительно потянула.
Кажется, она в очередной раз испытала некоторые трудности с дыханием, растерянно глядя на шелковый платок, мягко соскользнувший на ее колени. В тусклом свете, проникающем через маленькое оконце под потолком, материя мягко поблескивала синим; светились росчерки серебряных нитей, сплетавшихся в замысловатый узор. Девушка закусила губу, рассеянно погладив ткань слегка подрагивающими пальцами. Поднесла к лицу, сделала осторожный вдох.
Ей очень отчетливо представилось, как он держит в руках этот платок. Кичи даже казалось, что она видит безумную синеву до боли знакомых глаз. Но каково их выражение? О чем он думал?
Дверь тихо приоткрылась, заставив брюнетку дернуться в сторону, как перепуганную кошку. Рус важно вплыл в помещение, разом заняв все остававшееся свободной пространство. Потянул носом воздух рядом с платком, дружелюбно подергал обрубком хвоста и тяжело улегся рядом с Кичи, привычно приваливаясь к ней горячим песьим боком. Та тут же положила на пса одну руку, второй, вместе с зажатым в ней подарком, прикрыв лицо.
Кичи беспомощно улыбнулась и тихонько всхлипнула.

@темы: Шани няшне, dragon age, волчья любовь, напалмовое величество, папа Фенрис

02:57 

Древесина ощутимо ударила в пальцы.
Время вдруг потекло очень медленно. Ласерта тупо уставилась на маску в своих руках, потом - все еще невыносимо неторопливо - подняла взгляд на собеседника.
Медленно-медленно протянула ему маску. Он отчего-то тоже не слишком быстро ее взял...

А вот потом пришлось бежать. Быстро. Долго.
Магесса осторожно выдохнула, расползаясь по столу. Уставилась на спинку стула, стоящего напротив.
Ну что ж, как бы там ни было, а оно того, выходит, стоило. Женщина задумчиво глянула на свои руки, все еще ощущающие прохладную тяжесть отполированного дерева. Если очень сосредоточиться, то можно вспомнить глубокие борозды на маске, слегка царапнувшие подушечки пальцев.
Отступница аккуратно выпрямилась, глянув в окно. Сердце все еще колотилось, дыхание тоже не торопилось выравниваться, так что Лас не собиралась пока что вставать и нестись куда-нибудь еще, например, на поиски одной веснушчатой девчонки...
Только почему-то вместо веснушек одержимая вдруг задумалась о выражении лица охотника, когда их взгляды - рыжевато-карий и зеленый - пересеклись, уже без непреклонной преграды маски. Рыжая едва не захихикала, забавно морща нос. Еще бы он не удивился, она и сама не ожидала, что идиотская идея и впрямь сработает.
Магесса полуприкрыла глаза. Память на лица у нее с самого детства была практически невероятной, и сейчас Ящерке не составило труда восстановить перед внутренним взором теперь уже знакомые черты. Чуть вскинутые росчерки бровей, достаточно выразительные скулы, шрам...
- Не-не-не, клянусь любимой кружкой Создателя. - раздался с противоположной стороны стола подозрительно, почти мучительно знакомый голос, - Это все-таки маска или ты и впрямь делаешь такое лицо?
Стул напротив уже не пустовал. Его с невыносимо наглым видом оккупировал белкин сын, гроза вывесок и подвесных (и настенных!) светильников.
Ласерта дернулась, выругалась и вдруг сообразила, что все это время сидела, подперев щеку рукой, глядя в окно и, видимо, до одури глупо улыбаясь. Знай она себя похуже, использовала бы слово "мечтательно" сразу после "глупо".
Магесса выругалась еще раз и чисто профилактически кинула в Мэррика подсвечником. Все равно увернется, падла. А подсвечник этот ей сразу не понравился.

