Записи с темой: воробушковый дом (список заголовков)
18:03 

Даже в нерабочее время (если вы понимаете о чём речь) Эве нравилось наблюдать. И весь сегодняшний день она посветила хождению хвостом за радушной хозяюшкой, благо последняя против компании ничего не имела. С утра и до самого вечера Шани бегала по дому, выполняя тысячу дел, радостно щебетала и, в целом, сеяла добро. Дженкинс оказывала эльфийке и на удивление умиротворённой Кичи посильную помощь, наслаждалась чисто женской (лентяй Рус спал) компанией. Пока все три барышни сидели на кухне и резали всё, что нашлось съестного (творческий подход к готовке, школа Эйртре), контрабандистка традиционно травила байки.
- И они вылетают из шахты, подруги, сами понимаете в каком виде!
Шани отложила в сторону нож и, звонко смеясь, захлопала в ладоши. Разум кудрявой эльфийки был столь не омрачён знанием о некоторых...гранях жизни, что иной раз не угадаешь, осознала ли она всю меру, степень и глубину. Но в этот раз почему-то поверив в потенциал Эйртре, лучница перевела взгляд на крайне осложнившееся лицо Кичи. И не сразу сориентировалась, когда Шанаэ вдруг испуганно ойкнула, подпрыгнула со своего места и куда-то исчезла.
Дженкинс подумала было, что хозяюшка по неосторожности порезала руку... но нож лежал на столе, следовательно, лёгкий и всё объясняющий вариант отпадал. Весь оставшийся вечер контрабандистка на пару с Кичи пыталась вытянуть у бросившей все дела и теперь беспокойно бродящей по первому этажу эльфийки, что, стало быть, произошло. Она вздыхала, глядела испуганными фиалковыми глазами, ещё немного вздыхала, теребила рукава кофты, и ещё малость вздыхала, но ничего более точного и содержательного не выдавала.
Оставалась слабая надежда на то, что обычно возвращающийся к позднему вечеру Фенрис приведёт в чувства (хотя бы одним своим отрезвляющим сумрачным видом) встревоженную Воробушка. Но этот злодей не появлялся. Не шёл, стало быть, и не шёл. Даже когда совершенно стемнело и по всему вышло, что ловить нечего, Эйртре не желала успокаиваться. Слушать аргументы типа «уже поздно, он не придёт», «ливень какой!», «остался на ночь в Круге», «его унесли летающие собаки» Шани тоже было неинтересно. В конечном счёте удалось добиться только того, чтобы эльфийка перестала маячить у окна и села на стул.
Ближе к утру, когда верить в лучшее перестал даже вроде бы выспавшийся Рус, тевинтерец вернулся. Ну, большая его часть. При виде хмурого мечника с бездарно перевязанной головой и перемотанной чьим-то плащом рукой меньше всех (внезапно) удивилась Шанаэ. Мол, сам пришёл, а не принесли, и то слава Создателю. Светлоокая эльфиечка с точностью церковного знахаря принялась за лечение «хронически нерасторопного» Фенриса... В этот момент контрабандистка просто сдалась. Что-то прошло мимо неё. Поздравив эльфов с тем, что, кажется, угрюмость мечника не сократится в два раза (то бишь глаз ему всё же не выбили) изволила откланяться. Не её война.

