Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: папочка андерс (список заголовков)
12:16 

- Я забыла спросить, - девушка, обнимая замызганную подушку, присела рядом. – А где ваша мама?
Кайлан задумчиво сдвинул брови. Весь минувший день ничего не происходило. Всё было нормально. Они даже с Андерсом ни разу толком не сцепились. А тут... Неужели что-то назревает?
- Чья «наша»? – Всё же искренне удивился орлесианец.
Астэ взглянула на него так, будто бы подозревала в розыгрыше или глупом обмане. Её каким-то невероятным образом красило и это.
- Ваша с братьями, - шепнула магесса, как бы испытывая неловкость за необходимость напоминать собеседнику о составе его собственного семейства.
Текхо округлил глаза, всё ещё до конца не понимая, чего от него хотят. Любой другой принял бы его в этот момент за дурака, но, видимо, в доброй душе отступницы ещё теплилась какая-то надежда.
- А-а-а-а! Ты об этом, - протянул юноша, сообразив. – У нас разные матери. Чья именно тебя интересует?
Теперь настал черёд голубоглазой девы удивляться и задавать нелепые вопросы. Так непривычно общаться с кем-то не из орлесианского землячества, в котором каждый знает всё про всех, да ещё и в нескольких версиях.
После пары провалившихся попыток объяснить Биард, что дети бывают не только от разных отцов, но и от матерей, Кай решил, что тема сама себя исчерпала. Как же он ошибался.
- А расскажи про свою маму, - тихо-тихо, как-то по-детски попросила Астэ. – Кто она? С ней всё хорошо?
Мысли об Эльмире вызвали у мечника нехарактерную для него невесёлую улыбку. Уж у кого-у кого, а у его родительницы дела завсегда лучше всех.
- Чтобы ты понимала, - Кай всё время осекался, когда пытался назвать магессу «котёнком». – Я не зову её «мамой». В Орлее всё не так просто, как... Ты вроде бы из затхлого Ферелдена, нет?
При нелестном упоминании об исторической родине Астэ поморщила носик, но ничего не сказала. Сразу видно, что слушать ей интереснее, чем пререкаться. Андерсу бы так.
- Она меня родила, но не признала. Я до... Какое-то время я жил в её доме, потом меня отвезли к отцу.
- ...Обижаешься на неё? – Вдруг спросила девушка, придвинувшись поближе.
Какое-то время Кай бездумно глядел в широко распахнутые голубущие глаза, и искал в них какую-то правду.
- Нет, за что бы мне? Жить на воле лучше, чем там.
Судя по сложности девичьего личика, что-то вот-вот должно было нагрянуть.
- Тебя запирали? – В очередной раз удивилась собеседница.
Вот ведь. Вспоминать тёмные пыльные коридоры и тяжеленные шторы, не пропускающие в комнаты свет, ну никак не хотелось. Не сегодня, по крайней мере.
- И где это такую умную нашли?
Старший Текхо ухмыльнулся и скрестил руки на груди. Но улыбка быстро сошла с его губ, когда на, казалось бы, риторический вопрос он получил слегка недоумённое «в снегу». Разум милостиво отразил не перевариваемую информацию, и Кайлан продолжил:
- «Запирали» - громко звучит, на самом-то деле. Я ходил по той части особняка, что была мне доступна. Меня там кормили слуги, даже, кажется, играли пару раз...
По полному сочувствия взгляду Астэ орлесианец понял, что ситуация становится опасной, а его история – какой-то уж неоправданно печальной. Кай вознамерился было перевести тему в более радостное русло, но его маленькая собеседница продолжила выдавать деморализующую информацию:
- Мне очень жаль, что с тобой так вышло... Я знаю, как это плохо. Ну, когда запирают.
Повисла неловкая тишина. Нет, не так. Повисла ТИШИНА. Текхо, конечно, небезосновательно полагал, что языкастый целитель не в полной мере дружит с головой... Есть в мире вещи, которые не стоит узнавать. Особенно на ночь глядя.
- А где твоя мама? – Спросил брюнет, тем самым самого себя загоняя на погребальный костёр.
- У Создателя, - растерянно пожав плечиками, ответила Астэ. – Я плохо её помню.
Кайлан важно закивал, в мыслях пытаясь представить отчаянной храбрости женщину, что будучи в своём уме связала жизнь с отлучённым от Церкви сумрачным гением. Выходило, надо сказать, не очень. В кой то веки не хватало фантазии.
- Помню, что мы с родителями путешествовали. Помню старый фургон, запах трав, солнышко, пробивающееся через навес...
Девушка вздохнула, явно уходя в воспоминания. Терпящая крушение фантазия юноши велела ему помалкивать и слушать внимательнее. Сейчас будет что-то дополняющее картину и переворачивающее сознание.
- Папу помню ещё хуже... Их убили, когда я была совсем несмышлёной.
... С переворачивающим сознание вышел явный перебор. Кайлан ме-е-едленно перевёл взгляд на дверь. Что-то явно шло не так. Он только не мог уловить, что именно. Говорят, сумасшествие, как и любовь (несказанно поэтично, кстати, сравнил) атакует и захватывает внезапно.
- Как так? Часа не прошло, как жив был, - немного помолчав, молодой охотник уточнил. – Я своими глазами видел.
Астэ хихикнула. Это здорово. Очень здорово, что кто-то в эту минуту может смеяться. Страшно предположить, что именно так позабавило магессу: общая нестабильность ситуации или же его, Кая, удивлённо вытянувшееся лицо?
- Я не про того папу! Андерс... Это другое.
Девушка улыбнулась на удивление сложно, отчего орлесианцу вдруг захотелось сменить тему, или на всякий случай выйти окном. Говорили ему все – не связывайся с мутными бродягами, не подписывайся ни на что, не садись с ними за стол, не смотри им в глаза...
- А...
Биард снова понизила голос (хотя куда тише?) и опустила глаза, будто бы намеревалась затронуть какую-то неудобную тему. Кайлан сжал кулаки и нахмурился, готовый ко всему. Орлесианские охотники живыми не сдаются.
- Это... а разве у серых стражей могут быть дети?
Сопоставив две последних реплики, Текхо страдальчески и искренне вздохнул. Зажмурился и, сгорбившись, замотал головой. Астэ наблюдала за ним с некоторой опаской.
- Не знаю, не приходилось спрашивать, - наконец сдавленно ответил Кай. – Я должен идти.

