Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: астэ астэ (список заголовков)
18:16 

- Мэррик! Мэррик! Мэррик! Мэррик!
Астэ выкрикивала имя искомого юноши каждый раз, когда перепрыгивала через кочку или вредную корягу. А их на крохотной, будто бы искусственно огороженной холмами, полянке было многое множество.
Для лета в горах была на удивление тёплая и солнечная погода. Земля так прогрелась, что болявая магесса без опаски бегала по тропинке босиком. Было очень приятно снять куртку и пододетые под мантию брюки, без которых в Убежище иной раз задубеешь. Не менее радовала возможность также снять с себя хотя бы на день ту ответственность, что... Хотя, что значит «снять»? Здесь, скорее, уместнее сказать «убежать». Но о таких сложных глубоко философских вещах светловолосая одержимая не думала. Она бежала не от проблем, а к Мэррику.
- Мэррик! Мэррик! Мэррик! Ты пришёл? Ты уже пришёл?
Из проёма, ведущего к лестнице вниз, показалась голова младшего Текхо. Юноша довольно щурился, глядя на солнце, и в упор игнорировал снесённые на лицо ветерком пряди волос. Коты, даже орлесианские, очень любят греться на солнцепёке.
- Только поднялся, Котёнок! Ты нагулялась?
Крикнуть что-то в ответ Астэ не могла, потому что запыхалась. В одной руке она держала мешающий бегу подол мантии, в другой – подарок. Только не врезавшись на бегу в вышедшего на свет арбалетчика, одержимая отпустила низ юбки, выпрямилась и со вздохом упёрлась локтём в бок.
- Фу-ух! Как славно, что ты пришёл!
Вдруг Биард ощутила столь редкую, но тяжело переживаемую смесь стеснения и волнения. Хотя, казалось бы, это же Мэррик. Немного помолчав, магесса подняла глаза на своего собеседника и тихо-тихо попросила:
- Наклонись ко мне, пожалуйста.
Улыбчивый орлесианец эту просьбу выполнил. Астэ осторожно (очень-очень осторожно) одела на тёмную голову свежесплетённый венок, поправила творчески топырящиеся травинки и почти что выпавший жёлтый цветок. К таким делам просто нельзя подходить безответственно.
- Это - тебе... – Зачем-то уточнила дева, и привычно растерялась.
Суть её растерянности всегда заключалась в одинаковой любви к обоим глазам Мэррика. В какой смотреть? – Загадка. И раз уж сегодня был день безудержных творческих порывов, страшно довольная своей победой в области венкоплетения взволнованная Астэ спросила:
- А можно я тебя обниму? Можно?
Юноша, увлечённо поправляющий мелкие цветочки в распущенных волосах магессы просто не мог ей отказать.

@темы: Астэ Астэ, dragon age, белкин сын

23:08 

Голова, несмотря на ухищрения и дополнительную пару глотков вина, продолжала гудеть. Утро, как говорится, «наступало со всех сторон». Если бы Кайлан не бегал по уровням Убежища изо дня в день чуть ли не с закрытыми глазами, его нынешнее состояние не позволило бы ему найти дорогу в свою комнату. Там, среди мешков и ящиков с ловушками он намеревался обнаружить кровать, упасть на неё и мирно умереть от...скажем, от сексуального утомления.
Очень важным в этот ранний час было не столкнуться ни с кем на лестнице или в коридоре. Подобной встречи одна из сторон могла не пережить. И если принять во внимание болезненное восприятие света и навязчивые шумы в голове, Текхо оказался бы не совсем победителем.
- Вот это потеха, папаша! Ну, чулки Андрасте, ты даёшь!
Донесшийся из-за двери комнаты старшего Текхо радостный голос брата новоприбывшего ни на какую мудрую мысль не натолкнул. С искренней и не разглаживаемой гримасой боли Кай толкнул дверь и внёс себя внутрь. На всякий случай упёрся плечом в дверной косяк.
Зафиксировал себя нетрезвый охотник как раз вовремя, ибо комната была темна и полна ужасов. Если выражаться конкретно, то на вошедшего «Защитника» внимательно глядели Андерс и два Мэррика.
- О! Привет, Кайлан! – Хором поздоровались улыбчивые белкины сыны.
- О-о-о, - мечник закрыл лицо свободной от одежды и ножен рукой и мотнул головой. – Что она могла туда намешать?
В комнате повисла выжидающая тишина. Возможно, вся честная компания ждала от обстрадывающегося Кая продолжения былинного монолога. Но звезда утра только сокрушённо поскуливала. Наконец, пару раз содрыгнувшись, Кайлан вновь попытался коммуницировать с миром.
- Андерс, что за дрянь? – Текхо разумно решил не обращать внимание на раздвоившегося родственника.
- Что-то не так? Голова болит?
В голосе целителя не было не то что бы сочувствия... Правильно Ласерта как-то сказала: нет среди целителей людей (это в переводе). Один из Мэрриков (очень деятельный, сука, галюн) попытался подойти, но был остановлен стойким перегаром.
- Ой-ёй, Кай. Тебе нехорошо?
Кайлана так и подмывало сказать «прочь, демон!», но опыт долгих лет пребывания среди магов научил его политкорректности. Вновь с опаской проигнорировав брата, медленно трезвеющий воин уточнил:
- Горячо любимый Старый Король. Ты мне, случаем, ничего не хочешь сказать?
- Дай подумать... «Красивая юбка»?
Текхо, надо отдать ему должное, практически не удивился. Несколько философски он взглянул на вещи, что держал в левой руке. Действительно, захватил с собой низ синей расписной мантии. И хоть бы одна встречная сволочь намекнула...
- Хочешь, я отнесу это Кэтлин? – Уточнил тот Мэррик, что остался стоять на своём месте. – А то ей не в чем будет за тобой бегать!
- А, отнеси, - уже совершенно спокойно ответил Кайлан, сел где стоял и вмиг забылся в волшебном сне.