@темы: dragon age, белкин сын, мечтательная Ласерта

12:16 

- Я забыла спросить, - девушка, обнимая замызганную подушку, присела рядом. – А где ваша мама?
Кайлан задумчиво сдвинул брови. Весь минувший день ничего не происходило. Всё было нормально. Они даже с Андерсом ни разу толком не сцепились. А тут... Неужели что-то назревает?
- Чья «наша»? – Всё же искренне удивился орлесианец.
Астэ взглянула на него так, будто бы подозревала в розыгрыше или глупом обмане. Её каким-то невероятным образом красило и это.
- Ваша с братьями, - шепнула магесса, как бы испытывая неловкость за необходимость напоминать собеседнику о составе его собственного семейства.
Текхо округлил глаза, всё ещё до конца не понимая, чего от него хотят. Любой другой принял бы его в этот момент за дурака, но, видимо, в доброй душе отступницы ещё теплилась какая-то надежда.
- А-а-а-а! Ты об этом, - протянул юноша, сообразив. – У нас разные матери. Чья именно тебя интересует?
Теперь настал черёд голубоглазой девы удивляться и задавать нелепые вопросы. Так непривычно общаться с кем-то не из орлесианского землячества, в котором каждый знает всё про всех, да ещё и в нескольких версиях.
После пары провалившихся попыток объяснить Биард, что дети бывают не только от разных отцов, но и от матерей, Кай решил, что тема сама себя исчерпала. Как же он ошибался.
- А расскажи про свою маму, - тихо-тихо, как-то по-детски попросила Астэ. – Кто она? С ней всё хорошо?
Мысли об Эльмире вызвали у мечника нехарактерную для него невесёлую улыбку. Уж у кого-у кого, а у его родительницы дела завсегда лучше всех.
- Чтобы ты понимала, - Кай всё время осекался, когда пытался назвать магессу «котёнком». – Я не зову её «мамой». В Орлее всё не так просто, как... Ты вроде бы из затхлого Ферелдена, нет?
При нелестном упоминании об исторической родине Астэ поморщила носик, но ничего не сказала. Сразу видно, что слушать ей интереснее, чем пререкаться. Андерсу бы так.
- Она меня родила, но не признала. Я до... Какое-то время я жил в её доме, потом меня отвезли к отцу.
- ...Обижаешься на неё? – Вдруг спросила девушка, придвинувшись поближе.
Какое-то время Кай бездумно глядел в широко распахнутые голубущие глаза, и искал в них какую-то правду.
- Нет, за что бы мне? Жить на воле лучше, чем там.
Судя по сложности девичьего личика, что-то вот-вот должно было нагрянуть.
- Тебя запирали? – В очередной раз удивилась собеседница.
Вот ведь. Вспоминать тёмные пыльные коридоры и тяжеленные шторы, не пропускающие в комнаты свет, ну никак не хотелось. Не сегодня, по крайней мере.
- И где это такую умную нашли?
Старший Текхо ухмыльнулся и скрестил руки на груди. Но улыбка быстро сошла с его губ, когда на, казалось бы, риторический вопрос он получил слегка недоумённое «в снегу». Разум милостиво отразил не перевариваемую информацию, и Кайлан продолжил:
- «Запирали» - громко звучит, на самом-то деле. Я ходил по той части особняка, что была мне доступна. Меня там кормили слуги, даже, кажется, играли пару раз...
По полному сочувствия взгляду Астэ орлесианец понял, что ситуация становится опасной, а его история – какой-то уж неоправданно печальной. Кай вознамерился было перевести тему в более радостное русло, но его маленькая собеседница продолжила выдавать деморализующую информацию:
- Мне очень жаль, что с тобой так вышло... Я знаю, как это плохо. Ну, когда запирают.
Повисла неловкая тишина. Нет, не так. Повисла ТИШИНА. Текхо, конечно, небезосновательно полагал, что языкастый целитель не в полной мере дружит с головой... Есть в мире вещи, которые не стоит узнавать. Особенно на ночь глядя.
- А где твоя мама? – Спросил брюнет, тем самым самого себя загоняя на погребальный костёр.
- У Создателя, - растерянно пожав плечиками, ответила Астэ. – Я плохо её помню.
Кайлан важно закивал, в мыслях пытаясь представить отчаянной храбрости женщину, что будучи в своём уме связала жизнь с отлучённым от Церкви сумрачным гением. Выходило, надо сказать, не очень. В кой то веки не хватало фантазии.
- Помню, что мы с родителями путешествовали. Помню старый фургон, запах трав, солнышко, пробивающееся через навес...
Девушка вздохнула, явно уходя в воспоминания. Терпящая крушение фантазия юноши велела ему помалкивать и слушать внимательнее. Сейчас будет что-то дополняющее картину и переворачивающее сознание.
- Папу помню ещё хуже... Их убили, когда я была совсем несмышлёной.
... С переворачивающим сознание вышел явный перебор. Кайлан ме-е-едленно перевёл взгляд на дверь. Что-то явно шло не так. Он только не мог уловить, что именно. Говорят, сумасшествие, как и любовь (несказанно поэтично, кстати, сравнил) атакует и захватывает внезапно.
- Как так? Часа не прошло, как жив был, - немного помолчав, молодой охотник уточнил. – Я своими глазами видел.
Астэ хихикнула. Это здорово. Очень здорово, что кто-то в эту минуту может смеяться. Страшно предположить, что именно так позабавило магессу: общая нестабильность ситуации или же его, Кая, удивлённо вытянувшееся лицо?
- Я не про того папу! Андерс... Это другое.
Девушка улыбнулась на удивление сложно, отчего орлесианцу вдруг захотелось сменить тему, или на всякий случай выйти окном. Говорили ему все – не связывайся с мутными бродягами, не подписывайся ни на что, не садись с ними за стол, не смотри им в глаза...
- А...
Биард снова понизила голос (хотя куда тише?) и опустила глаза, будто бы намеревалась затронуть какую-то неудобную тему. Кайлан сжал кулаки и нахмурился, готовый ко всему. Орлесианские охотники живыми не сдаются.
- Это... а разве у серых стражей могут быть дети?
Сопоставив две последних реплики, Текхо страдальчески и искренне вздохнул. Зажмурился и, сгорбившись, замотал головой. Астэ наблюдала за ним с некоторой опаской.
- Не знаю, не приходилось спрашивать, - наконец сдавленно ответил Кай. – Я должен идти.