@темы: dragon age, «зазвучала тревожная музыка», Астэ котёнок, папочка Андерс

23:37 

Астэ хихикнула.
- Знаешь, что я подумала, Кайлан?
Мечник старался сохранять непроницаемое выражение лица и помалкивать, ибо ну очень (ну вообще, ну до смерти, ну критически, ну ваще бритва) болела спина. Создавалось впечатление, что Андерс не лечит след от скользящего удара прямо промеж рёбер, а совсем наоборот.
- И что же ты... Обоссы меня Создатель!... Подумала?
Девушка, сидящая перед ним на полу обхватив руками собственные колени, качалась из стороны в сторону. Почти что белые волосы переливались в свете солнца, оттеняя голубизну улыбающихся глаз. Румянец на щеках отступницы был чуть заметным, но на удивление уместным. В полутьме Убежища такого не разглядишь.
- Я подумала, что ты путешествуешь с нами уже о-очень долго.
- И это тебя удивляет? – Синхронно, но с вопиюще разнящимися интонациями вопросили мужчины.
Многозначительно взглянув на спутников, Биард звонко засмеялась. Даже, кажется, вытерла набежавшую слезу.
- Нет! Мы же, выходит, росли вместе. Правильно я говорю?
Молодого орлесианца это почему-то смутило. Он кашлянул, взглянул куда-то в сторону, и даже почти позабыл, кто стоит у него за спиной.
- Ну, правильно. – А дальше было просто интересно, невозможно не спросить. – А к чему ты об этом, солнце?
- Ты же мне, получается, как брат!
С Андерсом что-то случилось. Он издал вопль, отдалённо напоминающий победный клич. Но что кричит Старый Король при победе над бесчисленными врагами, Кай знал не понаслышке. Так что природа и значение этого звука остались для него почти что загадкой. Более того, расслышать со всей полнотой ему помешал треск, издаваемый уходящим в область живота сердцем.
- А ведь ты права, котёнок! – Маг хлопнул Текхо по почти зажившей спине, что добавило тому незамутнённой радости. – Как я сам не подумал? Ты просто умница!
- Ага, ещё какая умница...
Кайлан лёг на землю и притворился мёртвым. Так проще.

