• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:33 

Эльфийка в неисчислимый раз поправила подушку.
- Ты уверена, что всё в порядке? Ты согрелась?
- Да я лучше всех, Воробушек!
Обижайтесь - не обижайтесь, а взволнованная хозяйка дома щебетала очень даже по-птичьему. Чирикала без умолку, ровно с того момента, как промокшая насквозь Эва ввалилась в дом. На улице не на шутку разбушевалась буря, потому старшая Дженкинс не церемонилась и чуть не внесла входную дверь прямо на себе. Замёрзла как сраный... Сравнение не найдено, но мысль должна быть ясна. Охренеть как замёрзла, проще говоря. Выскочившая с кухни Эйртре сразу окружила её вниманием, заботой и любовью, оказала посильную помощь (читай выжала). Весь вечер заботливая хозяюшка растирала, сушила и кормила горячим одинокую и несчастную контрабандистку. Почему «одинокую»? Рус ушёл от неё к Кичи. В городских условиях и на сравнительно постоянном проживании можно шляться и без сопровождения ездового пса-убийцы... Но всё равно КАКОВ подлец! Женщины, разделывающие дичь в пару движений, всегда были его слабостью.
В итоге, в конечном счёте, в результате, наконец... Всякими правдами и неправдами Эва была переодета в самую чистую из рубах брата, и уложена в его постель. Шанаэ принесла в комнату, бессрочно занимаемую Трэвансом, второе одеяло, и всячески скрашивала жизнь почти что заболевшей лучницы. Дженкинс весь вечер лежала в тепле и уюте (серьёзно, она в жизни ни на чём мягче не спала), расстёгивала и застёгивала пуговицы на воротнике рубашки и развлекала явно скучающую без Фенриса эльфийку разговорами. Травила всякие байки, пересказывала истории бесчисленных приятелей и повествовала о тех случаях, которые, не приврав, и не расскажешь. Было весело.
- Точно? – Услышав голоса, донесшиеся с первого этажа, Шани так и засветилась от счастья. – Мужчины пришли! Я побегу их кормить. Ты спустишься со мной?
Эва почти что блаженно заулыбалась. Симметричности улыбки мешал извечно тянущий щёку шрам. Чтоб его.
- Уволь, дорогая, - ферелденка потянулась и сладко зевнула. – Я не голодная и к общению с твоим ненаглядным не расположенная. Лучше поваляюсь малёк, и спать.
В том, что при слове «ненаглядный» ясноокая эльфийская дева зарделась, Эва могла поклясться. Если бы хоть кто-то из домашних (кроме смурного мечника, разумеется) это удивило. Оставшись в гордом одиночестве, девушка всласть поворочалась. Попыталась заплести высохшие волосы в косу, но особого успеха не достигла. Улеглась на спину практически в середине кровати и умиротворённо уставилась на догорающую свечу.
Казалось бы, какие мелочи. А тепло и приятно. Голоса с нижнего этажа были особо не слышны, но Эва знала, что там кипит жизнь. Брат вернулся в дом радушных друзей. Отдыхает после тяжёлого дня, хвалит ужин умницы - Шани, перебрасывается шутками с циничным тевинтерцем. Радуется жизни. Живёт. Осознание того, что любимый брат не погиб, а находится совсем рядом, приносила ни с чем несравнимое спокойствие. Пусть с того времени, как они жили с отцом в Амарантайне, прошло много лет, а предстающий пред её взором молодой мужчина мало похож на уходящего на войну синеглазого мальчика... Это всё равно её Трэванс. Проведя пальцами по мелкой вышивке на расстёгнутом воротнике, Эва слабо улыбнулась сама себе и прикрыла глаза. Почти сразу она погрузилась в сон.
Чутко спать – отличное умение. Только если ты не в безопасности. Умом Дженкинс понимала, что опасаться нечего (разве что взволнованная Воробушек попытается накрыть её ещё одним одеялом), но проснулась всё одно. Свеча либо потухла... Либо её потушил перемещающийся по комнате Трэв. Он готовился ко сну, раскладывая по углам вещи, и в мыслях не держал побеспокоить сестру. Просто так получилось.