@темы: папаша в отрыве, Астэ Астэ, dragon age, "I love you too, man" - "два мужика?!"

23:03 

Астэ сидела за столом. Если учесть, что принялась за работу она ещё до рассвета, а сейчас во внешнем мире за полдень... Засиделась. Единственным плюсом в безумном беге времени было то, что Андерс до сих пор спал. Миниатюрная магесса прислушивалась к ровному дыханию целителя и испытывала тихое незамутнённое счастье.
Скрип дверных петель отвлёк Биард от упомянутого выше прислушивания, глядения на бумаги с расчётами нужд Убежища на будущий месяц и шевеления усами-пером. Вид появляющейся из дверного проёма чёрной маски девушку уже практически не пугал. Она не исключала вероятности того, что магессы-нянечки пугают упоминанием этой маски и её владельца непослушных детей, и не могла их в этом винить. Хотела, но не могла.
- Эй, демоница, - всплывший в комнату Арен привычно скрестил руки на груди. – Не хочешь немного веселья?
Астэ страдальчески закатила глаза и убрала с верхней губы почерневшее от чернил перо. А то говорить неудобно.
- Увы, не сейчас... И говори тише: папа ещё спит.
Охотник привстал на цыпочки и с притворным удивлением взглянул за спину блондинки. Сокрушённо покачал головой.
- Силы Создателя! Он ещё и спит!
Укоризненный тяжёлый взгляд миниатюрной девы, к которой так и прилипали зловещие прозвища, всё же вынудил орлесианца говорить тише. В противном случае его, видимо, вынесло бы ударной волной в коридор. Или вовсе из Убежища.
- Я в общем-то по делу, - мужчина кашлянул и отвесил собеседнице шутливый поклон. – Хотел спросить, есть ли у вас на складе кое-какие мелочи. Мне бы пригодилось.
- Какие «мелочи»?
- Моток лески и верёвка.
Астэ, не тратя времени на размышления, назвала номера ящиков и благословила убийцу на поиски. Тот душевно (как могут только выходцы из Орлея) поблагодарил свою одноухую благодетельницу и исчез.
Исчез, как оказалось, чтобы вернуться. И не единожды. С частотой в пару минут Арен открывал дверь и, не заходя в комнату, осведомлялся, где лежат ещё некоторые «мелочи». В его личный список вошли абордажный крюк, карта местности, мешочек гвоздей, остатки теста, ведро, банка из-под лириумного зелья, амбарный замок, заготовка для стрелы, перо и боевой гномий топор. Астэ терпеливо направляла просителя, при этом не отвлекаясь от внесения поправок в свои бумаги.
Вернувшись, дабы поблагодарить за сотрудничество, Арен повторил своё прежде отвергнутое предложение, обернув его в просьбу о сопровождении на прогулке. Биард мучительно пыталась вспомнить, когда она в последний раз видела солнечный свет не через вечно грязное стекло, и в деле этом потерпела неудачу. Пришлось соглашаться.

- В чём смысл?
Отступница перевернулась на бок и, удобно устроив голову на сумке, наблюдала за перемещением по водной глади вертикально держащегося пера. Лежать на траве у реки и греться на солнышке было просто замечательно.
- Разве сетью ловить не удобнее?
Арен чуть потянул на себя леску, как бы веля поплавку-перу замереть недалеко от выступающих из воды коряг.
- Что ты понимаешь, глупая девка? – Как-то слишком беззлобно вопросил убийца, и на этом закончил своё объяснение.
Погода была, по мнению Астэ, близкой к идеальной: солнце, тёплый ветер... Небесная синева без единой пушинки облаков. Лучшего для сворачивания клубком и отдыха на открытом воздухе и желать грешно. В конце концов, она же не одна здесь: требующий безмолвного сопровождения Арен был полностью погружён в ловлю рыбы «поодиночке», и затянуться такое действо должно было чуть ли не до вечера.
- Если ты заснёшь, мне придётся воспользоваться твоей беспомощностью.
Астэ наморщила носик пытаясь припомнить, где же она уже это слышала. Бросив сей неблагодарный труд, девушка в последний раз взглянула на сидящего к ней спиной охотника, улыбнулась, прикрыла глаза и сонно осведомилась:
- А зачем тебе боевой гномий топор?
- Не за чем совершенно. Просто было интересно знать, есть ли он у вас.