@темы: пнуть орлесианца, папочка Андерс, дистиллированное орлесианское страдание, dragon age

20:54 

- Сущие царапины, солнце! – Астэ хохотнула и легко отмахнулась свободной от фонаря рукой. – Никому не удастся меня поймать, особенно рядом с домом.
- Мы в тебе и не сомневаемся, - мужчина скрестил руки на груди и ухмыльнулся. – Будь спокойна, Матушка. Мы новеньких за час распределим. Крыло же ж почти достроили!
- Вы мои золотые! Хрупкой деве есть на кого положиться.
Девушка повернулась к беглецам, которых только что провела в Убежище. Двое мужчин и женщина озирались с приоткрытыми ртами, и, казалось, уже позабыли о своём тяжёлом и долгом пути. Вне зависимости от возраста и места, откуда они пришли, маги искренне удивляются увиденному. Это, должно быть, хорошо. Новое место, новые люди, новая жизнь.
- Оставляю вас на Тидуса.
Трио, вновь обратившее на неё внимание, активно закивало. Высокая сероглазая женщина обхватила себя руками и осторожно обратилась к Биард:
- Теперь мы... Можем жить здесь?
- Конечно! – Царапина через всю щёку явно дала понять, что на сегодня с улыбками стоит заканчивать. – Вы будете в безопасности. Отдыхайте.
Сероглазая магесса всхлипнула и прикрыла глаза рукой. Астэ мигом оказалась рядом. Одной рукой ферелденка обняла поддавшуюся чувствам женщину и погладила её по плечу.
- Всё будет в порядке. Тидус вам со всем поможет, места хватит. А если что-то приключится, поднимайтесь во-о-он туда, - девушка указала на далёкую винтовую лестницу. – Там буду либо я, либо мой отец.
На ходу помахав беглецам и источающему крайнее довольство Тидусу рукой, Астэ быстрым шагом направилась к указанной лестнице. Времени у неё оставалось совсем-совсем мало. Так мало, что она не стала даже заходить в собственную комнату и снимать «выходные» лохмотья.
Андерс по традиции был занят. По всей комнате были расставлены открытые ящики со стеклянной посудой и ингредиентами, что наводило на определённые мысли о сегодняшнем занятии целителя. Осторожно отпихнув ногой бочонок с сушёным эльфийским корнем (запасать – так для внуков!), Астэ прошла к столу. Поставила фонарь, села на свободную часть лавки слева от трудящегося мага. Внимательно наблюдала за процессом размалывания листьев. Не выдержав, с характерным всхлипом впечаталась лбом в поверхность стола.
- Папочка, так нечестно! – Светловолосая дева начала сразу с главного. – Я устала! Я так больше не могу! Но я должна! Но я не могу!
Плакать она начала без какой-либо надежды на сочувствие, просто так получилось. Андерс отодвинул ступу в сторону и погладил по голове хнычущую спасительницу рода магического. Астэ почувствовала себя много лучше. Сверх того, намятые бока и мелкие раны перестали болеть.
- Что случилось, котёнок?
Астэ помотала головой, не отрывая от стола лба. Ответ на простой вопрос целителя надо было обдумать, как следует. Ибо за этот вечер случилось многое, а на долгий рассказ её не хватит.
- Я вышла к реке в условленный час. Но в тумане на меня напали четверо. Я не хотела их убивать.
Девушка разревелась с новой силой. Хотя у неё так здорово получилось начать.
- Зачем они напали на меня? Нет, только не отвечай. Я не хочу знать. Я хочу мира. Чтобы не было смертей.
Качнувшись, отступница села и стала вытирать слёзы тыльной стороной ладони. Она очень старалась успокоиться.
- А ещё, пап, не хочу, чтобы всякие неотёсанные мужики меня лупили! Я – нежное существо.
Андерс начал было ответную ироничную реплику на тему того, что молодёжь совсем распустилась и отошла от привычного понимания ухаживания за девушками, но провалился.
- Не продолжай эти вылазки в одиночку, - вот что называется «серьёзно». – Это не имеет смысла. Уговор?
Заплаканная отступница отрицательно качнула головой. У неё и в мыслях не было обижаться на кажущиеся малодушными слова целителя. Просто он пытается её защитить.
- Я дала обещание. Если кому-то понадобится помощь, они увидят свет фонаря у реки. Помешать мне может разве что... Разбитый фонарь?