- Трэванс?...
Эва села, заворачивая край одеял. Откинула волосы со лба и тыльной стороной ладони почесала шрам. Взглянула на приблизившегося мужчину привычным к темноте взглядом.
- Я уснула.
Не отдавая себе особого отчёта, девушка протянула руку к брату. Тот сел на край кровати и позволил погладить себя по щеке. Сколько бы там не прошло, как бы ни изменилась внешность младшего Дженкинса и его привычки, взгляд всё такой же. Искреннее и добрее человека во всём свете просто нет.
Почти проснувшаяся ферелденка гладила Трэванса по щеке и глядела в его широко распахнутые глаза. В бескрайней сини плескались растерянность и что-то еще... возможно, затаенная нежность? Впервые, пожалуй, за время общения с братом Эва видела, что ему отчаянно не хватает мимических способностей, чтобы выразить творящееся у него на душе. Трэв слабо улыбнулся, немного неловко накрыл руку сестры своей. Аккуратно, почти невесомо скользнул кончиками пальцев по кисти Эвы и тихо вздохнул, прикрывая глаза. Губы Дженкинса шевельнулись - он хотел что-то сказать, но и слов подобрать не мог.
Поэтому, когда мужчина снова открыл глаза, глядя на сестру, в его взгляде весьма явственно читалась абсолютная беспомощность.
Руку Эвы он не отпускал, все еще мягко к ней прикасаясь, словно боясь и дотронуться нормально, и потерять это ощущение знакомого, родного тепла под пальцами.
- Волчонок... - тихонько позвала сестра.
Блондин чуть вздрогнул, улыбнувшись немного болезненно. Очень осторожно, все еще не доверяя ни себе, ни своим мыслям, он отпустил руку сестры, едва ощутимо пройдясь пальцами по ней до плеча Эвы. Потянулся к шраму. Бросил на Эву полный волнения взгляд, но все же дотронулся до когда-то серьезно поврежденной части лица. Нахмурился, качнув головой, обеспокоенно поджал губы. Ему явно было стыдно за то, что это случилось - а ведь мог бы прийти вовремя, мог бы не допустить, уберечь, защитить... Но на лице Трэванса не проступало ни намека на отвращение, наоборот, шрама он касался почти нежно.
По его скромному мнению, эта боевая отметина не могла сделать из его сестры человека менее красивого. И ничто не сможет, потому что настоящая красота - она от души.
А мог ли быть кто-то, в ком Дженкинс бы настолько же не сомневался?
- Прости, что разбудил тебя. - повинился наемник, - Я честно старался потише.
- Все в порядке. - Эва одарила братца теплой, все еще самую малость сонной, улыбкой.
Этот самый братец в момент сбился с мысли, забыв, что хотел сказать дальше. Только расплылся в ответной улыбке, чувствуя себя непроходимым идиотом. Но что еще он мог сделать, если Эва такая чудесная?
Тихо хмыкнув в ответ на собственные мысли, оперся рукой о кровать возле плеча сестры и склонился к ней, поцеловав в лоб.
- Я не буду больше тебе мешать. - обжигая кожу теплым дыханием, прошептал он, - Отдыхай.
После чего честно отстранился, хоть это и стоило определенных моральных усилий. Трэванс поймал себя на мысли, что с удовольствием бы задержался в таком положении, касаясь лица Эвы губами, вдыхая тонкий аромат ее кожи...
Додумать, впрочем, Трэв не успел, потому что в этот момент сестра поймала его за рукав. Причем когда он ошарашенно на нее взглянул, она ответила ему не менее недоуменным взглядом. Покосилась на свои пальцы, держащиеся за ткань рубашки брата, и стала еще более растерянной.
Повисла неловкая тишина.

