• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: синеглазый менталист (список заголовков)
22:47 

- Кевин?! Нагов сын!
Эва исчезла прежде, чем ведущий её под руку брат успел хоть что-то сообразить. А соображал он, надо сказать, очень и очень скоро. Из этого можно сделать вывод, что лучница не исчезла, а буквально переместилась в пространстве. Переместилась и, не мудрствуя лукаво, повисла на шее у некогда боевого товарища.
- Родная! Любовь моя! – Светловолосый мужчина в доспехах захохотал и заключил контрабандистку в объятья. – Сколько лет?
- Дорогой! Как же я, етить тебя так, рада!
Обретшие друг друга, они ещё какое-то время обнимались, целовались и перебрасывались слабо осмысляемыми репликами. Такие экспрессивные ферелденцы. Вспомнив, наконец, что вообще-то шла по делу и не одна, Эва потянула соратника знакомиться с братом, безучастно стоящим там, где его бросили. Мужчины пожимали друг другу руки с крайне сложными лицами, что прошло без внимания довольной обстоятельствам лучницы. Старшая Дженкинс выспрашивала у Кевина, как он живёт и где его искать, и сравнительно скоро откланялась. Мол, антивский торговец, вы же понимаете, сам себя не убьёт.
Продолжили путь с Трэвом вдвоём, всё так же за руку, молча. Но не так молча, как раньше. Как-то по-другому. По-Дженкинсовски неприятно.
- Ну, Волчонок, что такое? – Почти сразу же не выдержавшая НАПРЯЖЕНИЯ Эва вздохнула. – Ну, прости. Не могу тебя так не звать. Так что такое?
Трэванс покосился на сестру, но ничего не сказал. Хотя, казалось бы...
- Это – Кевин, я тебе про него рассказывала. Помнишь?
Никакой реакции. Подчёркнуто никакой.
- Мы с ним в Денериме нанимались в оборонительную...
Младший Дженкинс нахмурил брови и коротко вздохнул. Уставился куда-то вперёд себя, шагу не сбавил.
- Да...да ты чего?
Эва отчётливо, до дюйма, чувствовала, как непривычно заливаются краской щёки. Ей как-то и в голову раньше не приходило... А Трэв сразу раз, и...
- Да что ты такое говоришь? – Фраза, применяемая к синеглазому убийце, почти всем казалась смешной. – Да в мыслях не было!
Красная, как летний закат, старшая сестра почти что заикалась от возмущения и ещё целого букета не поддающихся определению чувств. Трэванс, смягчившись, вновь взглянул на неё. Теперь, скорее... Вопрошая.
- Да не было у меня никого! Дурак!

