Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: напалмовое величество (список заголовков)
15:12 

- ...ты же не думаешь, что я не слышал ничего из того, что ты говорила?
Кичи вздрогнула, моментально зардевшись.
- Может, и слышал. - буркнула она, задумчиво поправляя стоящую на столике вазу, стоимость которой превышала стоимость самой брюнетки.
Мужчина промолчал, с добродушным любопытством глядя на собеседницу. Почти физически ощущая на себе этот взгляд, девушка начинала волноваться и раздражаться одновременно. Она уже примирилась с тем, что ей приходится быть здесь, далеко от дома. Что вокруг все непривычно настоящее и яркое.
Но к тому, что король в сознании и способен общаться, а кроме как с ней, особо не с кем - нет. Она все еще делала слабые попытки уходить от разговоров, удающиеся ей все хуже по мере того, как монарх приходил в себя.
Девушка фыркнула, глядя на вазу так, словно та в чем-то провинилась. Резко развернулась на пятках, направилась к столу - слегка разобрать беспорядок из склянок, бинтов и прочей околоврачевательной чуши. Перебирая лекарства, оставленные лекарем на случай необходимости, она все еще ощущала, что Себастьян продолжает на нее смотреть. Пошевелила лопатками, недовольно тряхнув головой, чтобы отбросить волосы с лица. Очередная бутылочка едва не выскользнула из дрогнувших пальцев, но Кичи ее удержала.
Впрочем, почти сразу же чуть не уронила обратно, услышав раздавшееся сзади: "Подойди".
Разве можно ослушаться приказа короля?
А вот и можно, генлок побери! Кто не верит, может у Фенриса спросить, например. Брюнетка упрямо поджала губы, продолжив разбирать стол. Только движения стали чуть более резкими, из-за чего непрекращающееся звяканье стало складываться в один ломанный ритм. Кичи даже почувствовала, что постепенно тонет в этом звучании, что мысли уносятся прочь от привычных волнений, прочь, в сторону черно-белого мира...
- Почему ты не слушаешься своего короля, Кичи?
Девушка дернулась. В этот раз склянка все-таки упала... но не разбилась, с глухим стуком ухнув на ковер. Двусмысленность произнесенной мужчиной фразы моментально выдернула девушку в реальность. Она, забыв про оброненную стеклянную емкость, неторопливо развернулась, сложив руки на груди. Встретилась взглядом с убийственно-голубыми глазами и сдалась. Вздохнула и медленно подошла к кровати. Остановившись возле королевского ложа, сочла нелепым стоять и смотреть на монарха сверху вниз, поэтому после недолгого колебания опустилась на колени. Склонила голову, выражая определенную степень покорности, но извиняться не стала. Она вообще лишний раз ничего предпочитала не говорить, справедливо считая, что многие вещи или бессмысленны, или очевидны. Возможно, поэтому они с седым поборником равновесия в Круге так неплохо уживались.
Себастьян молчал. И Кичи отчего-то не решалась поднять голову, чтобы вопросительно на него посмотреть. Она умела ждать. Даже тогда, когда, кажется, сердце колотится слишком громко. Небось слышно за пределами комнаты...
Почувствовав прикосновение, брюнетка едва не дернулась назад, рискуя на редкость глупым образом покинуть место преступления кубарем. Платье бы только добавило драматичности на грани идиотизма.
Даже осознав, что на самом деле мужчина просто едва коснулся пальцами ее щеки, заслуженная волчица воробушкового семейства не могла прекратить думать глупости в невероятных количествах и с не менее невероятной скоростью. В голове сразу пронеслось столько мыслей - и про платок этот несчастный, и что Шани там без них осталась, и что Себастьяна могли убить, а могли бы и сына и...
Себастьян очень аккуратно прижал ладонь - обжигающе горячую - к щеке Кичи - не менее обжигающе холодной. Девушка замерла, невольно вскинув взгляд. Потом, закусив губу, поймала обеими руками запястье своего короля, плотнее прижав его руку к своему лицу. Зажмурилась почти болезненно. Очень осторожно выдохнула, глядя на мужчину. Снова едва не зажмурившись, поймав себя на том, что размышляет, а такие же ли у него горячие губы.
Возникшую неловкость монарх, как человек взрослый и самостоятельный, поправил достаточно решительно - он мягко потянул Кичи к себе, заставляя склониться ниже, и аккуратно поцеловал девушку в лоб.