@темы: dragon age, «зазвучала тревожная музыка», Астэ котёнок, папочка Андерс

18:13 

Девушка почти что не глядела под ноги, перепрыгивая кочки и корни по памяти. Каждый день на рассвете она одевалась, собиралась, брала чудом не прохудившееся ведро и шла к заводи за водой. Можно было, конечно, вставать позже и без приключений гулять до колодца в деревне... но Арье не очень-то жаловала соседей. Она жила одна, далеко от шумных жителей, сама вела хозяйство и защищала дом. Репутация почившей бабушки (всех травниц, видит Создатель, почитают за ведьм) была блондинке только на руку – меньше проходимцев и дураков. Делай что хочешь, живи как разумеешь.
Напевая традиционно дорожную песню про знахарку, которую ради забавы утопили разбойники, Арье вскарабкалась на перекрывший когда-то используемую кем-то кроме неё тропу валун и, задорно звякнув наконечниками болтов в колчане, спрыгнула вниз. Лихо прыгающая с камня на камень в льняном платьице с ведром в руках и арбалетом за спиной юная дева наверняка смотрелась исключительно. Но оценить, хорошо это или плохо, было некому. Одиночество – часть той жизни, что идёт своим чередом. Предсказуемо, однообразно. Привычно.
Но всё, даже выверенное и хорошее, когда-нибудь заканчивается. В недвижимый, застывший мир Арье, до этого момента стоически переносивший незначительный отход от эталона, совершенно беспардонно ворвался чужак. Если совсем по правде, то вторжения, намеренного, наглого и внезапного, как такового, не было. Незнакомец, коего НЕ ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ, просто сидел на причале, ссутулившись, и фактически никому не мешал. Видимо, болтал ногами и смотрел на воду, совершенно не заботясь о том, что в округе могут рыскать дикие звери. Или, что того хуже, не терпящие вмешательства в распорядок дня юные отшельницы.
Светловолосая дева замерла там, где стояла. Поморщила носик, размышляя над тем, как удачно, прямо незащищённой спиной, к ней сидит чужак – мишень лучше ещё надо поискать. Но Арье тут же отбросила негуманные мысли. Пусть сидит. Нравится ему, наверное. А как насидится вдоволь, уйдёт, и оставит её причал и её пристань в покое.
Приближаясь к воде так, будто бы и вовсе не замечает «неких изменений в пейзаже», девушка оценивающе косилась на продолжающего созерцать незнакомца. Мужчина. Даже, скорее, парень. Высокий. По сравнению с ней – натурально каланча. Худой, белобрысый, в грязных лохмотьях. Выглядит странно, но не особо опасно. Ну а ежели чего, она не растеряется: хоть тем же ведром, но отмашется!
Парень сидел, безвольно опустив руки, и глядел на воду. Никак не реагировал ни на звук шагов (Арье специально скрипнула парой досок), ни на непосредственное приближение со спины, ни на акт черпания воды чуть ли не из под его собственного носа. Заботливо осмотренную им воду, между прочим.
- Не боишься? – Не выдержала такого безразличия миниатюрная девушка.
Незнакомец медленно повернул голову. Взглянул на Арье, что даже стоя не на много возвышалась над ним, без особого интереса. Как то вопиюще печально взглянул, даже не среагировал толком.
- А должен был?
В голосе парня, что, видимо, не на много старше её самой, прозвучало весьма бледное удивление. Какое-то отстранённо вежливое, будто бы это именно его пристань, и гостей он сегодня не ждёт, да и принимать не намерен.
- Следовало бы, - с налётом предостережения ответила блондинка.