@темы: dragon age, Дженкинсы и ревность, синеглазый менталист

03:33 

Эльфийка в неисчислимый раз поправила подушку.
- Ты уверена, что всё в порядке? Ты согрелась?
- Да я лучше всех, Воробушек!
Обижайтесь - не обижайтесь, а взволнованная хозяйка дома щебетала очень даже по-птичьему. Чирикала без умолку, ровно с того момента, как промокшая насквозь Эва ввалилась в дом. На улице не на шутку разбушевалась буря, потому старшая Дженкинс не церемонилась и чуть не внесла входную дверь прямо на себе. Замёрзла как сраный... Сравнение не найдено, но мысль должна быть ясна. Охренеть как замёрзла, проще говоря. Выскочившая с кухни Эйртре сразу окружила её вниманием, заботой и любовью, оказала посильную помощь (читай выжала). Весь вечер заботливая хозяюшка растирала, сушила и кормила горячим одинокую и несчастную контрабандистку. Почему «одинокую»? Рус ушёл от неё к Кичи. В городских условиях и на сравнительно постоянном проживании можно шляться и без сопровождения ездового пса-убийцы... Но всё равно КАКОВ подлец! Женщины, разделывающие дичь в пару движений, всегда были его слабостью.
В итоге, в конечном счёте, в результате, наконец... Всякими правдами и неправдами Эва была переодета в самую чистую из рубах брата, и уложена в его постель. Шанаэ принесла в комнату, бессрочно занимаемую Трэвансом, второе одеяло, и всячески скрашивала жизнь почти что заболевшей лучницы. Дженкинс весь вечер лежала в тепле и уюте (серьёзно, она в жизни ни на чём мягче не спала), расстёгивала и застёгивала пуговицы на воротнике рубашки и развлекала явно скучающую без Фенриса эльфийку разговорами. Травила всякие байки, пересказывала истории бесчисленных приятелей и повествовала о тех случаях, которые, не приврав, и не расскажешь. Было весело.
- Точно? – Услышав голоса, донесшиеся с первого этажа, Шани так и засветилась от счастья. – Мужчины пришли! Я побегу их кормить. Ты спустишься со мной?
Эва почти что блаженно заулыбалась. Симметричности улыбки мешал извечно тянущий щёку шрам. Чтоб его.
- Уволь, дорогая, - ферелденка потянулась и сладко зевнула. – Я не голодная и к общению с твоим ненаглядным не расположенная. Лучше поваляюсь малёк, и спать.
В том, что при слове «ненаглядный» ясноокая эльфийская дева зарделась, Эва могла поклясться. Если бы хоть кто-то из домашних (кроме смурного мечника, разумеется) это удивило. Оставшись в гордом одиночестве, девушка всласть поворочалась. Попыталась заплести высохшие волосы в косу, но особого успеха не достигла. Улеглась на спину практически в середине кровати и умиротворённо уставилась на догорающую свечу.
Казалось бы, какие мелочи. А тепло и приятно. Голоса с нижнего этажа были особо не слышны, но Эва знала, что там кипит жизнь. Брат вернулся в дом радушных друзей. Отдыхает после тяжёлого дня, хвалит ужин умницы - Шани, перебрасывается шутками с циничным тевинтерцем. Радуется жизни. Живёт. Осознание того, что любимый брат не погиб, а находится совсем рядом, приносила ни с чем несравнимое спокойствие. Пусть с того времени, как они жили с отцом в Амарантайне, прошло много лет, а предстающий пред её взором молодой мужчина мало похож на уходящего на войну синеглазого мальчика... Это всё равно её Трэванс. Проведя пальцами по мелкой вышивке на расстёгнутом воротнике, Эва слабо улыбнулась сама себе и прикрыла глаза. Почти сразу она погрузилась в сон.
Чутко спать – отличное умение. Только если ты не в безопасности. Умом Дженкинс понимала, что опасаться нечего (разве что взволнованная Воробушек попытается накрыть её ещё одним одеялом), но проснулась всё одно. Свеча либо потухла... Либо её потушил перемещающийся по комнате Трэв. Он готовился ко сну, раскладывая по углам вещи, и в мыслях не держал побеспокоить сестру. Просто так получилось.
- Трэванс?...
Эва села, заворачивая край одеял. Откинула волосы со лба и тыльной стороной ладони почесала шрам. Взглянула на приблизившегося мужчину привычным к темноте взглядом.
- Я уснула.
Не отдавая себе особого отчёта, девушка протянула руку к брату. Тот сел на край кровати и позволил погладить себя по щеке. Сколько бы там не прошло, как бы ни изменилась внешность младшего Дженкинса и его привычки, взгляд всё такой же. Искреннее и добрее человека во всём свете просто нет.
Почти проснувшаяся ферелденка гладила Трэванса по щеке и глядела в его широко распахнутые глаза. В бескрайней сини плескались растерянность и что-то еще... возможно, затаенная нежность? Впервые, пожалуй, за время общения с братом Эва видела, что ему отчаянно не хватает мимических способностей, чтобы выразить творящееся у него на душе. Трэв слабо улыбнулся, немного неловко накрыл руку сестры своей. Аккуратно, почти невесомо скользнул кончиками пальцев по кисти Эвы и тихо вздохнул, прикрывая глаза. Губы Дженкинса шевельнулись - он хотел что-то сказать, но и слов подобрать не мог.
Поэтому, когда мужчина снова открыл глаза, глядя на сестру, в его взгляде весьма явственно читалась абсолютная беспомощность.
Руку Эвы он не отпускал, все еще мягко к ней прикасаясь, словно боясь и дотронуться нормально, и потерять это ощущение знакомого, родного тепла под пальцами.
- Волчонок... - тихонько позвала сестра.
Блондин чуть вздрогнул, улыбнувшись немного болезненно. Очень осторожно, все еще не доверяя ни себе, ни своим мыслям, он отпустил руку сестры, едва ощутимо пройдясь пальцами по ней до плеча Эвы. Потянулся к шраму. Бросил на Эву полный волнения взгляд, но все же дотронулся до когда-то серьезно поврежденной части лица. Нахмурился, качнув головой, обеспокоенно поджал губы. Ему явно было стыдно за то, что это случилось - а ведь мог бы прийти вовремя, мог бы не допустить, уберечь, защитить... Но на лице Трэванса не проступало ни намека на отвращение, наоборот, шрама он касался почти нежно.
По его скромному мнению, эта боевая отметина не могла сделать из его сестры человека менее красивого. И ничто не сможет, потому что настоящая красота - она от души.
А мог ли быть кто-то, в ком Дженкинс бы настолько же не сомневался?
- Прости, что разбудил тебя. - повинился наемник, - Я честно старался потише.
- Все в порядке. - Эва одарила братца теплой, все еще самую малость сонной, улыбкой.
Этот самый братец в момент сбился с мысли, забыв, что хотел сказать дальше. Только расплылся в ответной улыбке, чувствуя себя непроходимым идиотом. Но что еще он мог сделать, если Эва такая чудесная?
Тихо хмыкнув в ответ на собственные мысли, оперся рукой о кровать возле плеча сестры и склонился к ней, поцеловав в лоб.
- Я не буду больше тебе мешать. - обжигая кожу теплым дыханием, прошептал он, - Отдыхай.
После чего честно отстранился, хоть это и стоило определенных моральных усилий. Трэванс поймал себя на мысли, что с удовольствием бы задержался в таком положении, касаясь лица Эвы губами, вдыхая тонкий аромат ее кожи...
Додумать, впрочем, Трэв не успел, потому что в этот момент сестра поймала его за рукав. Причем когда он ошарашенно на нее взглянул, она ответила ему не менее недоуменным взглядом. Покосилась на свои пальцы, держащиеся за ткань рубашки брата, и стала еще более растерянной.
Повисла неловкая тишина.