@темы: dragon age, Кичи стесняется, волчья любовь, напалмовое величество

03:02 

- Эва выглядит достаточно взрослой для того, чтобы вернуться самой.
Синеглазый убийца почти что обиженно нахмурился. Повёл плечами и кивнул в сторону двери из красного дерева. Мол, как и обещал, прошёлся с тобой до дома, а теперь направляюсь по своим делам, заморский ты сухарь. Фенрис, более не склонный обижаться на правду, усмехнулся.
- Не задерживайтесь, - предупредительно напомнил седой мечник, и добавил:
- Ужин сегодня на вас.
Перекладывание обязанностей и перераспределение ресурсов на хозяйственные нужды оказалось делом долгим и кропотливым. Но титанический труд и разной прозрачности угрозы скоро принесли свои плоды, и теперь самой серьёзной заботой было убедить Шани ничего не делать. Сама эта идея граничила с тетрасовскими выдумками.
Трэванс вмиг перестал хмуриться, важно кивнув и практически на бегу прощально махнул рукой. Заметив на собственном запястье позабытый шнур, Дженкинс в развороте кинул услужливо донесённый мешочек (который шнуром и был завязан) в нагруженного корзинами и сумкой Фенриса. Вообще молодец, отлично попал прямо в корзину с фруктами. Провожать взглядом убегающего обратно к замку друга эльф не стал, ибо погрузился в размышления о сложностях проникновения в дом. Если Кичи по его просьбе не запирала дверь, то пройти тихо ещё удастся. Проблемой может стать оживляющийся под вечер Рус, но мабари по природе своей быстро соображают. И если надо не шуметь, они не издают ни звука. Как правило. В доме пахло свежим хлебом. Было непривычно тихо для начала летнего вечера. Осторожно и максимально бесшумно пронося по коридору свою ношу, Фенрис заглянул в комнату.
Укутавшаяся в платок Шани, обнимая живот, мирно спала в кресле. В ногах эльфийки сидела неразлучная пара: Кичи с крайне задумчивым видом вышивала, Рус за ней наблюдал. Строго говоря, все были при деле. Брюнетка подняла на вернувшегося домой эльфа глаза и отложила вышивание в сторону. Поднимаясь на ноги, она опасливо оглянулась на рискующую проснуться Шанаэ. Слава Создателю, что эльфийка заснула крепко. Последнее время она очень тревожно спит. Ответственная за порядок в доме Кичи проскользнула на кухню вслед за тевинтерцем. Руса оставили в комнате «за главного»: охранять и ворчать он умеет чуть ли не лучше самого Фенриса. Увлёкшаяся разбором съестного девушка убеждённо откладывала в сторону всё, что на вытребованные ею про запас продукты не походило. Но вскоре, когда всё было разложено по своим местам, а тевинтерец сел за мытьё и чистку яблок (целой корзины которых Шани должно было хватить хотя бы на пару дней), исполняющая обязанности хозяюшки принялась за прежде игнорируемые вещи.
- Домашние? – Практически не удивилась она, рассматривая пару женских туфель из мягкой кожи.
- Шани сказала, что у неё болят ноги, - беззлобно буркнул в ответ (который не требовался) Фенрис, погружаясь в мытьё краснобоких фруктов.
- Хороший подарок.
Так же вовлечённо и лаконично Кичи комментировала каждую покупку, не входившую в «планы». Кажется, идея покупки подарков со слабо видимой причиной, ей, в целом, пришлась по нраву.
- А это? – Девушка взяла в руки расшитый серебряной нитью мешочек. – Красиво.
- Твой подарок.
Боковым зрением Фенрис заметил, с каким недоумением брюнетка переводит взгляд с находки на лежащую на столе заколку для волос.
- Не от меня, - пресно уточнил тевинтерец, не предавая своим словам совершенно никакого особого веса.
Именно это безразличие и послужило причиной того, что эльф упустил из виду многократные перемены на лице Кичи, её вдруг сбившееся дыхание и не менее внезапное (для Фенриса) исчезновение с этажа. Были моменты, когда природная проницательность хмурому воину отказывала.

