Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: астэ омен (список заголовков)
23:10 

- А так больно?
Арен приподнял голову с импровизированной подушки и взглянул на перевязанную ногу. Боль была сильной, но весьма терпимой. Проще говоря, не о чем волноваться. В Убежище, конечно, безумцев было под завязку, но дело целителя здесь знали. Пусть занимающаяся его лечением синеглазая демоница и обладала целым рядом умений совершенно противоположного толку, с переломами и ранами она справлялась нормально. До чьей-нибудь свадьбы, коли не отвалится, доживёт.
- Будем с твоим папой на пару хромать.
Охотник сделал пробный «выпад» и стал развлекать себя наблюдением за творящей заклинание магессой. На в принципе не способном выражать негативные эмоции почти что детском личике отчётливо, как на бумаге, читались сочувствие и переживания. Ну конечно же, крошка-принцесса, нежная душа.
- А ты зовёшь его «папой» только прилюдно, или наедине тоже?
Девушка повернула голову и, заправив волосы за единственное ухо, с искренним непониманием всмотрелась в прорези маски. Охотник поймал этот момент: последнее за сегодняшний день мгновение, когда черты лица отступницы сохраняли искреннюю детскость.
- У всех есть свои маленькие слабости, я правильно говорю?
Бывают такие глупые девки, которые не улавливают предмет разговора сразу. А когда улавливают, верещат, краснеют и всячески выражают неудовольствие. Но малышка Астэ совсем не такая: она бледнеет от злости и выхватывает нож с такой скоростью, что словоохотливый орлесианец иной раз того и не замечает.
- Я понял, понял! – Мужчина невесело хохотнул, примирительно поднял руку и завёл её за голову, под свёрнутый плащ. - Как же я могу говорить такие мерзости про Андерса? Он же со всех сторон святой!...
Рукоять спрятанного ножа приятно холодила руку. Своё любимое оружие (парные мечи никогда не обижались) он не использовал уже часов десять. Но приходилось перебарывать свою тягу к маленьким жизненным радостям и идти на мировую:
- Ладно-ладно, мне просто скучно.
Биард взглянула на Арена так недобро, что тот почти что обрадовался знакомству с ней. Очень приятно знать людей, которые сразу, без традиционной орлесианской утайки, показывают, насколько они тебя ненавидят. Такая удача могла сопутствовать только ему одному.
Коротко кивнув, Астэ в последний раз глянула на перебитую ногу (быть может, думала, куда выгоднее вогнать нож и как побольнее его прокрутить) и направилась к двери.
Не желающий оставаться в обществе догорающей свечи Охотник крикнул уже почти исчезнувшей деве вслед:
- Ты мне нравишься, егоза. Позови своего подкаблучника!
Для закрепления эффекта требовалось уточнить свои намерения (эти маги такие дотошные!):
- Пусть эта тряпка со мной побеседует на сон грядущий!
Дверью долбануло так, что Арена почти что подбросило на кровати. Хотя, два этих события могли быть не связаны между собой...
Через некоторое, недостаточное для погружения в дремоту, время на пороге действительно возник Кайлан. Драный, уставший и злой. Любо-дорого глядеть.
- Что тебе ещё нужно?
К долгой дружеской беседе Текхо явно был не расположен. А жаль. В улье магов так сложно найти в меру ненавидящего тебя остроумного собеседника. Или же просто надо знать где искать?
- Спина и нога? Отлично, гораздо лучше! – Арен хотел не сарказмировать, но не мог. - Ты такой заботливый сукин сын.
Подошедший к кровати Кай скрестил руки и, профессионально хмурясь, уставился на самого больного в мире убийцу.
- Ладно, извини, - тихо проговорил местный «Защитник», и тут же вернулся к своей основной мысли: - Ещё раз обидишь Астэ, и говорить будет нечем.
Всё, что мог сделать в подобной ситуации Арен, это беспомощно рассмеяться. Мог – сделал.
- Вы здесь все такие заботливые. Друг за друга горой! Нажаловалась или сам смекнул, умник?
- Что тебе нужно?
Огрызаться или переходить на посторонние темы не стал. Молодец. Серьёзно, молодец.
- Ты растёшь в моих глазах, мальчик. Скоро дотянешь до своего младшего... Как его там? Мерри?
Как зовут разноглазого талантливого, но всё же недоученного маньяка из семейства Текхо Охотник знал прекрасно. У него вообще с именами отличные отношения. Как и с искренним желанием кого-нибудь выпотрошить.
- Предлагаю убить тебя из жалости.
Арену было приятно слышать, что его некогда неугомонный бестолковый ученик с возрастом научился ровным тоном делать серьёзные предложения. Может, действительно имеет смысл его годик подержать в Убежище? Постоянные трудности и неудачи пойдут Кайлану только на пользу.
- Не дорос ещё. Хотя, с года на год жду.
Тема была исчерпана. Текхо молчал. Значит, понимал, в чём дело. Или хотя бы догадывался. В любом случае, это очень и очень неплохо. Раненый орлесианец вздохнул и заговорил тихо и быстро:
- Слушай внимательно, – для них двоих эти слова были равнозначны «говорю один раз». - К храмовникам из города едет гонец с картой нижнего яруса вашего проклятого Убежища. Копии должны были быть, но не случилось. Завтра на рассвете он будет у брода.
Кай не удивлялся, не выражал недоумения, не задавал глупых и очень глупых вопросов. Молча прожигал взглядом Охотника и размышлял. Добрый знак.
- Проблем не будет.
Внеся это крайне уместное и ёмкое уточнение Арен привычным движением снял с лица маску. Протянул предупредительно сделавшему шаг назад Текхо. Вот это действительно животный страх, вот этоипраздник!
- Бери. Бери, говорю.
После того как Кай смирился с необходимостью и надел маску, дело пошло быстрее.
- Дверь запри. Утром откроешь, как вернёшься.
- А не вернусь – умирай медленно, - отчаянно пытался шутить молодой орлесианец.
Эта ситуация, даже с учётом травмы, несказанно радовала его учителя.
- Вернёшься, я в тебя верю. Помни, Арен, ты - мой любимый ученик!