@темы: тревожная Шани, воробушковый дом, dragon age

01:24 

Кичи страдала от плохого настроения. С ней это случалось редко, метко и со стороны довольно малозаметно. Разве что по дому она бродила очень уж неприкаянно, умудряясь иногда натыкаться на других, преимущественно почему-то на Фенриса. В такие моменты ясноглазый тевинтерский беглец ею особенно вопиюще не котировался. Даже несмотря на его полные сумрачного гения взгляды.
Вот и сейчас девушка тихонько сидела на полу в углу комнаты, иногда поглядывая то в одну сторону (там, привалившись к ней боком, лежал честно оттопырившийся от Эвы Рус), то в другую (там лежала памятная лютня, послужившая основой всей сложившейся ситуации, по мнению самой брюнетки).
Девушка потянулась, коснувшись пальцами деревянной поверхности лютни, но тут же отдернула руку. После тяжко вздохнула и отодвинулась обратно.
В последнее время ее весьма тревожило состояние собственного рассудка. Особенно в вопросах, касающихся неких монархов с убийственно голубыми глазами...
- Кичи. - прощебетала незаметно подошедшая Шани.
Брюнетка дернулась и выронила серебрящуюся шпильку из рук. Когда успела ее достать (и что вообще хотела с ней делать), не знала даже сама Кичи.
Девушка подняла голову, уставившись на эльфийку снизу вверх, по-волчьи исподлобья. И сразу же насторожилась, замерев. Когда у Шанаэ такое выражение лица, это значит, что она что-то задумала. Причем результаты ее задумок из раза в раз весьма непредсказуемы.
- Я тут подумала, - оправдала самые страшные подозрения Кичи эльфийка, - Что ты в последнее время какая-то грустная.
Она попыталась сделать строгий вид, но все испортила непроизвольно расползшаяся по лицу Эйртре широченная улыбка. Кичи резко поплохело.
- Это не дело. - заключила "госпожа Воробушек", как звал ее болтливый гном, - Поэтому я нашла тебе еще занятие, раз у тебя есть так много времени для смутных разочарований.
Похожая на волчицу девушка испытала суровое желание зарыться в дощатый пол. Ее уже давно не удивляло, как эта хрупкая представительница эльфов выживает рядом с Фенрисом. Ее скорее удивляло, почему Фенрис не носит полный латный доспех, живя с этой женщиной.
- И... - начала было Кичи, но тут ее накрыло какой-то материей.
Молча, перепуганно жмурясь, девушка торопливо скомкала ткань, стягивая с головы (самое главное), после чего посмотрела на Шани ошарашенно.
Та молчала, улыбаясь широко и зверски коварно (по мнению Кичи, разумеется).
Тогда брюнетка, почувствовав первый укол подозрений, повнимательнее рассмотрела то, что держала в руках. Плащ. Подозрительно знакомый плащ.
Кичи нахмурилась, поднося материал к лицу. Потянула носом воздух - очень недоверчиво.
- Да-да, - покивала Эйртре, встретив взгляд девушки совершенно спокойно, будто бы им нельзя было заставить моргнуть даже статую Андрасте, - У Себастьяна порвался плащ, и я предложила свою помощь в починке. А потом оказалось, что в ближайшее время я буду очень занята. Так что придется тебе. Выручишь?
Кичи посмотрела на плащ. Потом медленно перевела взгляд на эльфийку. Потом снова на плащ.
И очень горестно вздохнула.
Ох-уж-эта-Эйртре.