Ну вот, так всегда. Теперь нельзя просто так взять и уйти – интересно же!
- Откуда ты пришёл?
Арье поставила полное воды ведро между собой и собеседником. Тяжёлое.
Сероглазый пришелец указал в сторону лесной чащи. Если шёл с той стороны, то до ближайшего поселения...у-у-у-у.
- Ты один пришёл так издалека?
Девушка явно задавала слишком много вопросов для праздного любопытства, но это её ни капли не смущало. Горе-путешественника, видимо, тоже.
- Теперь – один, - бесцветно поведал парень, и завершил свою пламенную речь тихим вздохом.
Ага. Стало быть, из болтунов попался. Ничего, Арье теперь уж точно никуда не спешила.
- А с кем ты шёл?
- С...другом.
Это прозвучало как-то неуверенно. Что интересно.
- А где теперь твой друг? – Осведомилась решительная дева, готовая услышать любую из предугадываемых историй про зверей или разбойников.
К тому же, у незнакомца даже оружия при себе не было. Только тряпки какие-то, да длиннющая изрисованная палка. Ничего грозного.
- Ты верующая?
А незнакомец, оказывается, может быть внезапным. Арье нахмурилась, пытаясь сообразить в чём подвох. Не нашла ничего, что было бы на поверхности.
- Ну-у-у, - многозначительно протянула она, пожав плечами.
Что может сказать отшельница, ни разу в жизни не бывавшая в Церкви? Весьма и весьма неопределённо. Но парня, видимо, такой ответ устроил.
- Десять дней назад мы вдвоём сбежали из Круга. Четыре дня назад храмовники нас догнали. Он намеренно замешкал, чтобы я от них спасся.
Говорил он так ровно и размеренно, будто бы ничего особенного не произошло. А вот Арье, слышавшая о Круге и творящемся там сущие мелочи, не на шутку испугалась. Что характерно, за этого самого безымянного героя.
- Я не сильно за него волнуюсь, - прочитав мысли девушки добавил незнакомец. – Он снова сбежит... Просто печально.
- Печально, - подтвердила Арье, до конца не осознавая многоуровневость и туманность ситуации. – Так ты...маг?
Парень снова кивнул и вернулся к навязчивому созерцанию. Блондинка тоже взглянула на воду, будто бы там действительно можно что-то разглядеть.
- Тебе нужна собака?
Нет, ну этот высоченный тощий отступник выдаёт великие и восхитительные фразы по нарастающей. Он, случаем, не нарочно это делает?
- Собака? – На всякий случай переспросила дева, про себя решив, что при следующем проявлении странности всё же не поленится стукнуть собеседника. А потом текать, текать отсюда.
- Я нашёл щенка. То есть... Вернее будет сказать, что это он меня нашёл. Весь день шёл, как привязанный. Теперь спит.
Так вот что это были за тряпки. Арье сделала незнакомцу знак развернуть ткань. Присмотрелась к дремлющей живности повнимательнее. Так она и думала.
- Ой-ёй, это же мабари.
Маг взглянул на неё с некоторым недоумением. Пришлось ему, недалёкому, долго и с примерами объяснять, что от такого пса, даже диковатого и маленького, в жизнь не отвязаться. Парень, дослушав, всё так же тихо и печально вздохнул. Кивнул в знак признательности, и был таков.
Арье в последний раз взглянула на водную гладь, ожидаемо ничего там не заметила, и потянула руку к ручке ведра.
- А хотя погоди, - возмущённо, но будто бы сама себе, сказала дева, резко выпрямляясь. – Так уже не пойдёт!
Не успевший вернуться к своим полным безысходности и печали размышлениям незнакомец повернул к ней голову.
- Понесёшь воду? Ты не дошёл до моего дома совсем немного.
Вопрос, казалось, застыл в почти развеявшемся тумане.
- Понесу.