Кичи медленно выдохнула. Оказывается, она умела еще и бесшумно бегать по лестницам. Кто бы мог подумать?
Брюнетка огляделась. Дернулась от воспоминаний, связанных с площадкой возле лестницы, немного нервно покосилась на мешочек в своих руках. Нервно улыбнулась и заторопилась в маленькую комнатку, которую вообще использовали как кладовую, но лично Кичи нашла ей более серьезное применение - она там ото всех пряталась.
Аккуратно прикрыв за собой дверь, брюнетка прислонилась спиной к стене и медленно съехала вниз. Некоторое время колебалась, оставляя себе иллюзию выбора, после чего все-таки аккуратно развязала узел, растягивая ткань. Поймала краешек содержимого, решительно потянула.
Кажется, она в очередной раз испытала некоторые трудности с дыханием, растерянно глядя на шелковый платок, мягко соскользнувший на ее колени. В тусклом свете, проникающем через маленькое оконце под потолком, материя мягко поблескивала синим; светились росчерки серебряных нитей, сплетавшихся в замысловатый узор. Девушка закусила губу, рассеянно погладив ткань слегка подрагивающими пальцами. Поднесла к лицу, сделала осторожный вдох.
Ей очень отчетливо представилось, как он держит в руках этот платок. Кичи даже казалось, что она видит безумную синеву до боли знакомых глаз. Но каково их выражение? О чем он думал?
Дверь тихо приоткрылась, заставив брюнетку дернуться в сторону, как перепуганную кошку. Рус важно вплыл в помещение, разом заняв все остававшееся свободной пространство. Потянул носом воздух рядом с платком, дружелюбно подергал обрубком хвоста и тяжело улегся рядом с Кичи, привычно приваливаясь к ней горячим песьим боком. Та тут же положила на пса одну руку, второй, вместе с зажатым в ней подарком, прикрыв лицо.
Кичи беспомощно улыбнулась и тихонько всхлипнула.

@темы: Шани няшне, dragon age, волчья любовь, напалмовое величество, папа Фенрис

03:24 

- Себастьян...
Монарх, смотрящий, как за окном медленно падают белоснежные хлопья, развернулся к говорившей не сразу. Возможно, он подумал, что ему показалось.
Честно говоря, брюнетка была бы рада, если бы им обоим действительно просто показалось.
- Я... - девушка выскользнула из комнаты.
Она очень редко общалась с Себастьяном напрямую, используя любые возможности отвечать на его вопросы так, будто бы просто произносила вслух случайные мысли.
И особенно Кичи пыталась не смотреть ему в глаза.
- Я починила твой плащ. Шани была... - слова давались неожиданно с трудом; девушка никак не могла понять причину, - Занята. Понимаешь?
Она протянула свернутую материю королю. И случайно посмотрела на него, возможно, на мгновение полюбопытствовав на тему реакции.
И когда мужчина осторожно кивнул, аккуратно беря плащ, брюнетка неожиданно (в первую очередь для себя) мягко поймала Себастьяна за запястья своими тонкими, чуть подрагивающими пальцами. Шагнула вперед, оказавшись совсем близко.
Повисла тишина.
Они так и стояли, глядя друг другу в глаза.
Руки Себастьяна казались особенно теплыми из-за того, что сама Кичи отчаянно мерзла. Или причиной холоду, делавшему ее пальцы такими мучительно неловкими, было исключительно беспокойство?
Мир казался невозможно реальным. Девушка, смотрящая на старкхэвенского короля чуть расширенными от волнения темными глазами, внезапно остро почувствовала, что реальность - вот она, здесь. Всего лишь за спиной короля, за окном. Реальность была в белых мухах, медленно опускающихся из серой мути небес. Реальность была в приглушенном шуме улиц.
Кичи чуть сжала запястья Себастьяна, еще немного подалась вперед, оказываясь не просто близко, а слишком близко, так, что почти чувствовала чужое тепло. Кажется, она что-то хотела сказать. Вернее, прошептать - брюнетке вдруг показалось, что она как девушка из сказки - потеряла голос в обмен на возможность увидеть другую сторону мира, пусть и сопряженную с невыносимой болью.
И вот-вот разобьется на мириады изумрудных осколков морской пены, не в силах выдержать происходящего.
Что пугало ее больше всего - монарх не торопился отстраняться и уходить. Он даже не отводил взгляд, наоборот, молча смотрел на нее, и выражение лица Себастьяна было слишком сложным, чтобы Кичи могла его понять.
Движение за спиной старкхэвенского короля привлекло внимание девушки. Она глянула в ту сторону - как раз вовремя, чтобы встретиться взглядом с зелеными глазами тевинтеского мечника. Взгляды пересеклись всего на мгновение, потом эльф сначала посмотрел в сторону Себастьяна, а после, храня молчание настолько насыщенное, что слов потребоваться просто не могло, прошел мимо, очень не замечая двоицы.
Кичи испуганно дернулась, разрывая физический контакт. Реальность снова выцветала, и даже плещущаяся в глазах монарха лазурь, сейчас особенно пронзительная, не могла приковать к себе внимание брюнетки. Она тихо что-то пробормотала, прижимая успевшие слегка отогреться пальцы к губам, и, мучительно наморщив лоб, поспешно бросилась к лестнице.
Каждый шаг почему-то давался с неимоверным трудом, что снова возвращало путающиеся между собой мысли перепуганной вусмерть девушки к злосчастной сказке.
На глазах выступили слезы.
Последние пару ступенек Кичи почти пролетела... чтобы почти нос к носу столкнуться с Эвой и почти беззвучно охнуть, понимая, что деваться некуда.