@темы: dragon age, Астэ Астэ, орлесианский потрошитель

03:31 

- Ты серьёзно?
Астэ звонко рассмеялась. Сидя на ящике (самом чистом и безопасном, к слову сказать), качнулась так, что чуть не свалилась на пол. А падение на пол в комнате, занятой деятельными братьями Текхо и их рабочим инвентарём, могло быть летальным для любого. Что уж говорить о крохотных беззащитных магессах?
Мэррик, опирающийся локтём на менее внушающие доверие ящики, особо по-кошачьи улыбнулся. Только он умеет так здорово подводить к концу истории. Светловолосая отступница, восторгаясь изяществом ситуации, захлопала в ладоши.
- Ты правда сказал ему «ты мне не поможешь?» ? И он даже не успел ничего сообразить?
Вопиюще младший брат неповторимо замечательно сощурил глаза, и кивнул.
- Ой-ёй! Не могу! – Ферелденка стала вытирать набежавшие слёзы рукавом платья. – Ты просто чудо! Я люблю тебя, Мэррик!
Это был замечательный день. Астэ получала удовольствие от каждой секунды, каждого вздоха, и уделяла мало внимания мелочам. А такие вещи как чуть изменившийся взгляд разноцветных, и оттого ещё более запоминающихся, глаз, ровно как и грохот выроненной Каем и сработавшей от соприкосновения с полом ловушки, не казались ей сейчас значительными. Всё просто было хорошо.
- Подойди, я тебя обниму!
Очень не хотелось лишний раз выставлять напоказ свою особо усилившуюся в последние дни слабость. Но Мэррик, как настоящий мужчина, выполнил её просьбу и не заставил краснеть. Разве что от смеха.
- Ты замечательный! Я буду любить тебя вечно, - Астэ искренне была рада говорить эти слова, смеясь и гладя юношу по вьющимся волосам. – Ты ведь будешь помнить меня?
Вдруг стало очень страшно. Ни на какой серьёзный ответ девушка не рассчитывала, но… Но если Мэррик скажет сейчас нечто нейтральное? Тогда шутливое настроение совсем не удастся.
- Хотя бы пятнадцать минут? Ты можешь мне это обещать? – Тут же протараторила голубоглазая одержимая.
- Тебя? Полчаса минимум!
Было очень весело. С некоторым трудом дышащей Биард нравилось говорить с братьями. Смотреть на них, сравнивать, шутить. Испытывать любовь к ним, пытаться выразить её в разговоре и бытовых мелочах.
Скоро за ней придёт папа. Он обещал быть незадолго до заката. Астэ, со свойственной ей простотой и доверчивостью держа не успевшего ретироваться младшего Текхо за руку, взглянула в окно. Совсем немножко времени осталось. Отнести девушку домой первым вызвался Кайлан, но его предложение разболевшаяся отступница отвергла. Не из вредности. Просто стеснялась.
Вечер закончился бы совсем замечательно, если бы по приходу сюда Андерс её обнял. Хотя, так наверное и будет. Это на людях не стоит проявлять чувства. А здесь все свои.

@темы: dragon age, Астэ Астэ, Мэррик и любовь, все свои, котики общаются, орлесианская братва

23:56 

Это опять случилось. Астэ хотела потереть кончик носа, но только сильнее размазала кровь по лицу. Кажется, она попала в помутившийся левый глаз. Очень болело сердце. Оно колотилось так сильно, что Астэ от каждого удара вздрагивала всем телом и жалобно вздыхала.
Плакать не было сил, пускай было очень и очень грустно. Сил вообще хватало на малое количество вещей. Держаться на ногах, время от времени глядеть по сторонам и тащить за руку мертвеца. Наверное, ей было бы много страшнее, если бы мёртвый воин был без брони. А так: тянула безвольное тело за ремни на перчатках, и вроде бы ничего.
Девочка приговаривала «бедный господин, бедные все» и с сопением тянула свою ношу в сторону не просто так. Это она так старательно вызволяла потерявшего сознание Андерса из под трупа своего возможного спасителя. У Биард было много причин бояться Справедливости, но прятаться от него почему-то не хотелось. Либо она не верила, что беспокойный дух, убеждённо называющий себя Андерсом, способен причинить ей зло, либо подозревала, что всё одно не сможет убежать. Как бы то ни было, своей бездумной атакой мужчина, что пытался их убить, спас крохотную отступницу от... Чего-то скверного.
Выпустив тут же бухнувшую об каменный пол руку, Астэ в очередной раз огляделась. Коридор был страшным. Много тел, всё залито кровью. И дышать, очень тяжело дышать.
А ещё все убежали. Надеяться на то, что они вернутся, увы, не приходилось. Маленькая ферелденка не могла их винить: Справедливость очень страшный, его не стыдно бояться. Но зачем бояться самого целителя и уходить, отказывая ему в помощи? – Непонятно.
Обидно до слёз, если честно. Андерс так старается, делает для них больше, чем может. А они не доверяют, перешёптываются, говорят ужасные вещи и предают. Совсем недавно маги прекратили убеждать Астэ в том, что с андерсом лучше даже не разговаривать. Они говорили про то, что он её погубит, и предлагали помощь. Вот зачем говорить глупости, ничего толком не зная? Только и умеют, что судить.
Вставать перед до сих пор не открывшим глаз целителем на колени девочка не решалась, ибо боялась потом просто не подняться. Подойдя к Андерсу, отступница протянула руки перед собой и стала творить исцеляющее заклинание. Маны на него только-только хватило. Когда уже стало казаться, что сил нет и на дыхание, мужчина открыл глаза.
- Что случилось? – Он резко сел и мотнул головой. – Ничего не помню. Что я сделал?
Астэ измученно улыбнулась оклемавшемуся магу, но ничего не ответила. Наверное, именно это его и напугало более прочего.
- Я... – Наконец, он заметил мёртвого воина и прочие лежащие в коридоре тела. – Это снова был Справедливость.
В такие моменты казалось, что некогда доброго духа боится только Андерс. Таким напуганным он выглядел. Переведя взгляд на измазанную кровью магессу, он взял её за плечо и притянул к себе, чуть не уронив.
- Астэ! Ты ранена?
Блондинка отрицательно мотнула головой. Мир вокруг ухнул и на секунду стал белым-белым. Это всё от недостатка крови. Так объясняла старая Мэрон.
- Где все? – В голос целителя вернулись командный тон.
Очень странный вопрос. Девочка наклонила голову набок, мазнула взглядом по стенам. Ничто не натолкнуло её на ответ, отличный от очевидного.
- Ушли.
Почти осмысляющий происходящее маг потёр виски. Хмыкнул, попытался встать. Зацепившись сапогом за латы мёртвого мечника, рухнул обратно.
- А ты почему с ними не пошла?
Такие глупости спрашивает. С чего бы это? Астэ рассеянно пожала плечами, и тут же пожалела о том, что стала тратить силы хоть на какие-то движения. Лицо андерса, ровно как и всё вокруг, на какое-то время сделалось бледным и неразборчивым. В ушах гудело.
- Они меня не взяли.
Андерс так долго сидел с приоткрытым ртом и широко распахнутыми глазами, что девочка всерьёз обеспокоилась. Несмотря ни на что.
- Как ты себя чувствуешь, Андерс? – Слова будто бы были произнесены не ею самой, а кем-то издалека.
- Я... Нормально.
- Хорошо.
Астэ не почувствовала, как упала на пол.

