Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: "эта" (список заголовков)
01:02 

Мэррик едва заметно улыбнулся, поглаживая по волосам пристроившуюся головой на его коленях маленькую магессу.
- Все хорошо, серьезно. Дальше они разберутся. - мягко произнес он.
- Думаешь? - она все еще беспокоилась, периодически подрываясь нести разруливать самой все организационные вопросы.
Белкин сын, разумеется, не пускал, раз за разом демонстрируя чудеса дипломатии. Он что-то говорил ей, тихо, почти мурлычаще, бесконечно осторожно проводя пальцами по светлым и мягким, как пух, волосам. Его мысли постепенно уходили все дальше, но парень умел болтать, практически не думая, что говорит.
- Хочешь, я тебе спою? - он даже не сразу сообразил, что действительно это брякнул.
Сколько они уже общаются, а раньше подобного рода предложениями наемный убийца никого из окружающих не баловал. Только когда отряжали с детьми возиться, но тогда особо некому как-то было наблюдать, как он там кому колыбельные поет.
А тут... расщедрился, значит.
Девушка уже была очень сонная, оттого и удивилась не слишком сильно. И даже согласилась, поерзала немного, устраиваясь поудобнее. Мэррик усмехнулся, прикрывая глаза. Другое время года, другие люди, другая жизнь. Отчего же тогда это все так мучительно схоже?
-...Там солнца не видно,
Там только луна
За замком сияет,
Бледна и грустна.
Наверное, все дело в случайно выбранной песне. И в том, как беспомощно сейчас звучит его голос, когда Огонек так мучительно пытается справиться с собой и своей памятью.
И еще ее волосы, такие же светлые и мягкие. И способность слепо следовать однажды выбранному курсу. Только глаза у нее были карие.
Ну и еще то, что Астэ, как и та, другая, непозволительно близко.
Наемник продолжал петь - это было как с болтовней, не так-то и сложно делать, думая о совершенно других вещах. Даже еще проще - однажды заученные строки всплывали в памяти и тут же озвучивались совершенно сами собой. Мысли же убийцы были заняты старыми, болезненными воспоминаниями.
Он ни разу не пожалел о содеянном. Ему не единожды снились широко распахнутые глаза - гаснущий ореховый цвет под медленно опускающейся вуалью ресниц. Губы, особенно алые на бледнеющем лице, из-за прозрачной кожи особенно хорошо заметно, как быстро и сильно отлила от щек кровь. Темно-багровый росчерк из уголка рта. Медленно оседающее тело, шуршащее складками карминового платья.
Наверное, никогда в жизни арбалет не казался стрелку настолько тяжелым.
Он помнил ее совсем другой - помнил, как она пела ему колыбельную, неторопливо расчесывая костяным гребнем его темные и уже тогда длиннющие волосы. Как они вдвоем сидели на закате у реки, она размахивала листком со стихотворением, звонко смеялась. Она смеялась даже тогда, когда было больно. Даже если больно было не ей. И закат лишь оттенял звенящую в смехе сквозь серебро колокольчиков сталь клинка.
Он помнил и то, какими холодными могли быть ее тепло-карие глаза. И грубую, неожиданно уродливую улыбку на гладком, как фарфор, лице. Мэррик на тот момент никогда не видел фарфор, но был уверен, что тот именно такой.
Они непохожи, ни капли, ни разу непохожи. Цвет волос, бесконечное упрямство, обрывки жестов, удивительно знакомые интонации и постоянное ощущение затаившейся угрозы - только задень спусковой механизм - это же, все-таки, не повод...
Совсем, совсем не повод. Не повод так сильно и так упоенно разбиваться об это каждый раз.
В конце концов, Астэ, в отличие от той, другой, он мог любить. И ее любовь, в отличие от той, другой, его спасала. И уже не раз. Ему действительно не нужно было большего. Но на меньшее он бы не согласился.
Очередной вздох прозвучал как-то странно, и наемник едва успел запрокинуть голову, чтобы внезапно пошедшая носом кровь не упала на беззащитно открытую, светлую до болезненности щеку спящей, на светлые же волосы, вьющимися узорами разметавшиеся по его, белкиного сына, коленям.
Нет. Зрелища этой девушки, испачканной его кровью, наемник не хотел.