@темы: чудят, синеглазый менталист, воробушковый дом, dragon age

02:25 

Эва легонько пихнула брата в бок и с непреклонным видом подвинула к нему блюдо с рыбой. Кажется, подумал парень, она намекает мне, что я мало ем.
Он поднял взгляд от тарелки и встретился глазами с сидящей напротив Кичи. И сразу уставился обратно в свою порцию овощей. Черные глаза девушки по насыщенности цвета ничуть не уступали ее волосам. Трэвансу подумалось вдруг, что вот если она сейчас улыбнется еще, то все, он упадет в обморок. Потому наемник жалобно уставился на Фенриса, но Фенрис был слишком занят тем, что ожесточенно спорил с миролюбиво настроенным Ваэлем. Заместо мечника на помощь блондину пришла сестра, погрозившая брюнетке вилкой. Та вздохнула, кивнула и перевела взгляд на Себастьяна.
Дженкинсу, откровенно говоря, не по себе было уже от одного присутствия тут монарха. Казалось бы, чего проще - привыкнуть, что к его друзьям всего лишь порой заглядывает местный король. Разве ж повод так шокироваться? Но тихушник, предпочитавший заранее иметь несколько теорий и соображений, старался держаться подальше, потише и как можно менее экспрессивно. Он даже старался не смотреть особо в сторону Ваэля. Отчасти еще и потому, что очень часто, слушая их с Фенрисом разговоры, вспоминал далекие от приличия байки и не хотел, чтобы это хоть кто-то заметил.
Шани сновала из комнаты в комнату, таская тарелки, столовые приборы и другие Очень Важные Вещи. В отличие от блондина, она была совершеннейшим образом счастлива. Одаривала всех улыбками, мурлыкала под нос песенки и охотно шла обниматься к друзьям (до тех пор, пока не ловила многозначительные взгляды Фенриса, разумеется). Периодически хрупкая эльфийка запрягала кого-нибудь ей помогать, в основном - Кичи (к вящей радости Трэванса). Как оказалось, кудрявая брюнетка нарезала овощи с такой скоростью, какая старательной Шанаэ и не снилась. Другое дело, что начавшую нарезать что-либо Кичи остановить было целым делом. Но живущей в своем собственном, полном радости и света, мирке Шани это не казалось подозрительным.
Она, протянула кувшин Ваэлю, рассмеялась в ответ на шутку и собиралась уже упорхнуть обратно на кухню, но задержалась, чтобы внезапно, одним полным коварства движением обнять ничего не подозревающего Фенриса. Впрочем, эльф, обладающий хорошим слухом и не жалующийся на слабое сердце (хрупкий внутренний мир не в счет), особо не жаловался. Даже изволил слегка улыбнуться (и тут же показать не слишком приличный жест Себастьяну, разумеется; наблюдавший за происходящим Трэванс глупо улыбнулся и тут же получил несильный тычок под ребра от внимательной сестры).
Кичи успешно впадала в транс. Подперев щеку рукой, она бОльшую часть вечера проводила в созерцании. Но Трэванса ей разглядывать не позволяли, поэтому полный неотмирных эмоций взгляд был устремлен на старкхэвеского голубоглазого короля, в этой своей голубоглазости почти не уступавшему Дженкинсу. Девушка мило улыбалась (что только усиливало вмечатление существа не из этого мира) и, пользуясь своей внешней отстраненностью, подкармливала исподтишка мабари, высовывавшего слюнявую морду из-под стола со стороны каждого участника застолья. Но особенно везло только с Кичи. Последней, кстати, жертва разглядывания учтиво кивнул, отвлекшись на мгновение от преисполненной королевского достоинства пикировки с тевинтерским мечником. Брюнетка отреагировала запоздало, недоуменно зардевшись, и временно переключила внимание на собака, опять ткнувшегося ледяным носом в ее руку.
Эва, следившая за Трэвансом, за Русом не следила. Она улыбалась, обводя окружающих умиротворенным взглядом. Периодически настаивала на очередной добавке для младшего братишки. Причем делала это так трогательно, что у последнего не было никаких шансов. В конечном итоге (когда свело мышцы постоянно жалобно приподнимаемых бровей) голубоглазый наемник сдался и пустил в ход самый подлый в мире прием (нет, не тот, который он подсмотрел у сумрачного тевинтерского гения) - пристроился головой на плече сестры и умильно улыбнулся ей снизу вверх. Это очень простое и безотказное заклинание обеспечило парню спасение от медленной и мучительной смерти путем закармливания вусмерть. В очередной раз глянув в сторону Фенриса и Себастьяна, бедный наемник, и без того переполненный впечатлениями самого разного толка, натолкнулся на задумчивый взгляд последнего. Слегка побледнев (почти незаметно), перевел взгляд на снова пронесшуюся мимо Шани, потом на Фенриса. Эльф имел неосторожность не поучаствовать в общих гляделках, потому как в этот самый момент смотрел на Шанаэ, с творческим видом поправлявшую криво (по ее мнению) висящую картину.