@темы: dragon age, Астэ омен, орлесианский потрошитель, щенку доверили работу

00:13 

- Это невозможно.
Кайлан молчал. В его жизни было ну очень мало моментов, когда он не находил, что сказать. И сейчас, к сожалению, был как раз один из таких. В крайне неудобной позе Текхо полулежал на полу, держа в охапке раненую магессу. Левой ногой он упирался в шкаф, которым влёт задвинул входную дверь. Но что-то подсказывало, что это делу особо не поможет. Из оружия были только забранный у убитого отступницей стражника меч, да нож в сапоге. Кожаный полуофициальный костюм даже от косого взгляда не защищает. В такой ситуации толком не повоюешь.
- Это невозможно. Я так стараюсь. Я не хочу войны. Почему так происходит?
Астэ перестала держать голову, её тело полностью расслабилось. Кровь из раны на руке хлестала знатно, но впавшая в беспамятство защитница рода магического не спешила спасать себя саму исцеляющим колдовством.
- Не думай об этом, - Текхо бросил меч себе в ноги и принялся шарить рукой по шее в поисках шнурка. – Как ты здорово смела этих поганцев! Они-то, небось, сукины дети, и не думали, что ты у нас без помощи посоха горы ворочаешь!
Обращающее в панику и бегство магическое облако, ровно как и вспышки молний не вызывали у орлесианца совершенно никакой радости или восхищения. Он просто не знал, чем отвлечь от идейно еретических мыслей свою спутницу, пока дело не будет улажено. Наконец выудив небольшую фляжку с лечащим зельем, Кай чуть ли не зубами сдёрнул куртку с покатого девичьего плечика. Красная заговорённая жидкость, смешиваясь с кровью, превращалась в переливающиеся завитки света.
- Они вынуждают меня причинять боль.
Вид Астэ до сих пор был пугающе отсутствующим. В не выражающих никаких эмоциях глазах переливалась далеко не природная их голубизна. Это, кстати, пугало воина много больше, чем толпа закованных в латы противников.
- Нарочно так делают. Убивают тех, кого я защищаю... Действительно. Миром дело не уладишь.
Кайлан, искренне испугавшись, вздрогнул. Ломящиеся в комнату вооружённые стражники теперь не волновали его от слова «совсем». Поддавшись внезапному порыву, он с чувством щёлкнул отступницу по носу.
- Справедливость, ты уже здесь? – Текхо засмеялся коротко и нервно. - Поди прочь, я говорю с дамой!
Буря миновала, но лишь чудом. Обиженная судьбой и щелчком юная дева вздохнула и уставилась на побелевшего от предчувствия НАСТОЯЩЕЙ беды Кая. С минуту помолчала. Размышляла о чём-то философском и великом, наверное.
- Мне страшно. Я не хотела, чтобы так вышло.
- Мы обязательно умрём, даже не думай на эту тему, - Молодец, короче, отлично утешил. – Лучше подумай о том, как ловко ты отослала к Убежищу своего Старого Короля. Его теперь не достать.
Астэ немного успокоилась и согласно закивала головой. В вопросе безопасности Андерса она была отчаянно больной (не в такой, конечно, степени, как он сам, но...), так что ключ был подобран весьма удачно и легко.
- Меня никто не любит, - вдруг перешла к главному расхныкавшаяся одержимая. – Я всех люблю, а они меня – ни капельки.
Лицо молодого воина вмиг сделалось таким сложным, что и не передать. Кайлан искренне удивлялся умению целительницы переключать его мысли на непотребные темы в не самый подходящий для того момент. Хотя, почему бы и не развить тему? Конец близок, Астэ – ещё ближе. Даже заплаканным её личико оставалось очень красивым, а от волос приятно пахло травами.