@темы: чудят, синеглазый менталист, воробушковый дом, dragon age

00:55 

Его высокая, чуть сутулая фигура неизменно производила впечатление, хоть мужчина и пытался его не привлекать всеми силами. Его образ составляли замурзанный пиджак, как и его хозяин, знавший куда более хорошие времена, рубашка, однажды бывшая белой (до того, как обладатель потерял "Ласку"), безразмерные брюки на подтяжках и потертые жизнью и обстоятельствами старые туфли. Все это великолепие отчаянно силился скрыть плащ, по возрасту могущий поспорить не то, что с детективом, его носящим, но и с его бабушкой, которая, собственно, этот самый плащ и подарила любимому внуку (остался он от дедушки, потомственного сыщика в колене эдак пятом). Из одного кармана кокетливо выглядывала рукоять пистолета (второй маринуется в кобуре под мышкой), из другого - горлышко маленькой бутылки дешевого вискаря (объясняющая легкий спиртовой шлейф, преследовавший пасмурную фигуру).
Лицом мужчина был суров не менее. Из под кустистых светлых, как первый снег, бровей, утопая в обильных синяках, смотрели цепкие зеленые глаза. Брутальные черты лица осложнялись (хотя, казалось бы, куда еще сложнее?) отсутствием щетины. Ее заменяли светлые полосы шрамов.
Ты хочешь знать, откуда у меня этот шрам, детка? Ты не сможешь жить с этой правдой.
Когда-то давно, когда частный детектив был не так суров, пропит и кустист бровями, горела квартира его соседки. Район был мутный и грязный, как донышко лежалой бутылки, и никто помогать не торопился. И мальчишка сам, в одиночку, вытаскивал из пылающих апартаментов тех, кого еще можно было спасти. Котят. Он любил котят.
Прошедшее время здесь ключевое. С тех пор он ненавидит соседок, пожары и ОСОБЕННО - кошек.
Мужчина поднял взгляд, посмотрев вверх, на отвратительно резко-белое небо из под своей стильной (и не очень съеденной молью) шляпы. В такие дни, как сегодня, он частенько предавался воспоминаниям (и выпивке), потому что его гостья с пасмурным прошлым не появлялась, а вид фотографии пропавших много лет назад жены и детей (и фото бабушки, но бабушка не пропала... по крайней мере, не в том смысле) становился особенно невыносимым.
Подумать только. Когда-то у него были друзья. Но один из них, типичный рубаха-парень, связался не с теми ребятами. Излишний радикализм никого не доводил до добра, не довел и его. В итоге парень числился участником знаменитого поджога дома престарелых. Если бы их пути когда-нибудь снова пересеклись, детектив бы убил его. Он не был уверен на все сто процентов (около сорока которых содержались в вискаре), хватит ли ему решимости, но специально для этого носил с собой револьвер с одним-единственным патроном в барабане (именно его рукоятка торчала из кармана, если кто не догнал).
Другая подруга, с которой они однажды помешали стае буйных якудза захватить власть в их пыльном городишке (экс-рубаха-парень и последующий персонаж помогали по мере сил), пропала. Просто однажды, когда они отмечали победу, она разбила бутылку о его голову (не больнее, чем разбитое в этот же момент сердце), а когда сыщик пришел в себя, девушки и след простыл.
Третья персона - это контрабандист-коротышка с вечным обрезом при себе. Говорят, когда-то именно из него он пристрелил свою шлюху-жену, и с тех пор назвал оружие в честь нее, потому что в отличие от оригинала, Мари-двустволка его не бросит.
Детектив этого не знал. И не хотел знать.
Выбросив опустевшую емкость из-под спиртного, он, покачиваясь, побрел прочь от автобусной остановки, забытой, казалось, не только людьми, но и автобусами, которые должны были к ней приезжать.
Шел снег.