@темы: Шани жжет напалмом, воробушковый дом, волчья любовь, dragon age

23:01 

День в Круге был настолько тяжёлым и долгим, что ничего больше не могло предвещать беды. Фенрис брёл к дому, игнорируя встречаемых на пути знакомых и предвестников возможных стихийных бедствий. Он четыре дня не вылезал и башни, спал… мало, безостановочно всех стращал и добивался правосудия. В жизни бывшего раба слишком много эпизодов защиты магов, чисто на его вкус. Хмурый эльф просто хотел вернуться домой. Обнять Шани, подняться на второй этаж, лечь и мирно умереть.
Подходя к двери, он продолжал ничего не подозревать. Но что-то, выходящее за рамки сумрачного сознания, велело седому эльфу отпрыгнуть в сторону. Очень вовремя, ибо выносящий в традициях своей семьи дверь Трэванс был скор, безудержен и безжалостен. Выпав из дома, Дженкинс подпрыгнул на ноги, воровато оглянулся и скрылся в неизвестном направлении. Фенрис почувствовал первый укол подозрений.
Крадучись он приблизился к распахнутой двери и заглянул внутрь. Из другой части коридора на него глядела высунувшаяся с кухни Кичи. Она приветственно моргнула и наклонила голову. На безмолвный вопрос вернувшегося домой мечника девушка медленно подняла сжатую в кулаке спицу и указала ею в сторону зала. После чего плавно скрылась в полумраке кухни и сделала вид, будто её здесь вовсе не было. Странный подход, но теперь хотя бы ясно, откуда ждать беды.
Бесшумно пройдя в дом, Фенрис прикрыл за собой дверь.
- Кажется, он пришёл!
Радостное чириканье указывало на то, что все живы. По крайней мере все, кого будущий глава семьи оставлял дома. А раз ничего не горит, можно вернуться к воплощению в жизнь безукоризненного плана. Привычным движением перевесив ножны на крюк у двери, эльф направился к лестнице. Открывшееся было второе дыхание (нельзя так пугать) скоропостижно закрылось, и сил на то, чтобы мирно умереть на кровати, а не в коридоре, с каждым мгновеньем становилось всё меньше и меньше. Сумрачный разум вновь игнорировал всё сущее.
- Фенрис! – Появившаяся в коридоре фигура так же прошла мимо сознания.
- Прямо за тобой, - исступлённо, механически сообщил Фенрис, при этом продолжив подъём.
Выскочившая вслед за гостьей эльфийка моментально настигла тевинтерца. Но виснуть на нём по определённым причинам не стала.
- Фенрис, ты куда? – Она серьёзно не понимала. – Хоук приехала.
Ироничное «прекрасно» было ей ответом. Эйртре крайне элегантно применила технику, сочетающую в себе просьбу, убеждение и завуалированный шантаж, чем, в итоге, заставила угрюмого мечника спуститься и сесть за стол. В качестве моральной поддержки приободрившаяся Шани стала рассказывать, что будет на ужин, и с какой любовью всё это приготовлено. Помимо этого она оказывала посильную помощь в снятии доспехов. Выглядело (и звучало) это действо жутковато, но чувствовался опыт. Хоук сидела на против, очень по-кошачьи улыбалась и выжидала.
Шанаэ, вдруг вспомнив что-то явно важное, ойкнула.
- А ты уверен, что эти тезисы были именно у брата Дженитиви? Я все книги перелистала, честно!
Эльфийка не без труда придвинула к себе стопку книг с бесчисленным количеством закладок, роль которых выполняли лоскутки, травинки, обрывки бумаги, вопиющий обрезок скатерти и даже винная пробка.
- Завтра, конечно, можешь проверить, - Эйртре с сожалением вздохнула. – Но все его религиозные изыски, на мой скромный взгляд, слишком уж…
- Ты права, - Фенрис понимающе кивнул и приоткрыл верхнюю из книг. – Это мог быть…
- Ой! Я поняла о ком ты! Первый Чародей орлесианский?
На глубоко поражённую созерцаем происходящего магессу никто уже особого внимания не обращал. Хотя следовало: в эту минуту её мимические способности многократно перекрывали стиль общения ретировавшегося Дженкинса.
- И вообще, - Шанаэ пощекотала нос теряющего связь с реальностью эльфа кончиком своей косы. – Давай ты всё-таки поужинаешь с Хоук? Посидишь с ней немного, и пойдёшь отдыхать. А я пока наверху все окна открою. Ладно?
Мариан подчёркнуто медленно встала из-за стола и несколько по-Тетрасовски склонила голову.
- Прости, Шани, от ужина откажусь. Вопрос, что я задала тебе, снят… Я должна идти.
Быстрым шагом направившуюся к выходу из комнаты отступницу остановил оклик маленькой хозяюшки:
- Хоук, только не иди на кухню!... Кичи тебя стесняется! Не надо!
Раз за разом Фенрис возвращался в, пусть и обставленный иным образом, но тот же самый дом для душевнобольных.

@темы: тевинтерское гостеприимство, воробушковый дом, Кичи стесняется, dragon age