Если бы тевинтерский беглец не был бы так отвлечен трогательным зрелищем Эйртре, похожей на страшно деятельного воробушка, он бы заметил молчаливый диалог, состоявшийся между голубоглазыми засранцами.
Когда лицо Ваэля окончательно и бесповоротно приняло бесконечно нехорошее выражение, Трэванс понял, что тут-то ему и конец - даже первая встреча с Кичи сейчас показалась обычным праздничным казусом. Блондин уже знал, что будет дальше, но совершенно ничего не мог с этим поделать. Потому когда Себастьян все-таки чуть склонился в сторону мечника, что-то тихо спрашивая, Трэв испытал дичайшее желание зарыться в доски пола. Прямо сейчас. До того, в общем, как его туда вкопает эльфийский дружище.
Эльф сумрачно смерил довольного как сытый наг монарха взглядом и медленно стал поворачиваться к Дженкинсу. Последний чуть сдвинулся, пропадая из поля зрения Фенриса за счет сестры, сейчас занятой отчитыванием Руса, по ошибке сунувшегося попрошайничать у строгой хозяйки. Однако тяжелый взгляд бывшего раба беспрепятственно преодолевал это скромное препятствие, и синеглазому менталисту было весьма несладко. Он быстро составлял в голове сложные многоходовки, которые могли бы спасти его ужасно никчемную на данный момент жизнь. Теоретически, пока медленно закипающий Фенрис поднимется из-за стола...
- Кажется, кувшин опустел. - миролюбиво вклинился в бесконечный поток логичных, но панических мыслей наемника Себастьян, - А так как милая Шани занята на кухне, думаю, с моей стороны не будет наглостью предложить принести вино самостоятельно.
В момент, когда король Старкхэвена поднялся на ноги, плохо стало всем. Потому как о магоненавистничестве монарха, превосходящем в этом вопросе даже старину Фенриса, были предупреждены. Прямо в момент заталкивания одной несносной рыжей ведьмы в погреб.
Мрачный как грозовые тучи Фенрис даже забыл, по какому поводу возжаждал убивать. Грядущая катастрофа была очевидна.
Трэванс уже стоял в дверях. Он широко улыбнулся (следя, чтобы улыбка от волнения не уехала на один бок), виновато пожал плечами и быстро поклонился. После чего, сочтя сцену исчерпывающей, торопливо зашагал в комнату, где был вход в погреб.
Он успел только облегченно вздохнуть и сразу сообразил, что беды только начинаются. Потому что там, среди вина и продуктов, сидит крайне недовольная жизнью Ласерта. Хуже, чем спускаться к ней, была бы разве что попытка провести время наедине с одной брюнеткой переменчивой кровожадности. Наемник присел, подцепляя крышку.
- О, глядите, кто явился. - отступница сидела в углу, обхватив колени руками, - Веселитесь там без меня, гады. Да?
Трэванс не сумел понять, с чем именно призывала его согласиться Одержимая - с тем, что они веселятся, или с тем, что гады. Потому не отреагировал вообще никак, пройдя мимо к деревянной стойке.
- Вот падла. - расстроилась Лас, - Игнорируешь меня, что ли?
Трэв качнул головой, беря бутылку. Пожал плечами, сложно шевельнул бровью, хлопнул себя по голове ладонью, указал рукой вверх и вздохнул. Таким образом все объяснив, торопливо стал подниматься, уже почти не прислушиваясь к ворчанию Ящерки.
Он старательно опустил дверцу, ведущую в погреб. Несколько секунд просто посидел на полу, тупо глядя на полупрозрачное стекло бутылки, после чего поднялся на ноги, держа оную за горлышко.
Случившееся дальше оставило в душе синеглазого менталиста неизгладимый отпечаток. Потому что на плечо ему опустилась рука. Среди всех присутствующих такая лапа могла быть только у двоих, а Фенрис бы подобной глупости делать не стал. Трэванс лишь благодаря скоростному полету мыслей не совершил не менее скоростной удар бутылкой. Но вот скакнул вперед и развернулся он действительно НУ ОЧЕНЬ быстро.
Взору Ваэля предстали глаза настолько голубые и огромные, что кого послабее духом могло бы и смутить.
- Напугал? - дружелюбно улыбнувшись, уточнил Ваэль.
Дженкинс, получивший одновременно разрыв аорты, селезенки и еще пары органов и сосудов, названий которых даже не подозревал, бешено замотал головой, упуская из виду, что судорожно прижимает к себе бутылку, чтобы никого ей не долбануть.