Разумеется, высшие силы не дали ему и пальцем пошевелить. Шум, что шёл с улицы, стал каким-то... Другим. Будь юноша чуть более тонкой и поэтичной личностью, он бы решил, что доносящиеся с площади звуки сменили свой незримый оттенок. Но Кайлан был нормальным человеком, а потому просто заметил, что удивлённый гомон сменился злобными выкриками. Вслед за яркой вспышкой, осветившей комнату через балконные окна, последовали треск и ощутимые для сидящего на полу вибрации. Кайлан почувствовал первый укол подозрений.
- Кто-то снёс страшные входные двери, - первой догадалась Астэ. – Интересно, кому это неймётся опередить гостеприимных головорезов?
Она, кажется, приходила в себя. Здорово. Изловчившись взять в одну руку трофейный меч, Кай поднялся на ноги и прошёл к окнам, всё ещё держа отступницу на руках. Та особого неудовольствия по этому поводу не выказала.
На улице, надо сказать, творилось нечто исключительное. Толпа людей в орлесианских костюмах слуг и рабочих штурмовала внутренний двор. И пробивали новоприбывшие себе дорогу не абы как, а огненными шарами и всплесками магического льда. Возглавлял методичное уничтожение хозяйского сопротивления упомянутый ранее Старый Король. Вспомнил же, на свою голову...
- Бросайте оружие, дворянские ублюдки! – Голосище у него, надо сказать, командный. – Прах несогласных смешаем с грязью!
Серьёзный аргумент, кстати. Охотливому до острот Логейну понравится эта история.
- Сиськи Андрасте! – Верх религиозного экстаза, не иначе как. - Ты слышала это? Предупреждает ещё! Будто бы чему учится.
Астэ с приоткрытым ртом наблюдала за действиями внезапно появившихся отступников. Оставалось только гадать, как долго они всё это время находились в городе. И в какой именно момент хитрый котяра взял командование своевольными магами на себя. В чём-чём, а в том, что Андерса с его сумрачными идеями наедине нельзя оставлять и дня, голубоглазая магесса совершенно права.
- Давай дождёмся, пока твоя верная армия тебя спасёт.
Какого-то особо выражения согласия по этому поводу Кайлану не требовалось. Он сел на единственное в комнате кресло и поудобнее усадил себе на колени всё ещё осмысляющую происходящее Астэ.
- Какие у тебя планы на вечер?
Ведение незатейливой светской беседы, по мнению орлесианца, как никогда удачно скрасит их напряжённое ожидание.
- А разве сейчас не вечер? – Рассеянно уточнила вслушивающаяся в происходящее на улице девушка.
- Глупая ты девка! – Кай от негодования фыркнул. - Это – выражение такое. Так говорят.
- Ой-ёй. Тогда не знаю. Напиться?
Интересно, что вбрасывает в её незамутнённый детский разум подобные мысли? Эту неведомую силу хорошо бы поблагодарить за старание и убедить доводить означенное до конца. А то одни разговоры, и никакой радости в жизни.
- Я бы тебе не советовал, - юноша недобро хохотнул. - Если ты будешь пьяной и доброй, мне придётся воспользоваться твоей беспомощностью. Может быть, даже несколько раз подряд. Ты не обижайся, просто это так.
- Я бы тебе не советовала, - Астэ хохотнула так, что волосы встали дыбом. На спине.
- Если ты так поступишь, то твоей беспомощностью воспользуется уже папа. Может быть, даже несколько раз подряд. Ты не обижайся, просто это так.