@темы: dragon age, Астэ Астэ, папочка Андерс, свет фонаря

02:33 

- Что за шум?
Тидус среагировал на её вопрос первым. Задумчиво почесав щетину, рыжий маг указал в сторону потрёпанных и грязных с дороги новоприбывших. На перекрываемых защитной магией ступенях стояли двое: мужчина в разбитых доспехах и темноволосая женщина, держащая в руках крохотный свёрток. Астэ удивлённо приоткрыла рот, всматриваясь в изменяемые мелькающим барьером силуэты.
- Решаем, пускать ли, - пояснил помощник, скрестив руки на груди.
Здесь таилась какая-то тайна. Девушка обошла несущих вахту отступников и спрыгнула на самую близкую к магической стене ступеньку. Светловолосая магесса в первую очередь взглянула на незнакомого мужчину. И не прогадала, сразу приметив то, что смутило стражей. Доспех храмовника. Знакомая каждому выходцу из Круга расцветка чуть ли не выкалывала глаза, но внимание Биард достаточно быстро переключилось на зашевелившийся в руках беженки свёрток.
- Благая Андрасте! Тидус, солнце, давно ты держишь на улице маленьких детей? – Голос Астэ звучал удивлённо, но не более того.
- Понял-понял, Матушка. – Маг сделал знак снимать защитное заклинание. – Разбирайся с ними сама, сердобольная. Я покамест умываю руки, и иду жаловаться на тебя Старому Королю.
- Догов... Эй! – Ферелденка обернулась и, хихикнув, погрозила мужчине кулаком. – Набрался всякой га-до-сти! Не зови его так!
Тидус беспомощно пожал плечами. Мол, против правды не попрёшь, слухами земля полнится, из песни слов не выкинешь, и прочее-прочее. Махнув на помощника рукой, девушка повернулась к беженцам и приветливо им улыбнулась.
- Здравствуйте, - с поклоном сказала голубоглазая ревнительница и хранительница рода магического. – Меня зовут Астэ. Я очень рада видеть вас.
Серая, как дождевое облако, женщина взглянула на маленькую магессу и мотнула головой. На её лице отразился мучительный поиск нужных слов. Стоящий за её спиной храмовник чуть покачивался и безразлично смотрел перед собой. Создавалось такое впечатление, что если подойти и толкнуть мужчину, он упадёт на спину и больше никогда не поднимется.
- Мы бежали из Белого Шпиля, госпожа...
Блондинка подняла правую руку, демонстрируя ладонь, и отрицательно покачала головой.
- Просто Астэ, не утруждай себя. Вы из Белого Шпиля, я поняла.
Неловкую тишину разрушил плач ребёнка. Женщина, и думать забыв о своей объяснительной речи, принялась качать свёрток и что-то надломлено напевать. Мужчина тоже среагировал на детский плач: он положил руки на плечи своей спутницы и поцеловал её в висок. В этом жесте было что-то непонятное Астэ, но очень искреннее. Позже надо будет обсудить это с Кайланом, у которого на каждый случай найдётся пара умных слов. А сейчас надо завершить дело.
- Как тебя зовут? – Одержимая положила руки на пояс и распрямила спину, глядя прямо на храмовника.
- Харлес, гос... Астэ, - мужчина учтиво склонил голову. – Я пришёл просить за свою супругу и сына.
Беженка сокрушённо качала головой. Она стала что-то тихо говорить своему названому (а как иначе?) мужу, но тот будто не слышал.
- Я вижу, сэр Харлес...
Девушка задрала голову, чтобы взглянуть на несущих вахту. Все, как один, показали ребром по горлу. Но их можно простить – нервная служба.