@темы: хрупкая аорта Трэванса, синеглазый менталист, Рус попрошайка, Большая дружная семья, dragon age

23:04 

Трэванс мило улыбнулся Фенрису.
- Жулик. - подытожил тевинтерский мечник, мельком глянув на блондина.
Улыбка голубоглазого наемника стала еще милее и безмятежнее, он захлопал ресницами, мол, ничего не знаю, все возможно, не пойман - не вор.
Фенрис только тяжело вздохнул и, судя по чуть дрогнувшим мимическим мышцам, собрался что-то сказать. Не исключено, что это было бы что-то далекое от понятий доброты и морали, но.
- Ма-а-альчики... - протянула неведомо откуда материализовавшаяся Эйртре, вытиравшая ручки полотенцем, - Вам не кажется, что уже поздно и пора спать? Помнится, завтра вы работаете оба.
Хрупкая, невысокая эльфийка сказала это очень мягко, ненавязчиво и без малейшей угрозы. И улыбалась доброй-доброй улыбкой, строя наивные глазки. Но спорить отчего-то никто даже не подумал.
Мужчины проводили Шани совместным крайне пристальным взглядом. После чего уставились друг на друга.
Трэванс, откладывая карты, выразительно помотал головой. "Я с ней снова спать не буду", говорил весь вид синеглазого менталиста. "Прям ни за что. Мне хватило", добавил он, чуть не ушами шевеля для большей экспрессии.
Реакция Фенриса его удивила. Эльф насупился, потом нахмурился и состроил крайне угрожающую гримасу.
- Вот именно. Ты _с ней_ спать не будешь. - до ужаса спокойным тоном сообщил мечник.
Трэв вскинул руки и брови почти синхронно. "Воувоу, полегче!".
И тут он вдруг сообразил, к чему бы это все, собственно.
От вида расползающейся по лицу блондина улыбки у Фенриса, казалось, разом заныли все зубы.
Тихушник, посверкивая голубущими как небо глазами, опустил одну бровь и наклонил голову вбок.
"Значит, можно радовать Себастьяна?", Дженкинс откровенно веселился, опасно игнорируя все более скисающего мечника, "Как тебя угораздило-то? Прямо в сердце, да?"
- Прямо в сердце. - уже почти привычно передразнил бывший раб.

@темы: попаданство по-тевинтерски, dragon age, Шани руководит, прямо в сердце, синеглазый менталист