@темы: dragon age, Астэ омен, дистиллированное орлесианское страдание, папочка Андерс

02:36 

Дикая неделя. По ходу во всём Тедасе только парочка ленивых не слыхала, что за напасти посыпались на город. С месяц стражники шарили по улицам. И хоть бы одна гнида – хоть бы одна! – намекнула, что дело пахнет палёным мясом. Кто-то кому-то что-то сказал, где-то что-то сгорело и обвалилось, храмовников набежало со всего Орлея. Нашли виноватых, оттяпали им бошки. Всё, казалось бы? – Хер там ночевал.
Вернувшийся после безрезультатного обхода капканов в лесу Кай застал ворота однозначно закрытыми. Никто никого не впускал, никто никого не выпускал. Что случилось? – Маферат пойми. Да и эти дела не очень волновали промокшего насквозь юношу, желающего ПРОСТО. ПОПАСТЬ. ДОМОЙ.
Какое-то время он потолкался у ворот. Был бит, повздорил со стражником, получил по заднице латным сапогом, ответно навалял кулаками и снова был бит. Уяснив, что ситуация безвыходна (читай безвходна), стал почти что без всякого смысла слоняться под стеной. Кай, быть может, и залез бы в город (были, благо, лазейки), да пёр на горбу ножны и снятые капканы. Дюже тяжело.
А ещё, магистрово племя, стемнело так некстати. Парень жался к стене, желая тем самым привлекать к себе и своей ноше поменьше внимания. А вот его взор зацепился за ободранного хрипящего пса, с энтузиазмом бегающего вокруг чего-то слабо различимого в сумраке.
Подойдя к дворняге, орлесианец нашёл не вещи, но безобразный труп. Безобразность его заключалась в обилие крови на теле и земле, изломанности конечностей и уродливом отсутствии левого уха, подчёркнутом грязными светлыми прядями. Ну и, сверх всего, это была девочка, немного младше его самого.
- Фу, тварь! – Кай дал ногой по рёбрам заскулившему псу. – Пшёл, сучий потрох!
Драная шавка сразу поняла, что ей здесь не рады, и скрылась. Брезгливо поморщившись, парень присел перед телом на корточки. На первый взгляд ничего ценного не было, но вдруг есть, скажем, цепочка или карман в рубашке?
Обосраться со страху – немудрёное дело, если перевёрнутый на спину труп вдруг открывает глаза и осмысленно, почти что дружелюбно на тебя смотрит. Благо, Кай облегчился ещё будучи в лесу, а потому никак себя не выдал.
- Ой. Здравствуй, - прохрипела девочка.
Орлесианец ничего не мог ей ответить просто потому, что оцепенел от суеверного ужаса. И глаза у его находки были такие... Ну, ужас, не объяснишь-то какие толком! Видал, казалось бы, и не такое, а к абстрактной мамке под юбку захотелось влёт.
Блондинка неприятно хрустнула спиной и сильно закашлялась, чем вывела Кая из замкнутого круга истеричных и неожиданно религиозных мыслей. Девочка нахмурила брови и взглянула на неудавшегося охотника как-то на удивление по-хорошему. Вроде как и не просит ни о чём, а самому хочется подсобить.
- Ты... Это... – Будущий воин замялся, гоня лишние мысли. – Тебе помочь встать?
- Пожалуйста, - почти неслышно ответила страдалица и слабо улыбнулась.