@темы: dragon age, сказка вереска

18:03 

Даже в нерабочее время (если вы понимаете о чём речь) Эве нравилось наблюдать. И весь сегодняшний день она посветила хождению хвостом за радушной хозяюшкой, благо последняя против компании ничего не имела. С утра и до самого вечера Шани бегала по дому, выполняя тысячу дел, радостно щебетала и, в целом, сеяла добро. Дженкинс оказывала эльфийке и на удивление умиротворённой Кичи посильную помощь, наслаждалась чисто женской (лентяй Рус спал) компанией. Пока все три барышни сидели на кухне и резали всё, что нашлось съестного (творческий подход к готовке, школа Эйртре), контрабандистка традиционно травила байки.
- И они вылетают из шахты, подруги, сами понимаете в каком виде!
Шани отложила в сторону нож и, звонко смеясь, захлопала в ладоши. Разум кудрявой эльфийки был столь не омрачён знанием о некоторых...гранях жизни, что иной раз не угадаешь, осознала ли она всю меру, степень и глубину. Но в этот раз почему-то поверив в потенциал Эйртре, лучница перевела взгляд на крайне осложнившееся лицо Кичи. И не сразу сориентировалась, когда Шанаэ вдруг испуганно ойкнула, подпрыгнула со своего места и куда-то исчезла.
Дженкинс подумала было, что хозяюшка по неосторожности порезала руку... но нож лежал на столе, следовательно, лёгкий и всё объясняющий вариант отпадал. Весь оставшийся вечер контрабандистка на пару с Кичи пыталась вытянуть у бросившей все дела и теперь беспокойно бродящей по первому этажу эльфийки, что, стало быть, произошло. Она вздыхала, глядела испуганными фиалковыми глазами, ещё немного вздыхала, теребила рукава кофты, и ещё малость вздыхала, но ничего более точного и содержательного не выдавала.
Оставалась слабая надежда на то, что обычно возвращающийся к позднему вечеру Фенрис приведёт в чувства (хотя бы одним своим отрезвляющим сумрачным видом) встревоженную Воробушка. Но этот злодей не появлялся. Не шёл, стало быть, и не шёл. Даже когда совершенно стемнело и по всему вышло, что ловить нечего, Эйртре не желала успокаиваться. Слушать аргументы типа «уже поздно, он не придёт», «ливень какой!», «остался на ночь в Круге», «его унесли летающие собаки» Шани тоже было неинтересно. В конечном счёте удалось добиться только того, чтобы эльфийка перестала маячить у окна и села на стул.
Ближе к утру, когда верить в лучшее перестал даже вроде бы выспавшийся Рус, тевинтерец вернулся. Ну, большая его часть. При виде хмурого мечника с бездарно перевязанной головой и перемотанной чьим-то плащом рукой меньше всех (внезапно) удивилась Шанаэ. Мол, сам пришёл, а не принесли, и то слава Создателю. Светлоокая эльфиечка с точностью церковного знахаря принялась за лечение «хронически нерасторопного» Фенриса... В этот момент контрабандистка просто сдалась. Что-то прошло мимо неё. Поздравив эльфов с тем, что, кажется, угрюмость мечника не сократится в два раза (то бишь глаз ему всё же не выбили) изволила откланяться. Не её война.