21:17 

- Не шевелись, пожалуйста.
Шани всегда говорит так, будто бы дело яйца выеденного не стоит. А Фенрис так, из скверного настроения ворчит. Это не всегда правда. Чем больше усилий прилагала эльфийка для того, чтобы безболезненно приложить припарку, тем громче он шипел.
- Лучше прижги, - посоветовал хмурый мечник.
Девушка, проникнувшаяся тончайшим сумрачным юмором, лишь покачала головой. «Как это по-тевинтерски» стрельнул глазами Дженкинс, всё это время стоящий с тазом горячей воды. Блондин прозрачно намекнул, что в силу национальных особенностей смурного эльфа не возьмёт никакой яд. Фенрис этой мысли улыбнулся, но тут же был возвращён к реальности жжением от припарки. В ударе в спину было мало смешного.
- Вот и всё! – Эйртре погладила мужчину по седой голове, но вдруг отдёрнула руку. – Ой! Совсем забыла!
«Ой» в исполнении Шани было самым пугающим и зловещим словом. Если бы не общеизвестные обстоятельства, у Фенриса не было бы ни одного тёмного волоса именно по этой причине.
- Надо накрыть на стол! – Девушка хлопнула в ладоши и покачала головой.
Мужчины молчали, выжидая. У Шанаэ была мысль. Главное сейчас – её не спугнуть.
- Его Величество обещал сегодня придти по ва-а-ажному делу, - сообщила эльфийская дева и заулыбалась.
- Давненько он не заходил! Пойду готовиться.
Трэванс спал с лица. Он сел рядом со скептично настраиваемым тевинтерцем и уставился в тез. Свёл брови, и был таков.
- Не волнуйся, - ответил Фенрис. – Главное – не проболтайся про рыжую ведьму, и веди себя прилично. Монарх же.
Тевинтерский искромётный юмор пришёлся чуть оживившемуся синеглазому убийце по нраву. Приподнятое настроение сопутствовало Дженкинсу вплоть до вежливого стука в заднюю дверь. Чёрный ход не был заперт, потому высокая фигура в плаще просочилась в комнату беспрепятственно. Трэванс неловко дёрнулся, но от подскакивания со скамьи был удержан властной рукой Фенриса.
- Еле вырвался, видит Создатель, - мягко сообщил Себастьян, снимая капюшон. – Добрый вечер.
Бледный, как молоко, Трэв кивнул и скрылся за спиной и не пошевелившегося друга. Хмурый эльф предчувствовал, что всё идёт к тому, чтобы не дать ему этим вечером жить. Если королевский стрелок вбил себе что-нибудь в голову, переубедить его, или хотя бы донести незатейливое «Нет. Отказываюсь. Отрицаю. Оставь меня в покое», просто невозможно. Безбожно упрямый монарх.
- Себастьян! Ты пришёл!
Выпорхнувшая из кухни Шани повисла на шее у благодушно рассмеявшегося монарха.
- Здравствуй, Шанаэ, - тихо проговорил Ваэль, привлекая эльфийку к себе. – Я тоже очень рад видеть тебя.
Лучник перевёл взгляд на ничего до этого момента не подозревающего Фенриса. Улыбка Себастьяна незначительно изменилась, но бдительный эльф разницу уловил. В безапелляционной тевинтерской манере он согнул левую руку в локте и хлопнул по локтю ладонью. Ваэль наигранно стыдливо отвёл глаза. За «перестрелкой» внимательно, черпая новые знания, наблюдал синеглазый менталист.
- Пожалуйста, садись за стол, - прощебетала хозяюшка, вдоволь наобнимавшись с королём. – Ужин почти готов. Ты ведь поужинаешь с нами?
- Сочту за честь, - ответил старкхевенец, слегка поклонившись.
На каждую реплику у него было по два, нет, по три вида учтивости. Небрежно бросив плащ на стоящий в углу сундук, Себастьян сел на свободное место рядом с пасмурным эльфом. Наконечники стрел в колчане заговорчески звякнули. Фенрис косился на заботливо ставящего рядом с собой лук стрелка и с напряжением ждал следующего хода.
Радостная Шани мелькала в комнате даже не подозревая о происходящем. Дженкинс подозревал, прогнозировал, выжидал, наблюдал.
- Фенрис, - бархатно начал Ваэль, провожая кудрявую эльфийку взглядом. – Ты – андрастианин?
Трэванс коротко и важно кивнул. Мол, действительно, сам давненько хотел уточнить.
- А если нет, попытаешься обратить меня в свою веру?
Упоминание состоявшегося многие годы назад разговора обернулось в шутку, которую монарх оценил по достоинству. Оценил, но не отстал.
- Как твой друг я хотел бы дать тебе ценный совет...
- Да. Слушаю, мой король.
В быту это имело значение примерно схожее с «басра вашедан», что знал каждый из присутствующих.
- Ладно, - смилостивился Ваэль. – Отложим этот разговор на более поздний срок.
Он вознамерился было привычным жестом хлопнуть тевинтерца по плечу, но вовремя заметил припарку и таз, что до сих пор механически держал в руках Дженкинс.
- Тебя ранили?
- Ранили, - не стал спорить Фенрис.
- Прямо в сердце? – Подначил гость.
- Прямо в сердце, - хамовато передразнил эльф.