С помощью Кая девочка медленно села. На её плечах были ремни от сумки и какого-то завёрнутого в тряпки копья, с которыми пришлось повозиться. Она слабо держалась за его руку и всё время улыбалась. Но такого лютого страха, как минуту назад, эта улыбка не вызывала, скорее даже наоборот. Казалось, что незнакомка рада всему, включая грязь и слякоть, просто у неё нет сил на более бурные эмоции.
- Спасибо, господин. – Одноухая мелко дрожала, но продолжала улыбаться.
Орлесианец окончательно растерялся, не зная, что его волнует больше: громадный след от лужи крови вокруг них или это нелепое обращение. Времени на то, чтобы решиться, не оказалось. Со стороны донёсся надрывный, чуть ли не плачущий, мужской голос, выкрикивающий какое-то чужеземное имя.
Кай снова напрягся и собрался обернуться, чтобы разведать, что да как. Но его внимание привлекло нечто более зрелищное. Прежде обессиленная и спокойная девочка вцепилась ему в руку мёртвой хваткой. Она заглянула ему в глаза так, будто бы смерть застыла от неё на расстоянии вытянутой руки. Парень знавал это чувство, а потому как-то быстро понял.
- Астэ!
Выкрикивающий это имя мужчина вошёл в поле зрение Кая. Точнее сказать, вхромал. На лицо незнакомца был надвинут капюшон подранного плаща, больше напоминающего лохмотья. Левая рука почти что безвольно болталась, придерживалась правой. Грязный, как смертный грех, побитый и трясущийся, он не вызывал у орлесианца ни капли доверия. Или вообще хоть каких-то хотя бы нейтральных чувств.
- Астэ, - в очередной раз повторил калека, приближаясь.
Это, наверное, было именем девочки. Так вот. Имя роли не играет, так как началась настоящая чертовщина. Лицо Астэ исказилось от ужаса, который словами передать ой как нелегко. Она, скривив челюсть, открыла рот и стала делать резкие вздохи один за другим. Голубые глаза округлились и подчеркнулись ореолом неестественной черноты. Руки с растопыренными в разные стороны пальцами (будто бы те сломаны) девочка неловко прижала к груди, и задрожала.
- Астэ, что случилось?
Когда мужчина сделал ещё пару шагов, одноухая завизжала. Даже нет, не так. Визжат перепуганные девки, увидевшие крысу. А Астэ издавала истошные, пугающие звуки, выходящие за пределы возможностей человеческого голоса.
Дальнейшие события проходили мимо замутнённого ужасом сознания Кайлана. Он попытался отстранить от кричащей девочки незнакомца, а при повторной попытке того приблизиться – ударил прицельно в челюсть. На юношу чуть ли не с кулаками налетела не менее оборванная, чем распластавшийся на земле калека, рыжая женщина. Но она почти мгновенно переключила внимание на катающуюся по земле одноухую и бросилась её ловить. Мужчина, силящийся подняться, захрипел. На мгновение его очертания стали расплывчаты.
Это было слишком. Поскальзываясь на лужах, теряя равновесие и падая, Кай бежал к всё ещё закрытым воротам. Бежал, во всё голос крича что-то про Создателя, и совсем не боялся привлечь внимание к собственной персоне. Он, напротив, желал внимания, нуждался в нём как в воздухе. Орлесианец стремился к настоящим людям. Подальше от того, что случайно принял за людей.

@темы: dragon age, Астэ омен, кирпичи, мракобесие, одержимость, хрупкий мир ВСЕХ СУКА, что-то про Создателя