@темы: тревожная Шани, воробушковый дом, dragon age

21:17 

- Я тебя услышал.
Фенрис и сам не заметил, как нехорошо прозвучали эти слова. Говорил он привычно тихо, глядя на лежащий перед собой огрызок исписанной бумаги. Быть может, помрачневшего эльфа и волновала перемена в выражении лица магессы, но виду он не показал. Только в крайней мере обеспокоена Шани опасливо ожидала дальнейшего развития событий.
- Вашедан!
Тевинтерец ударил кулаком так, будто бы намеревался пробить стол насквозь. Нельзя сказать, что никаких успехов он не достиг. Уголок платка в руках Шанаэ почти что разошёлся в пыль.
- Так. У меня остался ещё один вопрос. В этом вашем поселении я говорил с невысокой умирающей ведьмой. Кто она такая?
Ласерта скрестил руки на груди, и уставилась на эльфа так, будто бы намеревалась просто выжечь из его головы все мысли взглядом. Но говорить, видимо, ничего не собиралась. Сохранный эльфёнок в шесть лет, по её мнению, всё бы отлично понял.
- Да что же это такое! Почему он никак не сдохнет?!
Кудрявая эльфийка подпрыгнул из-за стола первой. Уж она-то знала, что сейчас произойдёт.
- Фенрис, тише! – Зашептала она, пытаясь коснуться плеча супруга.
- Эта сволочь не желает умирать! Ты слышала это? Всю свою жалкую жизнь прячется за женщинами!
Сказать он мог ещё очень многое, но, по большому счёту, не по делу. А потому просто ругался на вопиюще тевинтерском и с определённой целью перемещался по первому этажу. Фенрису, в сущности, собраться – только подпоясаться.
- Ты всего не знаешь, - наконец изрекла отступница. – Не руби...
- Я достаточно знаю! И не надо испытывать моё терпение!
В принципе, говорить с Фенрисом сейчас не имело никакого смысла. Он был не здесь. Быть может, в горящем Киркволле, или на не менее пострадавших улицах Старкхевена. Но не здесь.
Тем временем качественно побледневшая Шани заняла место супруга за столом. Бумага её не интересовала. Судя по наполняющимся слезами фиалковые глазам, она уже соображала развитие событий на два шага вперёд. Ничего хорошего не предвиделось.
- Я сыт этим безумцем по горло! Может быть, ты хочешь сказать, что он здесь не при чём?
Даже если бы Лас тут же ответила, что нет, всё действительно не так просто, чтобы подрываться посреди ночи из дома и уверенным шагом направляться в горы, эффект был бы предсказуемым. Нулевым.
- Я его убью, - заявил Фенрис (видимо, сам для себя). – Столько бед из-за одного человека!
Он сказал «человека», а не «мага», что являлось неизмеримым жизненным достижением. Женщины этот момент упустили.
- Фенрис, не кричи так, пожалуйста...
Голос жены вернул тевинтерца к воспоминанию об их недавнем разговоре. Шани вдруг сама завела его. Сказала, что очень долго думала о том, что ей рассказывали про Андерса, и считает, что если человек действительно совершил так много ужасных вещей, Создатель его непременно покарает. Быть может, это так. Быть может, отступнику действительно уготовано закончить жизнь в ни с чем не сравнимых физических и душевных муках. Но это происходит слишком медленно.
- Фенрис... Не оставляй нас, пожалуйста? Ты обещал.
Тевинтерец замер, не дойдя до двери всего пару шагов.