03:33 

Эльфийка в неисчислимый раз поправила подушку.
- Ты уверена, что всё в порядке? Ты согрелась?
- Да я лучше всех, Воробушек!
Обижайтесь - не обижайтесь, а взволнованная хозяйка дома щебетала очень даже по-птичьему. Чирикала без умолку, ровно с того момента, как промокшая насквозь Эва ввалилась в дом. На улице не на шутку разбушевалась буря, потому старшая Дженкинс не церемонилась и чуть не внесла входную дверь прямо на себе. Замёрзла как сраный... Сравнение не найдено, но мысль должна быть ясна. Охренеть как замёрзла, проще говоря. Выскочившая с кухни Эйртре сразу окружила её вниманием, заботой и любовью, оказала посильную помощь (читай выжала). Весь вечер заботливая хозяюшка растирала, сушила и кормила горячим одинокую и несчастную контрабандистку. Почему «одинокую»? Рус ушёл от неё к Кичи. В городских условиях и на сравнительно постоянном проживании можно шляться и без сопровождения ездового пса-убийцы... Но всё равно КАКОВ подлец! Женщины, разделывающие дичь в пару движений, всегда были его слабостью.
В итоге, в конечном счёте, в результате, наконец... Всякими правдами и неправдами Эва была переодета в самую чистую из рубах брата, и уложена в его постель. Шанаэ принесла в комнату, бессрочно занимаемую Трэвансом, второе одеяло, и всячески скрашивала жизнь почти что заболевшей лучницы. Дженкинс весь вечер лежала в тепле и уюте (серьёзно, она в жизни ни на чём мягче не спала), расстёгивала и застёгивала пуговицы на воротнике рубашки и развлекала явно скучающую без Фенриса эльфийку разговорами. Травила всякие байки, пересказывала истории бесчисленных приятелей и повествовала о тех случаях, которые, не приврав, и не расскажешь. Было весело.
- Точно? – Услышав голоса, донесшиеся с первого этажа, Шани так и засветилась от счастья. – Мужчины пришли! Я побегу их кормить. Ты спустишься со мной?
Эва почти что блаженно заулыбалась. Симметричности улыбки мешал извечно тянущий щёку шрам. Чтоб его.
- Уволь, дорогая, - ферелденка потянулась и сладко зевнула. – Я не голодная и к общению с твоим ненаглядным не расположенная. Лучше поваляюсь малёк, и спать.
В том, что при слове «ненаглядный» ясноокая эльфийская дева зарделась, Эва могла поклясться. Если бы хоть кто-то из домашних (кроме смурного мечника, разумеется) это удивило. Оставшись в гордом одиночестве, девушка всласть поворочалась. Попыталась заплести высохшие волосы в косу, но особого успеха не достигла. Улеглась на спину практически в середине кровати и умиротворённо уставилась на догорающую свечу.
Казалось бы, какие мелочи. А тепло и приятно. Голоса с нижнего этажа были особо не слышны, но Эва знала, что там кипит жизнь. Брат вернулся в дом радушных друзей. Отдыхает после тяжёлого дня, хвалит ужин умницы - Шани, перебрасывается шутками с циничным тевинтерцем. Радуется жизни. Живёт. Осознание того, что любимый брат не погиб, а находится совсем рядом, приносила ни с чем несравнимое спокойствие. Пусть с того времени, как они жили с отцом в Амарантайне, прошло много лет, а предстающий пред её взором молодой мужчина мало похож на уходящего на войну синеглазого мальчика... Это всё равно её Трэванс. Проведя пальцами по мелкой вышивке на расстёгнутом воротнике, Эва слабо улыбнулась сама себе и прикрыла глаза. Почти сразу она погрузилась в сон.
Чутко спать – отличное умение. Только если ты не в безопасности. Умом Дженкинс понимала, что опасаться нечего (разве что взволнованная Воробушек попытается накрыть её ещё одним одеялом), но проснулась всё одно. Свеча либо потухла... Либо её потушил перемещающийся по комнате Трэв. Он готовился ко сну, раскладывая по углам вещи, и в мыслях не держал побеспокоить сестру. Просто так получилось.
- Трэванс?...
Эва села, заворачивая край одеял. Откинула волосы со лба и тыльной стороной ладони почесала шрам. Взглянула на приблизившегося мужчину привычным к темноте взглядом.
- Я уснула.
Не отдавая себе особого отчёта, девушка протянула руку к брату. Тот сел на край кровати и позволил погладить себя по щеке. Сколько бы там не прошло, как бы ни изменилась внешность младшего Дженкинса и его привычки, взгляд всё такой же. Искреннее и добрее человека во всём свете просто нет.
Почти проснувшаяся ферелденка гладила Трэванса по щеке и глядела в его широко распахнутые глаза. В бескрайней сини плескались растерянность и что-то еще... возможно, затаенная нежность? Впервые, пожалуй, за время общения с братом Эва видела, что ему отчаянно не хватает мимических способностей, чтобы выразить творящееся у него на душе. Трэв слабо улыбнулся, немного неловко накрыл руку сестры своей. Аккуратно, почти невесомо скользнул кончиками пальцев по кисти Эвы и тихо вздохнул, прикрывая глаза. Губы Дженкинса шевельнулись - он хотел что-то сказать, но и слов подобрать не мог.
Поэтому, когда мужчина снова открыл глаза, глядя на сестру, в его взгляде весьма явственно читалась абсолютная беспомощность.
Руку Эвы он не отпускал, все еще мягко к ней прикасаясь, словно боясь и дотронуться нормально, и потерять это ощущение знакомого, родного тепла под пальцами.
- Волчонок... - тихонько позвала сестра.
Блондин чуть вздрогнул, улыбнувшись немного болезненно. Очень осторожно, все еще не доверяя ни себе, ни своим мыслям, он отпустил руку сестры, едва ощутимо пройдясь пальцами по ней до плеча Эвы. Потянулся к шраму. Бросил на Эву полный волнения взгляд, но все же дотронулся до когда-то серьезно поврежденной части лица. Нахмурился, качнув головой, обеспокоенно поджал губы. Ему явно было стыдно за то, что это случилось - а ведь мог бы прийти вовремя, мог бы не допустить, уберечь, защитить... Но на лице Трэванса не проступало ни намека на отвращение, наоборот, шрама он касался почти нежно.
По его скромному мнению, эта боевая отметина не могла сделать из его сестры человека менее красивого. И ничто не сможет, потому что настоящая красота - она от души.
А мог ли быть кто-то, в ком Дженкинс бы настолько же не сомневался?
- Прости, что разбудил тебя. - повинился наемник, - Я честно старался потише.
- Все в порядке. - Эва одарила братца теплой, все еще самую малость сонной, улыбкой.
Этот самый братец в момент сбился с мысли, забыв, что хотел сказать дальше. Только расплылся в ответной улыбке, чувствуя себя непроходимым идиотом. Но что еще он мог сделать, если Эва такая чудесная?
Тихо хмыкнув в ответ на собственные мысли, оперся рукой о кровать возле плеча сестры и склонился к ней, поцеловав в лоб.
- Я не буду больше тебе мешать. - обжигая кожу теплым дыханием, прошептал он, - Отдыхай.
После чего честно отстранился, хоть это и стоило определенных моральных усилий. Трэванс поймал себя на мысли, что с удовольствием бы задержался в таком положении, касаясь лица Эвы губами, вдыхая тонкий аромат ее кожи...
Додумать, впрочем, Трэв не успел, потому что в этот момент сестра поймала его за рукав. Причем когда он ошарашенно на нее взглянул, она ответила ему не менее недоуменным взглядом. Покосилась на свои пальцы, держащиеся за ткань рубашки брата, и стала еще более растерянной.
Повисла неловкая тишина.