23:44 

Первое дежурство. И, как назло, ночью. Остес в очередной раз оглянулся, минуя знакомый, казалось бы, закоулок. Он совсем недавно переведён Рыцарем-Командором в этот Создателем забытый городишко, но уже успел излазить буквально каждый угол. Это было необходимо для ободрения, ибо его обучение закончилось совсем недавно, а сил и крепости веры, увы, не хватало.
Было очень тихо. Казалось, что спят сейчас абсолютно все, кроме блуждающего горе-храмовника. Как же хотелось верить в то, что это действительно так.
Ночное небо на удивление ясное. Видно все звёзды, лунный свет милосердно освещает улицу. До сдачи «вахты», хотелось думать, осталось совсем немного времени.
Проскочившая перед Остесом во тьму закоулка драная кошка заставила юношу вскрикнуть. Громко и коротко, но позорно. Нервы были, надо признать, на пределе. Бормоча нечто выражающее единовременное утешение и удручённость, храмовник обернулся. В другой части улицы появилась. Знаете кто? Ну, кого вы «более всего» ожидаете увидеть глухой ночью на окраинах городка в абсолютном одиночестве? Правильно! В его сторону направлялась, почти что плыла, маленькая девочка в балахоне. Шла она, завернувшись в несоизмеримо большие складки ткани, чуть покачиваясь. В руках несла корзинку. Ничего особенного.
Остес нервно вздохнул, и продолжил свой путь. Разум пытался выстроить логичную теорию о том, что маленькая горожанка просто задержалась... скажем, у родственников! Да, и теперь спешит домой к обеспокоенной толстой мамке. Так оно и есть. Может даже, есть смысл её проводить?
Обернувшись, храмовник увидел на дороге только никого. Очень, очень трудно определяемое и неприятное чувство посетило его в этот миг. В сотый раз передёрнувшись, юноша пробормотал простенькую молитву Создателю. Видно, в глазах приключился какой изъян. Девочка не могла просто взять и исчезнуть. Не бывает так.
Ниже по улице с грохотом попадали заботливо свёрнутые торгашами шатры. Остес почти что схватился за сердце. Вид той же девочки, появившейся с той же стороны дороги, но к нему значительно ближе,, заставил его ломануться в сторону попадавших шатров так, будто бы там хранилась его личная хрупкая собственность. Самообладание, например. Учащённое сердцебиение, постоянное оборачивание на крохотный силуэт и рой панических мыслей поблекли перед тем, что произошло позже. Замерев на месте, он было взял себя в руки. Что за глупости? С каких это пор мужчина бежит от ребёнка? Уставился на девочку грозно и решительно. А затем неосмотрительно моргнул.
От девочки не осталось и следа. Была посреди освещённой дороги – и нет. Почти что завизжав от ужаса, Остес припустился. Припустился куда? Куда-то в неизвестное никому, даже его вечно бдящему начальству, направление.

Астэ бежала по заученной дороге ведущей из центра к окраинам. Осталось совсем немножко. Она, если честно, потерялась. Ну, если быть точнее, это её потеряли. Неловко получилось, особенно если учесть, что тяжёлый плащ Андерса только не вдавливал её в землю. Но не бросать же добро!
Спереди шёл какой-то мужчина. Он пару раз на неё оглянулся, но ничего не сказал и не сделал. Ну и славненько, ну и хорошо! Погружённая в безрадостные размышления о том, как ей сейчас влетит, девочка завернула за угол дома в тёмную и страшную подворотню. Оказалось, что это не та тёмная и страшная подворотня, что она ищет. Нужна другая!
Вновь выбежав на освещённую луной дорогу, магесса с удивлением заметила, что незнакомый мужчина ускорил шаг. Даже, наверное, побежал. Это было так странно и одновременно интересно, что Астэ тоже невольно ускорилась. Когда мужчина остановился посреди дороги и уставился на неё, Биард очень удивилась и тоже остановилась прямо на середине. Без тени страха она размышляла о том, хочет ли незнакомец её о чём-то спросить.
В нужную тёмную и страшную подворотню её мгновенно унёс двигающийся с истинно нечеловеческой скоростью и бесшумностью маг.
- Андерс? – Коротко пискнула не ожидавшая такого поворота Астэ, с удивлением наблюдая за громадной скоростью мелькания мимо неё городского пейзажа.
- Потом поговорим! – Гневно прошипел отступник, на бегу перепрыгивая черед очередной разбитый ящик. Ночь была темна.