@темы: "блять, Фенрис, и здесь ты", dragon age, Кичи боится, волчья любовь, напалмовое величество

02:56 

Кичи сидела, глядя в стол пустым немигающим взглядом. После всего, что успело произойти, в доме наконец-то снова было тихо.
Нет, не так.
ТИХО.
Девушка глянула на второго человека, сидевшего напротив, и снова поспешно зарылась взглядом в деревянную поверхность стола. Она почти что боялась даже дышать. Замерла, пристроив лицо на немеющих от волнения руках - словом, старательно так не отсвечивала. Наверное, лучше было заговорить. Взять пример с Шани, вытащить на свет какие-нибудь тайные таланты в области дипломатии... Однако брюнетка, откровенно говоря, боялась. Она не была уверена, что его взрывное величество не рванет просто от того, что девушка посмела заговорить, и...
- Ты не похожа на обычную богохульницу.
Кичи дернулась от неожиданности, едва не уронив подбородок с рук. Мысли рассыпались в стороны, как перепуганные цыплята.
- З-значит, я не обычная. - совершенно севшим голосом отозвалась она, все еще не поднимая глаз.
- Для бездумно отрицающей Создателя ты неплохо подкована в вопросах веры. - настойчиво продолжал мужчина, - Ты была причастна к церкви?
- Нет, Ваше Величество. - сложив руки на коленях, чтобы избежать соблазна потянуться к оставленной на столе вилке, ответила девушка.
- Очень мило с твоей стороны вспомнить о моем статусе именно сейчас. - в голосе монарха, уже почти восстановившем бархатное спокойствие, послышался намек на насмешку.
Брюнетка сверкнула глазами, бросив на собеседника короткий взгляд. Снова подавила намерение потянуться за вилкой - единственным острым предметом в пределах досягаемости. Она сейчас остро жалела, что Руса нет поблизости. Почему-то в присутствии этого пса ей было куда легче держать себя в руках.
- Я не забывала об этом.
Повисшая следом тишина стала неплохим поводом немного расслабиться. Девушка, прикусив губу, рассматривала собственные руки, стараясь не думать о пронзительно-голубом цвете глаз собеседника. Так было легче. Чуточку. Что всегда лучше, чем ничего.
- И все-таки, что увело тебя прочь от веры?
Кичи едва подавила порыв грязно выругаться. Помнится, хозяйка запрещала ей сквернословить - кроме тех случаев, когда несоответствие красоты брюнетки и уродства изрекаемых ею выражений могло быть уместно. Причем конкретных критериев подобного момента не было, а стоило ошибиться - и кара следовала незамедлительно, в виде не слишком сильного, но очень обидного шлепка по губам. Как с маленьким ребенком, право слово.
- Есть вещи... - девушка сама заметила, как глухо прозвучал ее голос, - Которым просто нельзя позволять случаться, если ты действительно любишь свой мир.
- То есть, - помолчав, протянул Ваэль, - Ты думаешь, что в силах поставить себя на Его место, определяя, чему случаться позволительно, а чему - нет?
В голосе монарха прозвучало что-то, похожее на... бессильную злость? Глухое раздражение? Затаенную боль? Но он слишком хорошо держал себя в руках, чтобы Кичи смогла понять точнее. А посмотреть на Себастьяна она по-прежнему не решалась даже вскользь. Его глаза становились особенно голубыми, когда король злился, это она уже успела заметить на примере недавней ситуации...