@темы: маги - гады, Астэ Астэ, Андерс дурак, dragon age

20:54 

- Сущие царапины, солнце! – Астэ хохотнула и легко отмахнулась свободной от фонаря рукой. – Никому не удастся меня поймать, особенно рядом с домом.
- Мы в тебе и не сомневаемся, - мужчина скрестил руки на груди и ухмыльнулся. – Будь спокойна, Матушка. Мы новеньких за час распределим. Крыло же ж почти достроили!
- Вы мои золотые! Хрупкой деве есть на кого положиться.
Девушка повернулась к беглецам, которых только что провела в Убежище. Двое мужчин и женщина озирались с приоткрытыми ртами, и, казалось, уже позабыли о своём тяжёлом и долгом пути. Вне зависимости от возраста и места, откуда они пришли, маги искренне удивляются увиденному. Это, должно быть, хорошо. Новое место, новые люди, новая жизнь.
- Оставляю вас на Тидуса.
Трио, вновь обратившее на неё внимание, активно закивало. Высокая сероглазая женщина обхватила себя руками и осторожно обратилась к Биард:
- Теперь мы... Можем жить здесь?
- Конечно! – Царапина через всю щёку явно дала понять, что на сегодня с улыбками стоит заканчивать. – Вы будете в безопасности. Отдыхайте.
Сероглазая магесса всхлипнула и прикрыла глаза рукой. Астэ мигом оказалась рядом. Одной рукой ферелденка обняла поддавшуюся чувствам женщину и погладила её по плечу.
- Всё будет в порядке. Тидус вам со всем поможет, места хватит. А если что-то приключится, поднимайтесь во-о-он туда, - девушка указала на далёкую винтовую лестницу. – Там буду либо я, либо мой отец.
На ходу помахав беглецам и источающему крайнее довольство Тидусу рукой, Астэ быстрым шагом направилась к указанной лестнице. Времени у неё оставалось совсем-совсем мало. Так мало, что она не стала даже заходить в собственную комнату и снимать «выходные» лохмотья.
Андерс по традиции был занят. По всей комнате были расставлены открытые ящики со стеклянной посудой и ингредиентами, что наводило на определённые мысли о сегодняшнем занятии целителя. Осторожно отпихнув ногой бочонок с сушёным эльфийским корнем (запасать – так для внуков!), Астэ прошла к столу. Поставила фонарь, села на свободную часть лавки слева от трудящегося мага. Внимательно наблюдала за процессом размалывания листьев. Не выдержав, с характерным всхлипом впечаталась лбом в поверхность стола.
- Папочка, так нечестно! – Светловолосая дева начала сразу с главного. – Я устала! Я так больше не могу! Но я должна! Но я не могу!
Плакать она начала без какой-либо надежды на сочувствие, просто так получилось. Андерс отодвинул ступу в сторону и погладил по голове хнычущую спасительницу рода магического. Астэ почувствовала себя много лучше. Сверх того, намятые бока и мелкие раны перестали болеть.
- Что случилось, котёнок?
Астэ помотала головой, не отрывая от стола лба. Ответ на простой вопрос целителя надо было обдумать, как следует. Ибо за этот вечер случилось многое, а на долгий рассказ её не хватит.
- Я вышла к реке в условленный час. Но в тумане на меня напали четверо. Я не хотела их убивать.
Девушка разревелась с новой силой. Хотя у неё так здорово получилось начать.
- Зачем они напали на меня? Нет, только не отвечай. Я не хочу знать. Я хочу мира. Чтобы не было смертей.
Качнувшись, отступница села и стала вытирать слёзы тыльной стороной ладони. Она очень старалась успокоиться.
- А ещё, пап, не хочу, чтобы всякие неотёсанные мужики меня лупили! Я – нежное существо.
Андерс начал было ответную ироничную реплику на тему того, что молодёжь совсем распустилась и отошла от привычного понимания ухаживания за девушками, но провалился.
- Не продолжай эти вылазки в одиночку, - вот что называется «серьёзно». – Это не имеет смысла. Уговор?
Заплаканная отступница отрицательно качнула головой. У неё и в мыслях не было обижаться на кажущиеся малодушными слова целителя. Просто он пытается её защитить.
- Я дала обещание. Если кому-то понадобится помощь, они увидят свет фонаря у реки. Помешать мне может разве что... Разбитый фонарь?