@темы: чудят, синеглазый менталист, воробушковый дом, dragon age

00:25 

Кичи вплыла в комнату, сопровождаемая мабари и шлейфом тотальной задумчивости. Задумчивость ее была настолько сильной, что она даже не заглянула на кухню, откуда слышались голоса Себастьяна и Фенриса.
И это уже само по себе что-то значило.
А объяснялось состояние брюнетки музыкальным инструментом, который она держала в правой руке. Причем смотрела девушка на лютню так, как будто никак не могла взять в толк, откуда же она тут взялась-то вообще?
Шанаэ была привычна вытягивать истории из молчунов, и вскоре узнала, что растерянная Кичи приобрела сию ценную вещь на рынке, "просто не смогла пройти мимо", что играть на лютне она умеет, ее научила некая знатная дама, у которой девушка была служанкой.
Естественно, Шани сразу же затребовала что-нибудь ей сыграть. Сидящая рядом брюнетка пригорюнилась, бросила тоскливый взгляд на безмятежно (так казалось) дремлющего у ее ног (приваливаясь к ним мощным боком) пса. Пес только равнодушно дернул ухом, сгоняя с него комара. Принимать участие в ситуации он не собирался.
Девушка поморщилась. Скользнула пальцами по струнам, подбирая сопровождающую мелодию.
- Создатель! Хотя тьма и окружает меня,
Я должен принять свет, я должен выдержать бурю.
Я должен вынести.
Что создано тобой - никем не может быть разбито.
Она произносила это напевно, неожиданно чистым и сильным голосом - в повседневной жизни темноглазая говорила чуть ли не шепотом.
Заслушавшаяся Шанаэ спохватилась, вернув свое внимание к починке одежды, но эльфийка улыбалась. Ей нравилось, когда Кичи цитировала Песнь Света. Нравилось, когда девушка делала это без затаенной боли во взгляде. Эйртре так понравились священные тексты в исполнении давно считаемой другом девушки, что какие-то Шани выучила наизусть. Потому постепенно она включилась в повествование, с удовольствием припоминая строки.
- Пускай передо мной лишь тень,
Создатель станет моим проводником.
И не буду я оставлен странствовать по изменчивым дорогам Иного мира.
В свете Создателя нет места тьме
И ничто, созданное Им, не будет потеряно.
Два голоса, резкий и мягкий, сильный и нежный, сплетались воедино, оживляя составляющие Песнь гимны. Эльфийка все еще вышивала, уютно устроившись головой на плече Кичи. Брюнетка же, бледная из-за неясного волнения, сидела с закрытыми глазами, иногда немного хмурясь. Ее тонкие пальцы не замирали ни на мгновение, перебирая и задевая струны лютни.
Сунувшийся в комнату Себастьян остановился на пороге, довольно улыбаясь. Фенрис, последовавший за своим королем, по природе своей не был создан для того, чтобы созерцать зрелища из-за спин (в любых смыслах этого выражения), так что бесцеремонно (как только один он умел) подпихнул монарха, чтобы тот посторонился.