@темы: старкхевенский купидон, синеглазый менталист, прямо в сердце, dragon age

13:13 

Трэванс лежал, не спал и мучительно переживал события едва успевшей начаться ночи.
Сначала к нему пришел сверкающий глазами сумрачный тевинтерский гений и предложил сомнительную перспективу ночевать вместе. Трэв, будучи парнем доброжелательным, был, в общем-то, готов принять идею как есть, без дополнительных пояснений. Фенрис обрадовался, оживился, и ночью перебрался в комнату к голубоглазому наемнику.
И все было в целом достаточно тихо и мирно, блондин даже начал погружаться в приятную полудрему, когда в комнату после тихого стука сунулась грустная Шани, пожаловалась, что ей не спится, и попросилась к ним.
Трэванс только вздохнул, поводя плечами. Весь трагизм ситуации обрушился на его голову, когда парень вдруг понял, что хитрый эльф занял место у стены, а значит, Эйртре оставалось только пристроиться рядом с Дженкинсом.
Что она и сделала. Немного повозилась, устраиваясь поудобнее. Тоже вздохнула, ничуть не менее тяжко, чем Трэв (что вообще представляло из себя довольно трудную задачу, и длительное время первенство в ней сохранял Фенрис). Подвинулась поближе, зарываясь носом в пространство между кроватью и плечом парня. Буквально с каждым ее движением лицо голубоглазого наемника становилось все сложнее, выражая с теми же темпами усложнявшийся набор эмоций.
Парень, стараясь не шевелиться, повернулся к Фенрису.
"Ты ж бесстыжая драконья задница", как бы говорил взгляд Дженкинса, "Почему с ней должен спать я?"
Эльф безмятежно улыбнулся (доски потолка едва не провисли от переизбытка впечатлений), весь из себя отстраненный и радующийся возможности поспать спокойно.
Но Трэванс был суров, непреклонен и настойчив. Он продолжал смотреть на бесстыжего тевинтерца своими голубущими глазами, терпеливо ожидая хоть сколько-то внятной реакции. Мечник же, мирно сцепив руки на животе, смотрел в потолок и все еще чуть улыбался. Трэванс, немного знающий бывшего раба, старался не воспринимать это как откровенную издевку. Но получалось плохо.
Особенно плохо стало парню, когда уже вовсю сонно сопящая Эйртре обняла его одной рукой, прижимаясь потеснее. Глаза Дженкинса чуть расширились. Он покосился было на Шани, но тут же снова уставился на тевинтерского беглеца.
Ситуация была уже весьма и весьма далека от уютной - будучи нормальным парнем в самом расцвете сил, Трэванс испытывал определенные неудобства от сложившегося положения. О чем он и пытался сообщить другу, который, однако, почему-то не торопился вмешиваться.
"Фенрис", взглядом Трэва уже можно было очищать монетки и пускать солнечных зайчиков, "Сделай что-нибудь, наг ушастый."
Фенрис изобразил, что он уже спит.
Не слишком достоверно, стоило отметить.
Блондин боднул эльфа лбом. Тот в ответ пустил в ход самую подлую тактику - прикинулся мертвым.
Трэванс поджал губы и... как следует цапнул подозрительно непасмурного мечника за плечо.

@темы: синеглазый менталист, подстава по-тевинтерски, Шани жжет напалмом, dragon age

02:48 

Сначала Шани не поверила своим ушам. Вернее, сначала она уронила тарелку, а потом засомневалась, что причина, по которой произошла безвременная кончина посуды, реальна.
В конце концов, разве это вообще возможно?
Однако, кажется, слух продолжал ее обманывать. Поэтому Шанаэ - НЕВИДАННОЕ ДЕЛО! - оставила уборку осколков на потом, поторопившись в соседнюю комнату. Задержалась у косяка, заглянула внутрь - и отшатнулась, теперь не доверяя еще и зрению. Если бы не имеющийся за плечами опыт, эльфийка бы поверила, что дело действительно в выпитом вине.
Но оно ДЕЙСТВИТЕЛЬНО происходило. В комнате. Сидя рядом с голубоглазым наемником. Фенрис. Громко. Заливисто. СМЕЯЛСЯ!
Увидь в их компании легендарную ведьму диких земель Коркары, Шани удивилась бы куда меньше. То, что происходило сейчас, в принципе было достойно занесения в анналы Тедаса с последующий передачей сей байки из уст в уста, из поколения в поколение...
Чувствуя, что ее начинает невероятно нести, девушка уставилась в сторону, прижимаясь спиной к стене, и встретилась взглядом с весьма недовольной Ласертой.