@темы: dragon age, Астэ Астэ, папочка Андерс, свет фонаря

02:33 

- Что за шум?
Тидус среагировал на её вопрос первым. Задумчиво почесав щетину, рыжий маг указал в сторону потрёпанных и грязных с дороги новоприбывших. На перекрываемых защитной магией ступенях стояли двое: мужчина в разбитых доспехах и темноволосая женщина, держащая в руках крохотный свёрток. Астэ удивлённо приоткрыла рот, всматриваясь в изменяемые мелькающим барьером силуэты.
- Решаем, пускать ли, - пояснил помощник, скрестив руки на груди.
Здесь таилась какая-то тайна. Девушка обошла несущих вахту отступников и спрыгнула на самую близкую к магической стене ступеньку. Светловолосая магесса в первую очередь взглянула на незнакомого мужчину. И не прогадала, сразу приметив то, что смутило стражей. Доспех храмовника. Знакомая каждому выходцу из Круга расцветка чуть ли не выкалывала глаза, но внимание Биард достаточно быстро переключилось на зашевелившийся в руках беженки свёрток.
- Благая Андрасте! Тидус, солнце, давно ты держишь на улице маленьких детей? – Голос Астэ звучал удивлённо, но не более того.
- Понял-понял, Матушка. – Маг сделал знак снимать защитное заклинание. – Разбирайся с ними сама, сердобольная. Я покамест умываю руки, и иду жаловаться на тебя Старому Королю.
- Догов... Эй! – Ферелденка обернулась и, хихикнув, погрозила мужчине кулаком. – Набрался всякой га-до-сти! Не зови его так!
Тидус беспомощно пожал плечами. Мол, против правды не попрёшь, слухами земля полнится, из песни слов не выкинешь, и прочее-прочее. Махнув на помощника рукой, девушка повернулась к беженцам и приветливо им улыбнулась.
- Здравствуйте, - с поклоном сказала голубоглазая ревнительница и хранительница рода магического. – Меня зовут Астэ. Я очень рада видеть вас.
Серая, как дождевое облако, женщина взглянула на маленькую магессу и мотнула головой. На её лице отразился мучительный поиск нужных слов. Стоящий за её спиной храмовник чуть покачивался и безразлично смотрел перед собой. Создавалось такое впечатление, что если подойти и толкнуть мужчину, он упадёт на спину и больше никогда не поднимется.
- Мы бежали из Белого Шпиля, госпожа...
Блондинка подняла правую руку, демонстрируя ладонь, и отрицательно покачала головой.
- Просто Астэ, не утруждай себя. Вы из Белого Шпиля, я поняла.
Неловкую тишину разрушил плач ребёнка. Женщина, и думать забыв о своей объяснительной речи, принялась качать свёрток и что-то надломлено напевать. Мужчина тоже среагировал на детский плач: он положил руки на плечи своей спутницы и поцеловал её в висок. В этом жесте было что-то непонятное Астэ, но очень искреннее. Позже надо будет обсудить это с Кайланом, у которого на каждый случай найдётся пара умных слов. А сейчас надо завершить дело.
- Как тебя зовут? – Одержимая положила руки на пояс и распрямила спину, глядя прямо на храмовника.
- Харлес, гос... Астэ, - мужчина учтиво склонил голову. – Я пришёл просить за свою супругу и сына.
Беженка сокрушённо качала головой. Она стала что-то тихо говорить своему названому (а как иначе?) мужу, но тот будто не слышал.
- Я вижу, сэр Харлес...
Девушка задрала голову, чтобы взглянуть на несущих вахту. Все, как один, показали ребром по горлу. Но их можно простить – нервная служба.
- Ой-ёй... Ладно! – Отступница почесала затылок и махнула новоприбывшим рукой. – Бери своих, уважаемый сэр, и пойдём внутрь. Сколько вас ещё на пороге держать?
Все присутствующие охнули неровным испуганным хором. Возможно, кто-то где-то упал в обморок.
- Харлес... – Женщина запиналась и охала единовременно. – Харлес... Может войти вместе с нами?
- Ну, конечно же! – Астэ звонко рассмеялась. – Что за вопросы, дорогая? Что ж я, зверь какой, семью разбивать?
- Ещё какой зверь! – Послышалось сверху ровно и нагло.
- Ух ты, личность! – Молодая отступница погрозила инакомыслящему кулаком. - Как заберусь, да как дам промеж глаз!
Женщина, убаюкивая ребёнка, удивлённо наблюдала за происходящим. И её можно понять. Тем временем сэр Харлес, полностью осознав происходящее, уткнулся супруге носом в плечо и громко, с чувством, расплакался.
- Ну-ну, сэр храмовник. Будет тебе. Поднимайтесь!
Спустя пару минут супружеская пара уже стояла в зале. Закончив осыпать продолжающую улыбаться Астэ благословениями и обещаниями молиться за здравие и мудрость Создателю, женщина наклонилась чуть вперёд, дабы кое-что сказать своей спасительнице на ухо. Не обнаружив уха там, где ему положено быть, беженка растерялась и рассыпалась в извинениях. Биард хихикнула и, в конце концов, вывела женщину на разговор. Оказалось, что главная проблема таится в отсутствии у молодой матери молока. Побег, нервы, тяжелейшая дорога. Голубоглазая магесса выразила сочувствие и поделилась первой идеей на этот счёт:
- Селона на днях родит. Ты скоро с ней познакомишься, она замечательная. А если молока не будет хватать на двоих будущих защитников, найдём выход!
Помедлив, Астэ снова обратилась к более-менее приходящему в себя храмовнику:
- Харлес, с тобой мне нужно будет поговорить. Не сейчас, вечером. Как отдохнёте с дороги, - ферелденка не глядя махнула рукой. – Поднимись по лестнице. Я буду там. А пока подождите Тидуса. Это такой рыжий махина, похожий на кузнеца. Он покажет вам, где устроиться.
На фоне быстро сменяющих друг друга событий, Астэ с всё большей частотой возвращалась к мысли о хнычущем усталом ребёнке. Что-то дёрнуло её предложить позаботиться о малыше, пока будут решаться вопросы чисто организаторского толку. И, что удивительно, молодая мать согласилась.
Девушка осторожно-осторожно взяла свёрток. Уложила поудобнее на руке, поглядела на умиротворившегося крохотного путешественника. Кивнула его родителям и ме-е-едленным шагом направилась к лестнице. Астэ очень много времени проводила с детьми, но таких малышей никогда в жизни не держала. Это было очень тёплым, домашним и располагающим к ощущению абсолютного счастья чувством. Отступница говорила заснувшему мальчику всякие добрые ласковые слова, обещала самую мягкую и тёплую постель. В целом, чувствовала себя замечательно.
Подняв глаза к балкону верхнего этажа, куда и вела хитрая лестница, блондинка встретилась взглядом с внезапно появившимся у ступеней Андерсом. Астэ одарила целителя самой тёплой из своих улыбок и осторожно качнула головой, указывая на ребёнка. Маг какое-то время глядел на неё недвижимый. После чего вдруг нахмурился, потянул правую руку к сердцу. Отшатнулся от перил и, резко развернувшись, скрылся из виду. Это было... Странно.