@темы: dragon age, воробушковое правосудие, тонкости огненной души

21:10 

- ДА ВЫ ИЗДЕВАЕТЕСЬ!
Кайлан с прошлого утра не смыкал глаз. И не закрывал рта. Каким-то исключительно магическим, сука, образом ответственным за судьбу этого мира оказался именно он. Орлесианский охотник судорожно соображал, раздавая указания тем, кто был банально способен их услышать. Ближе к ночи он стал кричать и активно жестикулировать. К утру ближе сорвал голос совершенно. Теперь же, поправившись целительной настоечкой, безудержно вопил. И не только из-за боли в горле. Он вопил, потому что МОГ.
- СОВЕРШЕННО ОТВРАТИЛЕЛЬНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ВОЙНЕ! Я, ВАШУ СРАНУЮ МАТЬ, - старший Текхо взмахом руки обвёл всё Убежище. – ВБУХАЛ В СРАНУЮ ВАШУ ОБОРОНУ ВСЕ ДЕНЬГИ МОЕЙ СЕМЬИ. ЖИТЬ МНЕ, КАК ВЫ УЖЕ ПОНЯЛИ, ОСТАЛОСЬ НЕ-ДОЛ-ГО! И, ЧТО Я ПОЛУЧИЛ В ИТОГЕ?!
Он сделал рывок в сторону до сих пор не разгружённого оружия, но затормозил. Кричать на этот безумный беспредел орлесианской подмоги можно и отсюда.
- ЧЕТЫРЁХГРАННЫЕ РУКОЯТИ! ХЕРОВАЯ СТАЛЬ! НЕБРЕЖНОЕ ОТНОШЕНИЕ К ХРАНЕНИЮ ОРУЖИЯ!
Мимо пробежала капитанская дочка, имя которой он как-то не запомнил. Под раздачу попала и она.
- СТРАШНАЯ ДЕВКА! НА МОЙ ВКУС, ТАК ТОЧНО! ТРАХАЙ, КАК ГОВОРИТСЯ, И ПЛАЧЬ!
Убийственный взгляд «трофея», ровно как и парочка возмущённых возгласов со стороны прочих идейных орлесианцев, Кай пропустил мимо ушей. Ибо обратил свой взор к стратегическим запасам и устрашился. Где-то там наверняка содрыгнулся Логейн.
- НАГОВО ДЕРЬМО ВМЕСТО ПРИПАРОК! ШЕСТИГРАННЫЕ БУТЫЛКИ МАНЫ! НЕЗАКРУЧЕННЫЕ БОМБЫ!
Пнул ногой подвернувшийся не менее трофейный доспех убитого старкхевенского солдата.
- СИСЯСТЫЕ БАБЫ В ПРОТИВНИКАХ!
- Да ты на себя посмотри! – Мерзенько пискнула оскорбившаяся капитанская дочка.
И Кайлан посмотрел.
- ДРАНАЯ КУРТКА! ПРОРЕХА НА КОЛЬЧУГЕ! ЭЙ, КУДА ВЫ ПОШЛИ БЕЗ ДОСПЕХОВ?! ДЕТЕЙ УЧИТЕ НЕ НАДЕВАТЬ ШЛЕМ!
Пробегающие с продуктовыми корзинами дети припустились так, будто бы от этого сейчас зависела их жизнь. Этот вариант стоит исключить. Ну не зверь же он, на самом же деле! А вот отступники постарше сейчас знатно огребут.
- НЕПРОРИСОВАННЫЕ ПЕЧАТИ! НЕПОНЯТНЫЕ НАПИСИ НА ЭЛЬФИЙСКОМ!
- ЭТО – ТЕВИНТЕРСКИЙ! – Ответил битый час ползающий по полу с бутылкой жидкого лириума маг.
- МНЕ НАСРАТЬ! ЭКОНОМИЛИ НА ПРОРИСОВКЕ КАЁМКИ! – Кай сделал жест «слежу за тобой». - Я КАК БЫ СМОТРЮ НА ВАС И ГОВОРЮ «ИЗ-ЗА ВАШЕЙ ЛЕНИ ЗАЩИТА ТАКАЯ ХЕРОВАЯ»!
Не в силах больше общаться с убогими, Текхо перепрыгнул через оппонента и спустился посмотреть, что делается ближе ко входу. Увиденное ему, как можно догадаться, не понравилось.
- ОБОРОНА КАК ПРИ ЗАЩИТЕ ДРЕВНЕГО ДЕНЕРИМА! ПАЛКИ ВМЕСТО ОРУЖИЯ!... ЛОВУШКИ ЗАМАСКИРОВАНЫ ТАК ИЗЫСКАННО, ЧТО Я ВЗГЛЯДОМ МОГУ О НИХ ОБРЕЗАТЬСЯ!
Создавалось впечатление, что временные подчинённые пытаются откровенно сбежать, и не попадаться на глаза больше никогда. Но Кай, как это было отмечено раньше, всё видел, всё знал.
