Его высокая, чуть сутулая фигура неизменно производила впечатление, хоть мужчина и пытался его не привлекать всеми силами. Его образ составляли замурзанный пиджак, как и его хозяин, знавший куда более хорошие времена, рубашка, однажды бывшая белой (до того, как обладатель потерял "Ласку"), безразмерные брюки на подтяжках и потертые жизнью и обстоятельствами старые туфли. Все это великолепие отчаянно силился скрыть плащ, по возрасту могущий поспорить не то, что с детективом, его носящим, но и с его бабушкой, которая, собственно, этот самый плащ и подарила любимому внуку (остался он от дедушки, потомственного сыщика в колене эдак пятом). Из одного кармана кокетливо выглядывала рукоять пистолета (второй маринуется в кобуре под мышкой), из другого - горлышко маленькой бутылки дешевого вискаря (объясняющая легкий спиртовой шлейф, преследовавший пасмурную фигуру).
Лицом мужчина был суров не менее. Из под кустистых светлых, как первый снег, бровей, утопая в обильных синяках, смотрели цепкие зеленые глаза. Брутальные черты лица осложнялись (хотя, казалось бы, куда еще сложнее?) отсутствием щетины. Ее заменяли светлые полосы шрамов.
Ты хочешь знать, откуда у меня этот шрам, детка? Ты не сможешь жить с этой правдой.
Когда-то давно, когда частный детектив был не так суров, пропит и кустист бровями, горела квартира его соседки. Район был мутный и грязный, как донышко лежалой бутылки, и никто помогать не торопился. И мальчишка сам, в одиночку, вытаскивал из пылающих апартаментов тех, кого еще можно было спасти. Котят. Он любил котят.
Прошедшее время здесь ключевое. С тех пор он ненавидит соседок, пожары и ОСОБЕННО - кошек.
Мужчина поднял взгляд, посмотрев вверх, на отвратительно резко-белое небо из под своей стильной (и не очень съеденной молью) шляпы. В такие дни, как сегодня, он частенько предавался воспоминаниям (и выпивке), потому что его гостья с пасмурным прошлым не появлялась, а вид фотографии пропавших много лет назад жены и детей (и фото бабушки, но бабушка не пропала... по крайней мере, не в том смысле) становился особенно невыносимым.
Подумать только. Когда-то у него были друзья. Но один из них, типичный рубаха-парень, связался не с теми ребятами. Излишний радикализм никого не доводил до добра, не довел и его. В итоге парень числился участником знаменитого поджога дома престарелых. Если бы их пути когда-нибудь снова пересеклись, детектив бы убил его. Он не был уверен на все сто процентов (около сорока которых содержались в вискаре), хватит ли ему решимости, но специально для этого носил с собой револьвер с одним-единственным патроном в барабане (именно его рукоятка торчала из кармана, если кто не догнал).
Другая подруга, с которой они однажды помешали стае буйных якудза захватить власть в их пыльном городишке (экс-рубаха-парень и последующий персонаж помогали по мере сил), пропала. Просто однажды, когда они отмечали победу, она разбила бутылку о его голову (не больнее, чем разбитое в этот же момент сердце), а когда сыщик пришел в себя, девушки и след простыл.
Третья персона - это контрабандист-коротышка с вечным обрезом при себе. Говорят, когда-то именно из него он пристрелил свою шлюху-жену, и с тех пор назвал оружие в честь нее, потому что в отличие от оригинала, Мари-двустволка его не бросит.
Детектив этого не знал. И не хотел знать.
Выбросив опустевшую емкость из-под спиртного, он, покачиваясь, побрел прочь от автобусной остановки, забытой, казалось, не только людьми, но и автобусами, которые должны были к ней приезжать.
Шел снег.

@темы: мракобесие сегодня в зените, накрыло, нуар, тевинтерский детектив