@темы: Астэ Астэ, dragon age, доброта магов вознаграждается, папочка Андерс, плакать от умиления тут

20:22 

Кая было невозможно заставить бежать. Потому что он, сука, не чувствовал своей правой ноги! С правой рукой и правым глазом тоже творилось что-то неладное. Сраные маги почти что устроили ему односторонний паралич. Орлесианец, нелепо волоча за собой нерабочую конечность, мог бы приободрить себя желанием убивать, убивать и убивать, но все подлые мерзавцы и предатели были наказаны буквально минуту назад. Потому приходилось довольствоваться лишь задницей, что не иллюзорно сжалась в кулак. У него по жизни яркие и красочные реакции на акты проявления одержимости. А каждую встречу «молодожён» (так он называл страстный дуэт бранящихся Справедливости и Любви), вот как сейчас, Текхо переживал с несравнимой ни с чем бурей эмоций. Глубинные Тропы, какие бы они там ни были, мнились ему курортом.
Сейчас буря миновала, всех раскидало в разные стороны. Все заняты ужасно важными делами: разбираются, кто виноват и кто у кого в плену. А Кайлан, так, всего лишь из последних сил, игнорируя нож, чуть ли не торчащий из руки, хромает к местной Андрасте во плоти. Мелочи жизни, на самом-то деле.
Кое-как упав на до сих пор слушающееся (надолго ли такая благодать?) колено, юноша тронул Астэ за плечо. Та лежала на земле будто бы спящая. Но времени любоваться нетронутой (он точно знает, давно ещё спросонья спрашивал!) девичьей красотой особо не было. Да и страшно: вдруг тёмный день всё же настал, и она сейчас не очнётся?
Светловолосая отступница тяжело вздохнула и приоткрыла глаза. Сперва взглянула на небо. Примерно такое же голубое, как её глаза. После перевела взгляд на Кая. Смотрела на него с нескрываемым ужасом. «Неужели я так плох?» с внезапным удивлением подумал воин.
Астэ рывком села и с неподдельной интонацией испуганного ребёнка вопросила:
- Где папа?
Более-менее слушающейся рукой Кайлан указал в ту сторону, где пара кричащих (в основном, конечно, на окружающих) магов приводила в чувства Андерса. Девушка подпрыгнула на ноги так ловко, что знаменитым Воронам впору друг другу локти кусать от зависти. Убежала она тоже, надо сказать, достаточно ловко. Молодец, короче, отлично убежала.
Кай мгновенно впал в такое сопливое уныние, что захотел умереть. Вот прямо сейчас, конкретно в эту минуту. Чтобы Астэ, этой бессердечной сердечной девке, было стыдно. Потом. Может быть. Если вспомнит.
Грандиозным планам по личной мести не суждено было сбыться – перед молодым орлесианцем возникла истинно знаковая фигура. Ну, ладно-ладно. Это была всего лишь старая Мэрон.
- Кайлан, - весомо изрекла она, творя заклинание.
Односторонний паралич как рукой сняло. Ха-ха, как забавно пошутил. Исцеление плеча тоже особой радости у Текхо не вызвало. Он кивал, бездумно мычал, и наблюдал за тем, как Астэ, что-то там вереща, обнимает названного отца.
- Бесполезно, - вставила свой медяк пожилая магесса.
- Что бесполезно? – Механически отозвался Кай.
- Пытаться отрывать её от господина Андерса бесполезно.
Вздохнув, до краёв преисполненная мудростью Мэрон стала пояснять:
- Мы пробовали, и не раз. Но хоть бы что. Как заговорённая – ничего не берёт. Убеждали, обманывали, наказывали, приёмную семью среди магов искали. Однажды господин Андерс оставил её в Южном Укрытии, а сам посреди ночи ушёл. Босиком за ним побежала. И знаете что, молодой человек? Догнала.
Очень странно, но по каким-то неведомым причинам Кайлану от этой истории легче не стало. Он поднялся с земли, отряхнул штанины и поковылял искать среди трупов предателей тех, кто побогаче. Хоть какое-то утешение.

@темы: dragon age, Астэ Астэ, дистиллированное орлесианское страдание, старая Мэрон старая коза