- Ой-ёй... Ладно! – Отступница почесала затылок и махнула новоприбывшим рукой. – Бери своих, уважаемый сэр, и пойдём внутрь. Сколько вас ещё на пороге держать?
Все присутствующие охнули неровным испуганным хором. Возможно, кто-то где-то упал в обморок.
- Харлес... – Женщина запиналась и охала единовременно. – Харлес... Может войти вместе с нами?
- Ну, конечно же! – Астэ звонко рассмеялась. – Что за вопросы, дорогая? Что ж я, зверь какой, семью разбивать?
- Ещё какой зверь! – Послышалось сверху ровно и нагло.
- Ух ты, личность! – Молодая отступница погрозила инакомыслящему кулаком. - Как заберусь, да как дам промеж глаз!
Женщина, убаюкивая ребёнка, удивлённо наблюдала за происходящим. И её можно понять. Тем временем сэр Харлес, полностью осознав происходящее, уткнулся супруге носом в плечо и громко, с чувством, расплакался.
- Ну-ну, сэр храмовник. Будет тебе. Поднимайтесь!
Спустя пару минут супружеская пара уже стояла в зале. Закончив осыпать продолжающую улыбаться Астэ благословениями и обещаниями молиться за здравие и мудрость Создателю, женщина наклонилась чуть вперёд, дабы кое-что сказать своей спасительнице на ухо. Не обнаружив уха там, где ему положено быть, беженка растерялась и рассыпалась в извинениях. Биард хихикнула и, в конце концов, вывела женщину на разговор. Оказалось, что главная проблема таится в отсутствии у молодой матери молока. Побег, нервы, тяжелейшая дорога. Голубоглазая магесса выразила сочувствие и поделилась первой идеей на этот счёт:
- Селона на днях родит. Ты скоро с ней познакомишься, она замечательная. А если молока не будет хватать на двоих будущих защитников, найдём выход!
Помедлив, Астэ снова обратилась к более-менее приходящему в себя храмовнику:
- Харлес, с тобой мне нужно будет поговорить. Не сейчас, вечером. Как отдохнёте с дороги, - ферелденка не глядя махнула рукой. – Поднимись по лестнице. Я буду там. А пока подождите Тидуса. Это такой рыжий махина, похожий на кузнеца. Он покажет вам, где устроиться.
На фоне быстро сменяющих друг друга событий, Астэ с всё большей частотой возвращалась к мысли о хнычущем усталом ребёнке. Что-то дёрнуло её предложить позаботиться о малыше, пока будут решаться вопросы чисто организаторского толку. И, что удивительно, молодая мать согласилась.
Девушка осторожно-осторожно взяла свёрток. Уложила поудобнее на руке, поглядела на умиротворившегося крохотного путешественника. Кивнула его родителям и ме-е-едленным шагом направилась к лестнице. Астэ очень много времени проводила с детьми, но таких малышей никогда в жизни не держала. Это было очень тёплым, домашним и располагающим к ощущению абсолютного счастья чувством. Отступница говорила заснувшему мальчику всякие добрые ласковые слова, обещала самую мягкую и тёплую постель. В целом, чувствовала себя замечательно.
Подняв глаза к балкону верхнего этажа, куда и вела хитрая лестница, блондинка встретилась взглядом с внезапно появившимся у ступеней Андерсом. Астэ одарила целителя самой тёплой из своих улыбок и осторожно качнула головой, указывая на ребёнка. Маг какое-то время глядел на неё недвижимый. После чего вдруг нахмурился, потянул правую руку к сердцу. Отшатнулся от перил и, резко развернувшись, скрылся из виду. Это было... Странно.