@темы: любовь и Текхо, Мэррик и поэзия, ч.2, dragon age, "эта"

01:01 

Мир, что долгое время скрывался за пределами рыбацкой лодки, оказался на удивление огромным. Необъятным. В нём постоянно что-то происходило. И одно событие неминуемо влекло за собой другое, даже если места действий разделяли материки. Это было чертовски странным, но Лойр в этом отлично разбирался. Не потому, что его кто-то научил. Он просто разбирался. То, что история об очередном бунте в Сегероне заставит подскочить цены на антивские краски, он знал так же твёрдо, как и то, в какую часть дня и где лучше всего ловить рыбу. Ему нравилось иной раз блеснуть смекалкой перед другими охотниками.
С людьми рыбацкий сын, прежде видевший от силы человек двадцать, тоже отменно ладил. Ему, конечно, более всего по нраву приходилось ежеминутно доказывать, что он – самый умный парень в комнате, но пока что такой фокус приносил больше проблем, чем пользы. Для того, чтобы радовать себя таким образом без оглядки на окружающих, требовалось работать в количествах. Но это не беда – всё ещё будет. И пока что он был просто вёртким остряком, так сказать «душой мужской компании». Почти полностью мужской.
И именно это условие, именно это белобрысое «почти» было настоящей проблемой. Занозой в известном месте. «Эта» (по-другому он единственную охотницу банально не называл) портила абсолютно всё уже своим присутствием. Одна мысль о её существовании вызывала бурю чувств. Подавляющее большинство которых было не из приятных.
Она вечно его высмеивала. Не смеялась над его шутками, не отвечала колкостью на колкость, не критиковала. Просто высмеивала. Называла его исключительно «мальчиком», хотя небольшая разница в возрасте ей этого не позволяла. Всячески, короче, уничижала и втаптывала в грязь.
Не упускала случая подчеркнуть, что Арен – лучший. Делала упор на те качества и возможности, что можно приобрести лишь с возрастом. Даже не с опытом, такие как скорость и точность движений, владение тем или иным видом оружия, способность подкупить или убедить. Именно с возрастом. Это было так по-бабски нелогично, что сбивало с толку! И бесило.
Лойр был уверен в том, что он во всех отношениях ничуть не хуже Охотника. И теперь, когда он завершил обучение и мог позволить себе все удовольствия, уготованные молодому орлесианцу, в некоторых аспектах он был даже лучше Арена. Дело прозрачное. Для всех, кроме «этой».
Юноша уже на правах нетленной классики выбрасывал отрывки суждения о том, что она «любит постарше» в благодарную толпу хохочущих (и, увы, не таких умных) собратьев, чем ненадолго отвлекал себя от размышлений. Лойр вообще-то любил подумать, у него это здорово получалось. Размышлять о тех или иных вещах и делать своевременные выводы достаточно полезно. Но только не в этом случае. Любая тема, так или иначе затрагивающая сам факт копчения неба «этой», выводила из себя. Ни тебе поесть, ни тебе поспать, ни девку в таверне потискать. Бесит же, ну!
А в чём, в сущности, проблема? Женщина. Умом не блещет, но хитрая – демона перемудрить. Характеру отвратительного, поведения... Ну, были моменты, когда и Лойру словарного запаса не хватало. Репутацию ему из раза в раз подрывает – проще город сменить. Ни о каком сотрудничестве речи не идёт. Более того, делает всё наперекор его планам! И вечно ошивается с Ареном. Что, как не погляди, добавляет сложности в годами вынашиваемый план. Вдогонку, «эта» его будто чувствует. Взять врасплох, ровно как и спрятаться от неё, просто-напросто невозможно. В конце концов, смеётся отвратительно!
Хотя, ладно.
Красивый у неё смех. И пахнет она всегда почему-то полевыми цветами. И волосы у неё серебрятся в свете уличных фонарей. А когда она убирает кудри за левое ухо, видно родинку на мочке. И синий цвет ей чертовски идёт. Словом, проклятая демоница. Лойр её просто ненавидел.

@темы: любитель и умелец подумать, Лойр и трудности общения, dragon age, "эта", милашный рыбацкий сын

Вдоводел и Мракобес Band

главная