- Просто. Такого. Случаться. Не должно. - исступленно повторила Кичи, реальность которой медленно начинала расползаться, как оставленный под дождем пергамент, - И все тут.
- Если Создатель начнет носиться с нами, как с детьми...
- А разве мы не его дети? - забывшись, уточнила брюнетка, в голосе которой на мгновение отчетливо проступило отчаяние.
- ...разве научимся мы тогда хоть чему-нибудь? - невозмутимо закончил оборванную вопросом фразу ее собеседник.
- Не каждая вещь может стать уроком. Не каждую стоит в него превращать. - Кичи вскинула взгляд вверх, будто рассчитывала увидеть сквозь потолок небо, и там, в небе - лицо раскаивающегося Создателя, не меньше.
Снова тишина. Потом жалобный скрип стула. Кичи вскинула взгляд как раз вовремя, чтобы увидеть, как мужчина неторопливо обходит стол.
- Ты не отказалась от своей веры, не так ли, Кичи?.. - ее нелепое имя было особенно нелепым, будучи произнесенным таким голосом, - Ты находишься в тени сомнений, и она отгораживает тебя от Его света. Ты не отринула Создателя, это вопросы держат тебя в плену. Вопросы, ответы на которые ты так яростно ищешь в однажды заученных текстах. И боишься случайно их найти. Между прочим, малодушие - грех.
Девушка вцепилась пальцами в край стола, глядя в сторону мужчины чуть исподлобья. Ей казалось, что если он подойдет еще чуть ближе, то она либо сбежит, либо просто неуклюже свалится со стула, если ноги подведут.
- Много есть таких, что бредут в грехе,
Отчаясь, что погублены навек,
Уже с первых слов брюнетка узнала гимн. Ее затрясло. Она приоткрыла рот, что-то собираясь сказать, осеклась, затравленно глянула на почти подошедшего к ней Ваэля. И замерла, моментально утонув в болезненной голубизне его глаз.
- Но та, что отвергает, что верит,
Не устрашаясь тьмы мира,
Пожалуй, давно девушке не было настолько плохо. Она, слабо усмехнувшись, стала эхом повторять за говорящим, все сильнее проваливаясь в прошлое, еще глубже, дальше уроков с хозяйкой, настаивавшей на изучении Песни Света, несмотря на то, что нерадивая ученица на некоторых гимнах сдавалась и начинала заходиться в беспомощном плаче.
"И огонь ее - вода"... Кичи держалась за стол так, будто бы это последняя точка опоры во всем свете. И если сейчас разжать пальцы - она просто утонет в бесконечном ужасе, плещущемся вокруг.
И огонь ее - вода. В темных, почти черных глазах Кичи полыхал давно, казалось бы, отгоревший свое пожар.
- И не узнает она страха смерти, ибо Создатель
Станет её маяком и щитом, мечом и опорой. - Себастьян оперся рукой о стол, не делая, к вящему счастью (если бы, конечно, она была в состоянии это осознать) Кичи попыток шагнуть еще ближе.
А девушка еще раз взглянула на него, сделала жалкую попытку улыбнуться и самозабвенно разревелась, вполголоса неразборчиво проклиная все на свете.

@темы: пиздец по-старкхэвенски, напалмовое величество, голубоглазое коварство, dragon age

Вдоводел и Мракобес Band

главная