Пятью минутами ранее.
- Я ее ударю. - мрачно заключил эльф, практически воплощая угрозу одним только взглядом.
Сидевший рядышком за столом Трэванс взглянул на Фенриса и мягко улыбнулся, точно сонный кот. Чуть покачал головой, не иначе советуя повременить с угрозой.
- Очень страшно, Волчонок. - пропустив то, как дернулся Трэв, ледяным тоном отозвалась Ласерта, исступленно вычитывавшаяся в книгу.
Фенрис очень странно потемнел лицом. В остальном он несильно изменился, но сидящий рядом блондин тихо и коротко вздохнул. Он аккуратно потянулся к эльфу, чуть тронув его за плечо.
Осознавая, что он делает вредной рыжей ведьме страшное одолжение, уже раз десятый за последние несколько дней спасая Ящерке жизнь, он все-таки отвлек внимание грозного как буря в Тевинтере мечника на себя.
Фенрис был выжидающ, недоволен жизнью и жаждал крови одной мерзотной дамы.
Трэванс его понимал, сочувствовал, но кровопролития, в отличие от сумрачного эльфа, не жаждал.
Он снова улыбнулся - в этот раз едва заметно. Потом стрельнул взглядом в сторону Лас и скептично выгнул бровь. Эльф внимательно, не менее, чем изучавшая страницы отступница, вчитывался в лицо Трэва. Среди всех, с кем общался блондин, седовласый мечник, кажется, был единственным, кто понимал, что парень желает сказать.
Вот и сейчас Фенрис медленно менял выражение собственного лица по мере молчаливого рассказа "собеседника".
Ну а когда Трэванс, чья улыбка была уже почти виноватой от осознания той гадости, которую он сейчас думал, пожал плечами и развел руками, эльф вдруг засмеялся.
Ласерта, стоит признаться, дернулась, врезавшись спиной в шкаф. Потом попыталась испепелить спевшуюся двоицу взглядом, но тоже что-то увидела в лице Трэванса и, крайне огорчившись, покинула помещение.

@темы: dragon age, Трэванс шутит, Шани не жжет напалмом, синеглазый менталист, смех по-тевинтерски

02:33 

Какая-то неведомая сила заставила Фенриса обернуться. Эта самая сила обратила его взор в дальнюю, сравнительно слабо освещённую часть городской площади. В одной из утопающих в отсветах праздничных костров фигур тевинтерец узнал светловолосого Дженкинса. Само его присутствие на гулянии обещало угрюмому эльфу достойное его персоны развлечение. Медленным и ровным шагом мечник направился в означенном направлении, предвкушая неповторимое зрелище.
Предчувствия его не обманули: Трэванс действительно блуждал (назвать это прогулкой язык не поворачивался) в обществе некой юной особы. Некая юная особа висла на традиционно стушевавшемся блондине подобно семейному проклятью. Юноша совершил однозначную попытку вывернуться, но разбойничьи навыки его подвели. Наблюдать за серией растерянных провалов было так занимательно и весело, что Фенрису и в голову не пришло как-то вмешаться. К тому же, Трэву пора бы чему-то научиться, а не уповать на помощь извне.
Дженкинс очень старался спастись, но не выходило совершенно ничего. Завидев единственного способного хоть как-то разрешить ситуацию соратника (пусть эльф и прятался среди праздных горожан, как мог), Трэванс остановился, как вкопанный. Вежливо на взгляд окружающих, но болезненно испуганно по факту он улыбнулся своей визави, после чего немигающим взглядом уставился на Фенриса. Мечник получал столь сильное эстетическое (читай садистское) удовольствие от происходящего, что не выдержал и подошёл ещё ближе. Чтобы лучше видеть.
В синющих, как лириумное зелье, глазах плескалась мирская тоска. Сведённые приподнятые брови красноречиво повествовали эльфу обо всех тех страданиях, что Трэванс уже перенёс, и ещё немного – о прогнозируемых в обозримом будущем. Вид бледного лица, обрамлённого растрепавшимися пшеничными волосами, в целом, был несчастным.
Закашлявшись, дабы скрыть напрашивающуюся от уха до уха улыбку (от одного её вида могли быть жертвы), бывший раб старательно сделал вид, будто бы всего лишь мазнул взглядом по Дженкинсу, но не узнал его в толпе. «Нагов ты сын. По. Мо. Ги.» поведал лёгким покачиванием головы разворачиваемый и увлекаемый в гущу веселья Трэванс. «Я-то думал, что мы – друзья» так же безмолвно бросил он и почти что покорился судьбе.
Ладно, хорошего понемногу. Следящий за целостностью серьёзного лица Фенрис, поравнялся с несчастным. Барышня посмотрела на тевинтерца с жалкой претензией на заинтересованность. Почему с «жалкой»? Она, как и всякий стоящий радом с Трэвансом человек, в абсолютной степени теряла шансы считаться хоть сколько-нибудь эмоциональным существом.
Произошедшее далее было удивительным, новым опытом: лучезарно улыбнувшись кудрявой деве, Дженкинс высвободил руку почти что в разбойничьей боевой манере, и сам повис на Фенрисе. Тот, сохраняя невозмутимость, пожелал незнакомке доброго вечера и прошествовал со своей «ношей» к спуску на соседнюю улицу. Всю дорогу Трэв хмурился и шевелил бровями так, будто бы у него в спине вращающийся по часовой стрелке арбалетный болт толщиной в два пальца. «Неумолимая, как кара Создателя» - красноречиво молчал молодой Дженкинс, - «Я уже подумал, что там мне и конец. Там ты меня и похоронишь». Фенрис веселился.

@темы: dragon age, синеглазый менталист, тевинтерские развлечения

Вдоводел и Мракобес Band

главная