- ЭЙ, ВЫ! ЧТО ВЫ ТОГДА НАКОДОВАЛИ?! ДО СИХ ПОР ВОЛОСЫ ДЫБОМ СТОЯТ НА СПИНЕ! ОТ СТРАХА! СТРАХА ЗА СЕБЯ! НЕВЫРАЗИТЕЛЬНЫЙ ОГОНЬ! У СТАРКХЭВЕНЦЕВ НА ЛИЦАХ БЫЛО ОГОРЧЕНИЕ ПРИ РАНЕНИЯХ! А ТЫ! ИДИОТСКАЯ ШАПКА! ЖЁЛТЫЕ ПЕРЬЯ НА МАНТИИ! ТЫ, ЧТО, ЦЫПЛЯЧИЙ ГЕНЕРАЛ?!
Что он только что намолол? Сам не понял. Но продолжил выражаясь не менее экспрессивно:
- Я – КОРОЛЬ ФЕРЕЛДЕНА, И ЭТО – САМА ОТСТОЙНАЯ ОБОРОНА В ИСТОРИИ ТЕДАСА!
А эпичные вещи всё попадались и попадались на глаза, утомляя строгий взор и распаляя сердце.
- АРБАЛЕТ С ДВУМЯ ВЗВОДНЫМИ МЕХАНИЗМАМИ! НУ ТУПЫ-ЫЕ!... РЖАВЫЕ МЕХАНИЗМЫ БЛОКИРОВКИ ДВЕРИ?
Кайлан безвольно опустил руки и почти что заплакал. Одна история восхитительнее другой. Настал черёд стражников, стоящих наверху. Казалось бы, ничего плохого не делали…
- ВЫ ОБЕЩАЛИ, ЧТО ТУТ МУХА НЕ ПРОЛЕТИТ! ВОН ОНА! ВОН МУХА! Я БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ СМОГУ ДОВЕРЯТЬ! МУХАМ!
Порядком подуставший, Текхо отлично среагировал на главный свой жизненный раздражитель. Очень на сторожевого мабари, гоняющего по забору кота, похоже.
- НЕСАНКЦИОНИРОВАННОЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ОДЕРЖИМЫХ! ОДНОГО ОДЕРЖИМОГО! АНДЕРС, ПРОЧЬ ОТСЮДА! ПРОЧЬ, Я НЕ РУЧАЮСЬ ЗА СЕБЯ! ИДИ ДЕЛОМ ЗАЙМИСЬ!
Оценить ёмкость ответа удаляющегося по лестнице целителя молодой орлесианец не сумел, так как его воображение поразили всё те же дозорные.
- СРАНЫЕ МАГИСТРЫ! ВЫ ТАКИЕ ВЯЛЫЕ, ЧТО ВАС ТОЖЕ НАДО БЫ УБИТЬ ИЗ МИЛОСЕРДИЯ! А ЭТО?! ЗАЩИТНОЕ ПОЛЕ?! ПРОСТО БРИТВА! МАГИ, В ЧЁМ ВАША ПРОБЛЕМА?!
- Мы сами в шоке, брат! – Крикнул ему в ответ самый молодой и бодрый из них.
И финальный аккорд – стоящий посреди зала стол. Не хватало разве что скатерти.
- ЭТО, ЧТО, ВИНО?! НУ, КОНЕЧНО, У ВАС БЫЛО ВРЕМЯ ПИТЬ, НО НЕ БЫЛО ВРЕМЕНИ ТВОРИТЬ НОРМАЛЬНУЮ МАГИЮ! И ЕЩЁ. АСТЭ! Ой. Кхм. Кхем. Астэ. Ты встала?
Завёрнутая в огромный шерстяной платок магесса будто бы материализовалась рядом с ним. Бледная как снег, Биард старательно сохраняла равновесие и глядела по сторонам.
- Я папу потеряла, - жалобно сообщила она.
И как только Кайлан сразу не догадался? Но в свете событий прошлых дней базовое поведение крохотной отступницы ни разу не вызывало раздражение. Единственное в мире, наверное, что не БЕСИТ сейчас.
- Он как раз… Разминулись вы, короче.
Орлесианский охотник смущённо почесал затылок. Бывает такое, нервы.
- М-м, ясно.
Неловкая тишина. Все присутствующие так и припухли.
- Тебя… В комнату проводить? Нет?
Вид у только очнувшейся девушки был испуганным и, в целом, несчастным. Но всё же лучше того, что… Лучше, короче.
- Не волнуйся, я всё улажу! – Мужчина добродушно заулыбался. - Поспи ещё.
Астэ закивала и мелкими шажками направилась в обратный путь. Менее чем через минуту она скрылась из виду.
- …А ВЫ ЧТО ВСТАЛИ?! СОЛНЦЕ ЕЩЁ ВЫСОКО!
– СЖАЛЬСЯ, МАФЕРАТ ПРОКЛЯТЫЙ!

@темы: dragon age, ЭТОТ ЭПИЗОД НАСТОЛЬКО ЭПИЧЕН, ЧТО КАЙЛАНУ НАДО СДЕЛАТЬ ЭВТАНАЗИЮ ИЗ ЖАЛОСТИ

Вдоводел и Мракобес Band

главная