@темы: Астэ Астэ, dragon age, доброта магов вознаграждается, папочка Андерс, плакать от умиления тут

00:13 

- Это невозможно.
Кайлан молчал. В его жизни было ну очень мало моментов, когда он не находил, что сказать. И сейчас, к сожалению, был как раз один из таких. В крайне неудобной позе Текхо полулежал на полу, держа в охапке раненую магессу. Левой ногой он упирался в шкаф, которым влёт задвинул входную дверь. Но что-то подсказывало, что это делу особо не поможет. Из оружия были только забранный у убитого отступницей стражника меч, да нож в сапоге. Кожаный полуофициальный костюм даже от косого взгляда не защищает. В такой ситуации толком не повоюешь.
- Это невозможно. Я так стараюсь. Я не хочу войны. Почему так происходит?
Астэ перестала держать голову, её тело полностью расслабилось. Кровь из раны на руке хлестала знатно, но впавшая в беспамятство защитница рода магического не спешила спасать себя саму исцеляющим колдовством.
- Не думай об этом, - Текхо бросил меч себе в ноги и принялся шарить рукой по шее в поисках шнурка. – Как ты здорово смела этих поганцев! Они-то, небось, сукины дети, и не думали, что ты у нас без помощи посоха горы ворочаешь!
Обращающее в панику и бегство магическое облако, ровно как и вспышки молний не вызывали у орлесианца совершенно никакой радости или восхищения. Он просто не знал, чем отвлечь от идейно еретических мыслей свою спутницу, пока дело не будет улажено. Наконец выудив небольшую фляжку с лечащим зельем, Кай чуть ли не зубами сдёрнул куртку с покатого девичьего плечика. Красная заговорённая жидкость, смешиваясь с кровью, превращалась в переливающиеся завитки света.
- Они вынуждают меня причинять боль.
Вид Астэ до сих пор был пугающе отсутствующим. В не выражающих никаких эмоциях глазах переливалась далеко не природная их голубизна. Это, кстати, пугало воина много больше, чем толпа закованных в латы противников.
- Нарочно так делают. Убивают тех, кого я защищаю... Действительно. Миром дело не уладишь.
Кайлан, искренне испугавшись, вздрогнул. Ломящиеся в комнату вооружённые стражники теперь не волновали его от слова «совсем». Поддавшись внезапному порыву, он с чувством щёлкнул отступницу по носу.
- Справедливость, ты уже здесь? – Текхо засмеялся коротко и нервно. - Поди прочь, я говорю с дамой!
Буря миновала, но лишь чудом. Обиженная судьбой и щелчком юная дева вздохнула и уставилась на побелевшего от предчувствия НАСТОЯЩЕЙ беды Кая. С минуту помолчала. Размышляла о чём-то философском и великом, наверное.
- Мне страшно. Я не хотела, чтобы так вышло.
- Мы обязательно умрём, даже не думай на эту тему, - Молодец, короче, отлично утешил. – Лучше подумай о том, как ловко ты отослала к Убежищу своего Старого Короля. Его теперь не достать.
Астэ немного успокоилась и согласно закивала головой. В вопросе безопасности Андерса она была отчаянно больной (не в такой, конечно, степени, как он сам, но...), так что ключ был подобран весьма удачно и легко.
- Меня никто не любит, - вдруг перешла к главному расхныкавшаяся одержимая. – Я всех люблю, а они меня – ни капельки.
Лицо молодого воина вмиг сделалось таким сложным, что и не передать. Кайлан искренне удивлялся умению целительницы переключать его мысли на непотребные темы в не самый подходящий для того момент. Хотя, почему бы и не развить тему? Конец близок, Астэ – ещё ближе. Даже заплаканным её личико оставалось очень красивым, а от волос приятно пахло травами.