@темы: хрупкий мир Кичи, воробушковый дом, dragon age

02:59 

- А ты уверен... Что мы должны идти именно этой дорогой?
Шани, как всегда, была осторожна и дипломатична. Искреннее удивление, буквально плещущееся в фиалковых глазах, смешило. Если Фенриса вообще что-то способно рассмешить.
- Я уверен.
- Хорошо.
Эльфийка многозначительно вздохнула и на ходу традиционно повисла на руке своего спутника. Продолжения разговора не состоялось: Эйртре погрузилась в восхищённое созерцание архитектуры Старкхевена, которая, несмотря на частоту посещения города, не надоедала ей.
Для осени вечер выдался на удивление тёплым, но тевинтерец в характерной для него манере всё же настоял на необходимости повязать девушке нашейный платок. Ветрено.
- А нам ещё долго идти?
Фенрис отрицательно мотнул головой и не нашёл необходимым что-то уточнять. Скоро всё и так будет видно. Шани, что не узнавала эту часть города, озадаченно глядела на дверь из красного дерева.
- Мы разве здесь были, Фенрис?
Эльф приложил массу усилий для того, чтобы сдержать улыбку. В поведении Эйртре ему сейчас всё казалось особенно милым.
- Почти, - он легко открыл незапертую дверь. – Давай зайдём.
На пороге их ожидал вечно дружелюбный Бран. Юноша радостно их поприветствовал, расцеловал в обе щёки не ожидавшую встречи эльфийку, крикнул про ключи и накрытый стол и мигом исчез на улице. В целом, был таков.
- Как странно, - отметила Шани. – А когда он вернётся? Было бы здорово с ним сегодня поговорить.
Фенрис рассеянно пожал плечами и, захлопнув дверь, принялся сгружать с себя походные сумки. Девушка растерянно помялась в коридоре, но позже решилась и отправилась на поиски хозяев. Дом она обошла сравнительно быстро (бывший раб только-только перенёс сумки в комнату первого этажа), и почти что сбегая с лестницы заявила:
- Фенрис, здесь никого нет!
Привыкшая к тевинтерской манере игнорирования, Эйртре подошла к эльфу вплотную и повторила свой прежде завуалированный вопрос:
- Фенрис, почему никого здесь нет? – Подумав, она добавила: - Даже в кладовке! Я смотрела.
Эльф вздохнул так, будто бы ему предстояло сейчас взвалить на себя все тяготы этого мира (пусть это было и не так). Он честно не знал, как подойти к разговору и, в целом, жить дальше. Лучшим решением было сказать так, как есть.
- Шани, это – твой новый дом.
Ответа не последовало. Абсолютно никакого. Девушка просто стояла и глядела на него своими извечно фиалковыми глазами.
- Прежде тебе здесь понравилось, - начал пояснять хмурый мечник. – Я подумал, что...
Какое именно из «я подумал» надо сказать в первую очередь, эльф не знал. Он не хотел, чтобы Шани провела следующую зиму в очередном слабо осмысляемом походе. Не хотел, чтобы она испытывала лишения, кои сама не выбирала. Эйртре заслужила спокойствие и уют, а Фенрис был в силах их обеспечить.
- В общем, - эльф смущённо потёр нос, так и не найдя нужных слов. – Распоряжайся здесь так, как посчитаешь нужным. Ни о чём не беспокойся.
Шанаэ снова ничего не ответила. Она приблизилась к Фенрису. Многозначительно шмыгнув носом, обняла тевинтерца. И всё.

@темы: dragon age, воробушковый дом

Вдоводел и Мракобес Band

главная