03:41 

Кай проснулся со стойким ощущением, что надо валить. Ещё не открыв глаз, он перекатился и звучно бухнулся под кровать. Очень вовремя, ибо именно в эту секунду на подушку приземлилась булава с аномально длинной рукоятью, которую все почему-то считают посохом. Подушке, как и соломенному матрасу, надо сказать, пришёл конец. И дело даже не в силе удара. Просто кровать загорелась в момент соприкосновения с навершием магического оружия.
- Доброе утро, Андерс! – Крикнул как не спавший орлесианец, всё ещё прячась под горящей мебелью. – Старый Король изволит скучать по мне?
- Можешь даже не молиться, орлесианец! Тебя не услышат!
Текхо соображал так быстро, как только мог. Ему было ясно, как день, что маг сейчас пихнёт ногой (или просто разнесёт к демоновой матери) спасительную горящую кровать, после чего доберётся до него и отсыплет люлей в лучших традициях старой школы. Осознавал, прогнозировал, понимал меру, степень, глубину. И абсолютно (каким только глубоким философским значением может обладать слово «абсолютно») не представлял, что делать. Ибо союзников в жестоком и пугающем до икоты мире магов у него было мало. Да и те – сволочи.
- Я никак не пойму, - Кайлан избежал встречи с ножками начавшей движение кровати и подпрыгнул на ноги, размышляя, как бы половчей навалять целителю (абсолютной победой будет, если особых следов после побоев не останется). – Что такое? Я тебя чем-то расстроил? Может быть, я что-то делаю не так?
Если бы мечника держал здесь какой-то письменный контракт, то, без вопросов, именно в этот момент надо было бы рвать все бумаги, психовать, закатывать скандал и уходить. Увы, рвать в этот момент собирались только его самого.
- Нет, что ты! – Решительно настроенный отступник сделал сложный пасс рукой. – Обычно людям нравится, когда их дочерей бьют по лицу. Один я такой придира.
Ах, так вот в чём было дело! Да, действительно, такой факт имел место быть буквально вчера. Но тому было своё объяснение. Кайлан бы с огромным удовольствием развеял заблуждения своего оппонента, но не находил такой возможности. Потому что именно в этот момент, сука, был крайне занят уворачиванием от молнии. Понимаете? ОН УВОРАЧИВАЛСЯ ОТ МОЛНИИ, ЧТО УДАРИЛА В НЕГО ПРЯМО ИЗ ПОТОЛКА!
- Сраные магистры! В том нет моей вины, она сама меня просила. Всё в рамках наших занятий! – Ключевым словом было именно «занятий». - Ваше Высочество, неужели ты не доверяешь своей кровиночке?
Некоторое время назад отчаянной храбрости брюнет узнал, что между Андерсом и Астэ и близко нет кровного родства, и не упускал случая прокатиться по этой теме. Хотя сейчас, вероятно, был для того не самый подходящий момент.
- Прежде чем ты умрёшь, - стоит отдать андерсу должное – он умеет расставлять акценты. – Хорошенько подумай о своём долге.
- Следить, чтобы твоя дочурка не психанула и не поубивала нас? Денно и нощно!
Создавалось стойкое впечатление, будто бы Кай не хотел жить в принципе. То есть он делал всё так, будто бы желал умирать, умирать и умирать по меньшей мере месяц. У Андерса нашлось бы на это время, да?
- Ну, всё. – Эта фраза, надо думать, являлась подтверждением прихода конца. – Ты мне надоел!
- Аналогично! – Кайлан почувствовал, что мало-помалу начинает улавливать, где именно таится рычаг управления ситуацией. – Брось свою магию, старик! Возьми нож и дерись как мужчина!
- А что тут происходит?
Голос Астэ почти никогда не звучал угрожающе. Одни только нежные, детские нотки. Заслушаешься, право слово.
Прямо сейчас она стояла у входа в комнату в почти что ночном платье и сонно глядела на догорающую кровать. Две светлые косички каким-то неизведанным образом подчёркивали черноту синяка, что образовался во время тренировки по ножевому бою. Жаль только, что платье такого простого покроя. Бывают же всякие шёлковые. Приталенные, с поясочками, бантиками, кружавчиками всякими...
Магесса кашлянула от направившегося в её сторону тёмного облака дыма и стала тереть глаза. Мужчины стояли почти что рядом и наблюдали за ней. Кай искренне наслаждался видом сонной девы. Ибо в том, что упомянутая выше долгая смерть теперь обещана обоим (плюс-минус пять минут на осознание ситуации), сомневаться не приходилось. Какое-никакое, а последнее удовольствие.

@темы: dragon age, папочка Андерс, дерись как мужчина!, Астэ Астэ

22:34 

Астэ вбежала в комнату, с боем вытащила из походной сумки подушку и по-детски старательно завернулась в плащ.
- Я посмотрела себе хорошее место! - сообщила она. - входная дверь на засов, а окна и так заколочены. доброй ночи.
Девочка развернулась, шурша накидкой, и потянула её за собой в другую комнату.
- Котёнок, не уходи! - Голос Андерса, звучащий из погреба, казался далёким и заглушённым. - Ты можешь спать с нами!
Девочка радостно пикнула и поспешила обустраивать то, что звалось кроватью. Ласерта почувствовала первый укол подозрений.

@темы: dragon age, Астэ Астэ, первый укол подозрений, хрупкий мир Ласерты

20:52 

- Андерс, мне скучно.
Магесса уже битый час созерцала знакомое до мелочей помещение. Было душно и не прибрано, но по каким-то необъяснимым причинам ходить было нельзя. Приходилось сидеть и слушать, как с особым ожесточением по бумаге скрипит перо.
- Хватит разговаривать. И встань с сундука.
- Зачем? – Сегодня, казалось, был день этого вопроса.
- В углу не сидят, а стоят.
В такие моменты Андерс говорил с ней как с неразумным, да ещё и смертельно больным ребёнком. Порой у Биард возникало ощущение, что так оно и есть. Но сейчас разговор вёлся совершенно не об этом.
- Но мне скучно!
Ласку для ритуального и необоснованного стояния в углу не разрешила взять с собой старая Мэрон. Очень жаль, белая вечно мурчащая кошка запросто скрашивала почти любые печали.
- Повернись лицом к углу и веди себя тихо.
Астэ прислонилась плечом к шкафу и вздохнула так печально, как только могла.
- Но... Но я же уже долго стою.
Создавалось впечатление, что для освобождения от «наказания» осталось совсем немножко надавить. Да и что это за дело? Стоять в углу! Как будто это может помочь, если что-то плохое натворить. А она сегодня, к слову сказать, ничего скверного не сделала.
- Это – людское правосудие, - вдруг неожиданно серьёзно заявил отступник.
- Но оно неправильное!
- Я очень рад, котёнок, что о подобных вещах ты узнаёшь именно от меня... – Андерс поднял голову и недобро, с подозрением прищурился. - А не где-нибудь на улице.
Астэ ещё не была способна понять двойственность этой мысли, а потому хихикнула. По всему выходило, что сделать ничего нельзя. Люди требуют какого-то сомнительного правосудия, так что придётся постоять в углу ещё какое-то время. Делать вид, будто бы она сожалеет, девочка не собиралась.
- Можно мне хотя бы книгу взять?
- Можно, - в бытовых вещах целитель достаточно легко шёл на компромиссы.
Пребывающая в состоянии довольства по этому поводу магесса притянула к себе единственную книгу, лежащую на той полке, до которой она дотягивалась. Узнав свою добычу по корешку, Астэ ойкнула.
- Это – твоя книга заклинаний, - с обеспокоенностью и некой досадой оповестила она мага.
Тот коротко кивнул, но даже не стал отвлекаться от работы. Это было очень странно для крохотной отступницы, ибо буквально вчера за одну попытку взять эти записи Эдгат с позором («ссаными тряпками», как говорит Мэрон) вылетел из комнаты. А ей можно взять книгу просто так. Порой происходило нечто действительно не поддающееся детской логике.
Тем временем, работающий уже на протяжении всего дня, андерс вернулся в логический тупик, о чём говорили усы-перо. Астэ думать забыла про наказание и уселась на край сундука. Болтая ногами, ферелденка медленно перелистывала страницы, рассматривая записи и...зарисовки.
- Ой-ёй. Андерс, тут неприличное!
- Угу. Переверни страницу, котёнок.
- А тут – Ланселап...