Разумеется, высшие силы не дали ему и пальцем пошевелить. Шум, что шёл с улицы, стал каким-то... Другим. Будь юноша чуть более тонкой и поэтичной личностью, он бы решил, что доносящиеся с площади звуки сменили свой незримый оттенок. Но Кайлан был нормальным человеком, а потому просто заметил, что удивлённый гомон сменился злобными выкриками. Вслед за яркой вспышкой, осветившей комнату через балконные окна, последовали треск и ощутимые для сидящего на полу вибрации. Кайлан почувствовал первый укол подозрений.
- Кто-то снёс страшные входные двери, - первой догадалась Астэ. – Интересно, кому это неймётся опередить гостеприимных головорезов?
Она, кажется, приходила в себя. Здорово. Изловчившись взять в одну руку трофейный меч, Кай поднялся на ноги и прошёл к окнам, всё ещё держа отступницу на руках. Та особого неудовольствия по этому поводу не выказала.
На улице, надо сказать, творилось нечто исключительное. Толпа людей в орлесианских костюмах слуг и рабочих штурмовала внутренний двор. И пробивали новоприбывшие себе дорогу не абы как, а огненными шарами и всплесками магического льда. Возглавлял методичное уничтожение хозяйского сопротивления упомянутый ранее Старый Король. Вспомнил же, на свою голову...
- Бросайте оружие, дворянские ублюдки! – Голосище у него, надо сказать, командный. – Прах несогласных смешаем с грязью!
Серьёзный аргумент, кстати. Охотливому до острот Логейну понравится эта история.
- Сиськи Андрасте! – Верх религиозного экстаза, не иначе как. - Ты слышала это? Предупреждает ещё! Будто бы чему учится.
Астэ с приоткрытым ртом наблюдала за действиями внезапно появившихся отступников. Оставалось только гадать, как долго они всё это время находились в городе. И в какой именно момент хитрый котяра взял командование своевольными магами на себя. В чём-чём, а в том, что Андерса с его сумрачными идеями наедине нельзя оставлять и дня, голубоглазая магесса совершенно права.
- Давай дождёмся, пока твоя верная армия тебя спасёт.
Какого-то особо выражения согласия по этому поводу Кайлану не требовалось. Он сел на единственное в комнате кресло и поудобнее усадил себе на колени всё ещё осмысляющую происходящее Астэ.
- Какие у тебя планы на вечер?
Ведение незатейливой светской беседы, по мнению орлесианца, как никогда удачно скрасит их напряжённое ожидание.
- А разве сейчас не вечер? – Рассеянно уточнила вслушивающаяся в происходящее на улице девушка.
- Глупая ты девка! – Кай от негодования фыркнул. - Это – выражение такое. Так говорят.
- Ой-ёй. Тогда не знаю. Напиться?
Интересно, что вбрасывает в её незамутнённый детский разум подобные мысли? Эту неведомую силу хорошо бы поблагодарить за старание и убедить доводить означенное до конца. А то одни разговоры, и никакой радости в жизни.
- Я бы тебе не советовал, - юноша недобро хохотнул. - Если ты будешь пьяной и доброй, мне придётся воспользоваться твоей беспомощностью. Может быть, даже несколько раз подряд. Ты не обижайся, просто это так.
- Я бы тебе не советовала, - Астэ хохотнула так, что волосы встали дыбом. На спине.
- Если ты так поступишь, то твоей беспомощностью воспользуется уже папа. Может быть, даже несколько раз подряд. Ты не обижайся, просто это так.