@темы: "Я даже не видел от чего мы бежали, но почему-то было очень страшно! ", dragon Age, Андерс не дурак, Астэ омен

23:32 

Астэ стояла у двери, держа в руках корзину для хлеба, и подслушивала. Да-да, это нехорошо. Ей бы даже было за себя стыдно, если бы она оказывалась в такой сложной ситуации не так часто.
У них постоянно что-то происходило. Взрослые говорили больше, чем делали, и недоговаривали больше, чем говорили. Маги приходили и уходили, но каждый оставлял в общине свои мысли. Всё ещё несколько диковатая Биард слушала их всех, глядела во все глаза. Запоминала и делала выводы. Кто-то считал её глупой, кто-то – просто маленькой. Некоторые не взаправду относились к ней хорошо, а только для какой-то своей выгоды. Прожившая долгое время беспризорницей, хрупкая блондинка отлично видела разницу и понимала, чем это может обернуться для неё. И не только для неё.
Дослушав разговор уединившейся группы новичков до определённого момента, девочка тяжело вздохнула и свободной от корзинки рукой стала лазить по складкам кушака. Там она прятала много-много всякого. Отмычки – тоже. Почти что не глядя на замочную скважину, что и без того была ей почти что на уровне глаз, Астэ с усталостью древнего старца отпирала дверь. Ей очень не нравилось то, что сейчас будет. Но взрослые порой просто вынуждают.
Сделав самое спокойное лицо, на которое она только была способна, отступница распахнула дверь в только что запертую кладовку. Якобы игнорируя «заговорщиков», принявших абсолютно ошалевший вид, Биард проследовала к шкафу с хлебом и мукой.
- Мы же...запирали, - сконфуженно заметил стоящий во главе стола Эдгат.
- Да что вы там запирали, - непроницаемым тоном ответила Астэ, нарочито медленно перекладывая краюхи в свою корзину. – Смех один.
В помещении воцарилась абсолютная тишина. Четверо, что сидели за столом, косо поглядывали на Эдгата. Девочка слышала, что говорил, в основном, он. То, что именно он говорил, даже почти её разозлило.
- Астэ, цыплёнок, - ласково-ласково заговорила магесса в зелёном платье (Биард она ещё не называла своего имени). – Взрослые тут разговаривают. Иди скорее к Мэрон!
Биард неспешно развернулась и уставилась на говорившую пустым немигающим взглядом. Наклонив голову вбок, она ответила:
- Да если бы сидели за столом, да разговаривали. А здесь, так. Погаными языками мелят. Аж крысы дохнут.
Воздух в кладовке, наверное, можно было бы мешать ложкой. Астэ одарила своим особым (она не училась так смотреть, получалось само) взглядом каждого из присутствующих. На мгновение ей даже стало их немного жалко, ведь маги – самый суеверный на свете народ. Но сразу вспомнила слова, что они говорили, и мысленно пожелала самого скверного им вместе и по отдельности. И сделала всё для того, чтобы это стало ясно.
- «Всегда найдётся кто-то умнее», слышали такое? – Биард беззвучно прошла к столу. – Предатели всегда думают, что они умнее.
Обойдя стол, она вплотную подошла к еле сдерживающему себя Эдгату. Нарочно подошла так, чтобы каждый видел. Взяла из корзины ломоть и протянула магу.
- Хочешь хлеба?
Истерично почти что взвизгнув «Ах ты!» юноша замахнулся на Астэ. Девочка не шелохнулась, на её лице не дрогнул ни один мускул. Остальные маги повскакивали с мест, стали кричать на Эдгата, махать руками, что-то быстро говорить.
- Вот как, - пресным голосом прервала их всех маленькая магесса. – Не хочешь моего хлеба.
Она подчёркнуто не удостаивая взвинченных магов взглядом вернулась к двери. Повернулась через плечо, когда уже стояла в дверном проёме, и добавила:
- Мы знаем, что вы умные. Даже не стану вам советовать не есть за ужином. А то всякое бывает. Не угадаешь, когда хлеб поперёк горла встанет.
Ещё немного подумав, кроха заключила «Или не откроются глаз поутру. Воля Создателя» и закрыла за собой дверь. Мысленно она уже составила для каждого из сидящих в кладовке план. Если двое-трое самых беспокойных из них сегодня же сбегут, это будет для них только лучшим. Остальных Астэ вытравит, доведёт до слёз, вынудит от раскаяния разбить головы. Всё это ей ужасно не нравилось.

@темы: Астэ омен, dragon age

Вдоводел и Мракобес Band

главная