@темы: усы-перо!, Астэ Астэ, Андерс учит бобру, Андерс пишет, dragon age

23:43 

Девочка упрямо карабкалась вверх по стене. Её разум заволокла скорбь, но инстинкты вечно битой бродяги никакого отношения к эмоциям не имели, а потому работали исправно. У неё была конкретная цель, к которой был один единственный путь. Половину дела она уже совершила вчера, чудом избежав столкновения с храмовниками (казалось, что в этом примерзком городе каждый второй – рыцарь). Осталось самое главное. Потому она и карабкается.
Посох, что висел теперь за спиной обмотанным тряпками, был для неё слишком тяжёлым. Но Астэ бы за него, наверное, продала душу. Утешает лишь то, что делать этого не пришлось.
Вот уже три дня как она ничего не ела и не пила, почти не спала. По всему выходило, что она вот-вот должна упасть без чувств. Но тело противилось усталости и механически выполняло то, что от него требуется. В жизни не было никакой цели, кроме настоящего действия.
Наконец забравшись на вершину внешней городской стены, Биард присела в тени сторожевой башни и присмотрелась к следующему участку дороги. Там никого не было. Прошлые наблюдения показали, что привычная группа охранников и ныне щеголяющих в парадном храмовников вновь появится не позднее чем через пять минут. Надо поспешить.
Преодолев расстояния до участка стены, с которого лучше всего было видно её цель, отступница снова затаилась. Небольшой красный ящик, цепью закреплённый чуть ли не над входом в город, размеренно качался на ветру. Астэ стиснула зубы и, сдерживая вновь подступившие слёзы, поблагодарила Создателя за то, что та сторона ящика, что была заменена на стекло, не повёрнута очередным порывом в её сторону.
Для чистой работы следовало сконцентрироваться. Биард прикрыла глаза, сложила руки в молитвенном жесте и прислушалась. Всю жизнь это помогало, поможет и сейчас. Песня, что овладевала её сознанием снова и снова, придала сил и позволила сконцентрироваться. Девочка протянула руки вперёд так, чтобы качающаяся цель оказалась в пределах её видимости между ладоней. Песня в голове Астэ сменилась распевной формулой. Спустя мгновение деревянная крышка заискрилась, и ящик охватило пламя. Удалось.
Что-то подсказало ей, что надо обернуться. Глянув через правое плечо, она заметила бегущего к ней со стороны лестницы мужчину. Его лицо выражало не злобу, но настоящую ярость. При этом бежал он молча, и почти что не гремел своей вычурно парадной формой. Когда храмовник всё же крикнул нечто одновременно грозное и оскорбительное, магесса уже успела просчитать свои шаги. Точнее, не сама она, но что-то такое, что, невзирая на обстоятельства, хотело жить и за жизнь боролось.
Мимо пытающегося её поймать мужчины Астэ просто проскочила, воспользовавшись тем, что доспехи не позволят ему на бегу достаточно низко наклониться. Оставалась добежать до лестницы, оттуда спрыгнуть на крышу дома оружейника, съехать с неё на соседнюю, а там как-нибудь затеряться на улочках.
Помешал осуществлению плана девочки глухой удар. Щит второго храмовника, буквально вскочившего с лестницы, впечатал её в стену. Второй удар латным кулаком пришёлся прицельно по затылку. Отступница чудом не потеряла сознание, и даже сумела увернуться от следующего удара щитом. Но это её не спасло.
Первый храмовник, ещё более разъяренный, чем прежде, схватил её за ворот безрукавки и поднял над каменным полом. Хорошенько тряхнул, разворачиваясь к внешней стороне стены на полном ходу.
- Андерс! – Только и успела сдавленно пискнуть девочка, прежде чем полетела вниз.

Больно не было. Страшно – самую малость. Она лежала в темноте, свернувшись клубком, и слушала далёкую-далёкую песню. А потом кто-то взял её на руки. Кто-то очень тёплый. Смутно припоминая нечто подобное, Астэ запоздало осознала, что пение смолкло.
Она хотела было открыть глаза, но поняла, что ей это не нужно. Её медленно и бережно поставили на ноги. Девочка встала, выпрямив спину. Маленькая магесса смотрела на картины, что мелькали перед ней, без малейшего страха, потому что чувствовала тёплые руки на своих плечах. По её собственному безмолвному велению голос, что пел для неё всю жизнь, назвал себя.
- Я – Любовь. Я знаю тебя.
Отступница кивнула в знак уважения и принятия. Пёстрые образы остановили свой бег, растворяясь в пространстве. Исчезая, они показывали многое.
- Я – Астэ. Я тоже знаю тебя.

То место, где раньше было левое ухо, до сих пор горело. Первое ощущение, увы, не самое приятное. Но это ничего. Биард лежала на земле в неестественной болезненной позе. Не успевшая толком вернуться, Астэ не спешила что-то менять. Она почти что физически ощущала, как её сердце наполняется незыблемым отныне состраданием, а тело – новыми силами.
Кажется, шёл мелкий дождь.

@темы: dragon age, Андерс дурак, Астэ Астэ, большая любовь, одержимость, плакать сюда

23:14 

Вдоводел и Мракобес Band

главная