@темы: dragon age, Астэ омен, дистиллированное орлесианское страдание, папочка Андерс

03:41 

Кай проснулся со стойким ощущением, что надо валить. Ещё не открыв глаз, он перекатился и звучно бухнулся под кровать. Очень вовремя, ибо именно в эту секунду на подушку приземлилась булава с аномально длинной рукоятью, которую все почему-то считают посохом. Подушке, как и соломенному матрасу, надо сказать, пришёл конец. И дело даже не в силе удара. Просто кровать загорелась в момент соприкосновения с навершием магического оружия.
- Доброе утро, Андерс! – Крикнул как не спавший орлесианец, всё ещё прячась под горящей мебелью. – Старый Король изволит скучать по мне?
- Можешь даже не молиться, орлесианец! Тебя не услышат!
Текхо соображал так быстро, как только мог. Ему было ясно, как день, что маг сейчас пихнёт ногой (или просто разнесёт к демоновой матери) спасительную горящую кровать, после чего доберётся до него и отсыплет люлей в лучших традициях старой школы. Осознавал, прогнозировал, понимал меру, степень, глубину. И абсолютно (каким только глубоким философским значением может обладать слово «абсолютно») не представлял, что делать. Ибо союзников в жестоком и пугающем до икоты мире магов у него было мало. Да и те – сволочи.
- Я никак не пойму, - Кайлан избежал встречи с ножками начавшей движение кровати и подпрыгнул на ноги, размышляя, как бы половчей навалять целителю (абсолютной победой будет, если особых следов после побоев не останется). – Что такое? Я тебя чем-то расстроил? Может быть, я что-то делаю не так?
Если бы мечника держал здесь какой-то письменный контракт, то, без вопросов, именно в этот момент надо было бы рвать все бумаги, психовать, закатывать скандал и уходить. Увы, рвать в этот момент собирались только его самого.
- Нет, что ты! – Решительно настроенный отступник сделал сложный пасс рукой. – Обычно людям нравится, когда их дочерей бьют по лицу. Один я такой придира.
Ах, так вот в чём было дело! Да, действительно, такой факт имел место быть буквально вчера. Но тому было своё объяснение. Кайлан бы с огромным удовольствием развеял заблуждения своего оппонента, но не находил такой возможности. Потому что именно в этот момент, сука, был крайне занят уворачиванием от молнии. Понимаете? ОН УВОРАЧИВАЛСЯ ОТ МОЛНИИ, ЧТО УДАРИЛА В НЕГО ПРЯМО ИЗ ПОТОЛКА!
- Сраные магистры! В том нет моей вины, она сама меня просила. Всё в рамках наших занятий! – Ключевым словом было именно «занятий». - Ваше Высочество, неужели ты не доверяешь своей кровиночке?
Некоторое время назад отчаянной храбрости брюнет узнал, что между Андерсом и Астэ и близко нет кровного родства, и не упускал случая прокатиться по этой теме. Хотя сейчас, вероятно, был для того не самый подходящий момент.
- Прежде чем ты умрёшь, - стоит отдать андерсу должное – он умеет расставлять акценты. – Хорошенько подумай о своём долге.
- Следить, чтобы твоя дочурка не психанула и не поубивала нас? Денно и нощно!
Создавалось стойкое впечатление, будто бы Кай не хотел жить в принципе. То есть он делал всё так, будто бы желал умирать, умирать и умирать по меньшей мере месяц. У Андерса нашлось бы на это время, да?
- Ну, всё. – Эта фраза, надо думать, являлась подтверждением прихода конца. – Ты мне надоел!
- Аналогично! – Кайлан почувствовал, что мало-помалу начинает улавливать, где именно таится рычаг управления ситуацией. – Брось свою магию, старик! Возьми нож и дерись как мужчина!
- А что тут происходит?
Голос Астэ почти никогда не звучал угрожающе. Одни только нежные, детские нотки. Заслушаешься, право слово.
Прямо сейчас она стояла у входа в комнату в почти что ночном платье и сонно глядела на догорающую кровать. Две светлые косички каким-то неизведанным образом подчёркивали черноту синяка, что образовался во время тренировки по ножевому бою. Жаль только, что платье такого простого покроя. Бывают же всякие шёлковые. Приталенные, с поясочками, бантиками, кружавчиками всякими...
Магесса кашлянула от направившегося в её сторону тёмного облака дыма и стала тереть глаза. Мужчины стояли почти что рядом и наблюдали за ней. Кай искренне наслаждался видом сонной девы. Ибо в том, что упомянутая выше долгая смерть теперь обещана обоим (плюс-минус пять минут на осознание ситуации), сомневаться не приходилось. Какое-никакое, а последнее удовольствие.

@темы: dragon age, папочка Андерс, дерись как мужчина!, Астэ Астэ

Вдоводел и Мракобес Band

главная