- Что за шум?
Тидус среагировал на её вопрос первым. Задумчиво почесав щетину, рыжий маг указал в сторону потрёпанных и грязных с дороги новоприбывших. На перекрываемых защитной магией ступенях стояли двое: мужчина в разбитых доспехах и темноволосая женщина, держащая в руках крохотный свёрток. Астэ удивлённо приоткрыла рот, всматриваясь в изменяемые мелькающим барьером силуэты.
- Решаем, пускать ли, - пояснил помощник, скрестив руки на груди.
Здесь таилась какая-то тайна. Девушка обошла несущих вахту отступников и спрыгнула на самую близкую к магической стене ступеньку. Светловолосая магесса в первую очередь взглянула на незнакомого мужчину. И не прогадала, сразу приметив то, что смутило стражей. Доспех храмовника. Знакомая каждому выходцу из Круга расцветка чуть ли не выкалывала глаза, но внимание Биард достаточно быстро переключилось на зашевелившийся в руках беженки свёрток.
- Благая Андрасте! Тидус, солнце, давно ты держишь на улице маленьких детей? – Голос Астэ звучал удивлённо, но не более того.
- Понял-понял, Матушка. – Маг сделал знак снимать защитное заклинание. – Разбирайся с ними сама, сердобольная. Я покамест умываю руки, и иду жаловаться на тебя Старому Королю.
- Догов... Эй! – Ферелденка обернулась и, хихикнув, погрозила мужчине кулаком. – Набрался всякой га-до-сти! Не зови его так!
Тидус беспомощно пожал плечами. Мол, против правды не попрёшь, слухами земля полнится, из песни слов не выкинешь, и прочее-прочее. Махнув на помощника рукой, девушка повернулась к беженцам и приветливо им улыбнулась.
- Здравствуйте, - с поклоном сказала голубоглазая ревнительница и хранительница рода магического. – Меня зовут Астэ. Я очень рада видеть вас.
Серая, как дождевое облако, женщина взглянула на маленькую магессу и мотнула головой. На её лице отразился мучительный поиск нужных слов. Стоящий за её спиной храмовник чуть покачивался и безразлично смотрел перед собой. Создавалось такое впечатление, что если подойти и толкнуть мужчину, он упадёт на спину и больше никогда не поднимется.
- Мы бежали из Белого Шпиля, госпожа...
Блондинка подняла правую руку, демонстрируя ладонь, и отрицательно покачала головой.
- Просто Астэ, не утруждай себя. Вы из Белого Шпиля, я поняла.
Неловкую тишину разрушил плач ребёнка. Женщина, и думать забыв о своей объяснительной речи, принялась качать свёрток и что-то надломлено напевать. Мужчина тоже среагировал на детский плач: он положил руки на плечи своей спутницы и поцеловал её в висок. В этом жесте было что-то непонятное Астэ, но очень искреннее. Позже надо будет обсудить это с Кайланом, у которого на каждый случай найдётся пара умных слов. А сейчас надо завершить дело.
- Как тебя зовут? – Одержимая положила руки на пояс и распрямила спину, глядя прямо на храмовника.
- Харлес, гос... Астэ, - мужчина учтиво склонил голову. – Я пришёл просить за свою супругу и сына.
Беженка сокрушённо качала головой. Она стала что-то тихо говорить своему названому (а как иначе?) мужу, но тот будто не слышал.
- Я вижу, сэр Харлес...
Девушка задрала голову, чтобы взглянуть на несущих вахту. Все, как один, показали ребром по горлу. Но их можно простить – нервная служба.
- Ой-ёй... Ладно! – Отступница почесала затылок и махнула новоприбывшим рукой. – Бери своих, уважаемый сэр, и пойдём внутрь. Сколько вас ещё на пороге держать?
Все присутствующие охнули неровным испуганным хором. Возможно, кто-то где-то упал в обморок.
- Харлес... – Женщина запиналась и охала единовременно. – Харлес... Может войти вместе с нами?
- Ну, конечно же! – Астэ звонко рассмеялась. – Что за вопросы, дорогая? Что ж я, зверь какой, семью разбивать?
- Ещё какой зверь! – Послышалось сверху ровно и нагло.
- Ух ты, личность! – Молодая отступница погрозила инакомыслящему кулаком. - Как заберусь, да как дам промеж глаз!
Женщина, убаюкивая ребёнка, удивлённо наблюдала за происходящим. И её можно понять. Тем временем сэр Харлес, полностью осознав происходящее, уткнулся супруге носом в плечо и громко, с чувством, расплакался.
- Ну-ну, сэр храмовник. Будет тебе. Поднимайтесь!
Спустя пару минут супружеская пара уже стояла в зале. Закончив осыпать продолжающую улыбаться Астэ благословениями и обещаниями молиться за здравие и мудрость Создателю, женщина наклонилась чуть вперёд, дабы кое-что сказать своей спасительнице на ухо. Не обнаружив уха там, где ему положено быть, беженка растерялась и рассыпалась в извинениях. Биард хихикнула и, в конце концов, вывела женщину на разговор. Оказалось, что главная проблема таится в отсутствии у молодой матери молока. Побег, нервы, тяжелейшая дорога. Голубоглазая магесса выразила сочувствие и поделилась первой идеей на этот счёт:
- Селона на днях родит. Ты скоро с ней познакомишься, она замечательная. А если молока не будет хватать на двоих будущих защитников, найдём выход!
Помедлив, Астэ снова обратилась к более-менее приходящему в себя храмовнику:
- Харлес, с тобой мне нужно будет поговорить. Не сейчас, вечером. Как отдохнёте с дороги, - ферелденка не глядя махнула рукой. – Поднимись по лестнице. Я буду там. А пока подождите Тидуса. Это такой рыжий махина, похожий на кузнеца. Он покажет вам, где устроиться.
На фоне быстро сменяющих друг друга событий, Астэ с всё большей частотой возвращалась к мысли о хнычущем усталом ребёнке. Что-то дёрнуло её предложить позаботиться о малыше, пока будут решаться вопросы чисто организаторского толку. И, что удивительно, молодая мать согласилась.
Девушка осторожно-осторожно взяла свёрток. Уложила поудобнее на руке, поглядела на умиротворившегося крохотного путешественника. Кивнула его родителям и ме-е-едленным шагом направилась к лестнице. Астэ очень много времени проводила с детьми, но таких малышей никогда в жизни не держала. Это было очень тёплым, домашним и располагающим к ощущению абсолютного счастья чувством. Отступница говорила заснувшему мальчику всякие добрые ласковые слова, обещала самую мягкую и тёплую постель. В целом, чувствовала себя замечательно.
Подняв глаза к балкону верхнего этажа, куда и вела хитрая лестница, блондинка встретилась взглядом с внезапно появившимся у ступеней Андерсом. Астэ одарила целителя самой тёплой из своих улыбок и осторожно качнула головой, указывая на ребёнка. Маг какое-то время глядел на неё недвижимый. После чего вдруг нахмурился, потянул правую руку к сердцу. Отшатнулся от перил и, резко развернувшись, скрылся из виду. Это было... Странно.

@темы: Астэ Астэ, dragon age, доброта магов вознаграждается, папочка Андерс, плакать от умиления тут