@темы: мракобесие сегодня в зените, накрыло, нуар, тевинтерский детектив

02:32 

это выглядит примерно так:
- вставай, вампирская задница. отдохнул
- что за дела?
- ты переезжаешь?
- а куда?
- да НЕТ ВРЕМЕНИ ОБЪЯСНЯТЬ! кидай пожитки - и за дверь!
- ок ок ок, не кипятись! что брать-то?
- бери меч
- а второй?
- второй тоже бери, но я пока подумаю
- а раса какая?
- человек
- ты окончательно охуела?
- я тебе сейчас ухо отгрызу
- ок ок ок. возраст брать?
- нет
- вампирский шмот?
- нет
- родословную?
- нет
- даже ФАМИЛЬНУЮ ИСТОРИЮ БЛУДА?
- а. точно. отца бери
- скилл подчинения?
- нет
- регенерацию?
- нет
- скорость?
- нет
- ты охуела
- херак!
- ааааа ебаные эльфы воимя тёмного бога Маориса ЗА ЧТО?
- херак!
- а магические примочки?
- нет
- НУ ПАЧИМУ?
- по классу не проходишь
- но...
- и по родословной
- но...
- и это будет слишком читерно
- но я...
- бери статы харизмы и интеллекта, и покончим с этим
- ну ла-адно... если ты просишь
- херак!
- а-а-а-а-а! пыточная Колфернов, возьми меня обратно!
- у меня заканчивается терпение
- да зачем я тебе понадобился?
- тян нужен спутник
- расово верной тян?
- расово верной тян
- а романтический интерес?
- нет
- ЧТО?
- заткнись! это - чужая реплика
- да КАК ТАК?
- у неё био и характер пиздец
- напугала
- и мораль в космос
- да блять
- и за ней бдят
- да я ебал
- ТЫ ЕЩЁ НЕ СОБРАН?
- да ок ок ок! я согласен! иду уже!

@темы: Кай собирается, муки творчества

22:03 

И мы скоро расстанемся (название полно фарса)

1. Список участников: Shanae Airtre, Fenris.
2. Время действия: 9:37 Века Дракона, 30-й день Умбралиса.
3. Место действия: улицы Ансбурга, таверна "Угол"
4. Краткое описание: спонтанные добрые поступки не так просты, как это может показаться обывателю. Даже если ты сумеешь продумать наперёд, найти запасные пути и всё предусмотреть, рано или поздно появится обстоятельство. Прежде незамеченное, оно разрушит план основательно. Шокирует и ввергнет в глубокое отчаяние.

@темы: dragon age, Фенрис, Шани, Шани жжет напалмом

21:43 

Случайность, не более того

1. Список участников: Shanae Airtre ( +Aiden Airtre), Fenris.
2. Время действия: 9:37 Века Дракона, двадцать девятый день Умбралиса.
3. Место действия: Народная тропа от Маркхама в сторону Ансбурга, и далее.
4. Краткое описание: Страхи и желания заставляют действовать каждого. Обдуманно или сгоряча, сообща или в одиночку. Особой роли для "обстоятельств" это не играет. Так рождаются случайности.

пафоснэ~

@темы: dragon age, Фенрис, Шани, тевинтерское правосудие

01:11 

Кайлан лежал в своей комнате. Можно даже сказать, что бежал он на походных сумках. Лежал, заведя руки за голову, в полной темноте пялился в потолок и тихо, почти что медитативно всё ненавидел. Причин у него на это было предостаточно, но если обобщить – его обидели.
Ну, ладно. Пусть не все. Но для вычленения из контекста не было времени. Он и без того массу времени здесь потратил. И денег. И, сраные магистры, сил. Текхо имел все основания для того, чтобы предполагать, что по части подвигов он переплюнул своего знаменитого тёзку ещё года два назад. Осознание этого не утешало, а совсем даже наоборот.
Его жизнь в Убежище и временно - за его пределами была полна подвигов и событий. Он все эти грёбаные годы стоически сражался с разбойниками, воинствующими магами, одержимыми, порождениями тьмы, драконами, какими-то совсем не осмысляемыми персонажами, храмовниками и Старыми Королём. С последними двумя время от времени пил, но это, надо отметить, тоже не прибавляло здоровья!
Ворча на манер мабари, Кайлан перевернулся на бок лицом к стене. Стоило мечнику заметить, что за месяц он привык оставлять между собой и стеной расстояние, достаточное для одной маленькой магессы с котом. Чертыхнувшись, Текхо скрестил руки на груди и закрыл глаза. Просто уснуть. Просто, мать вашу, уснуть. К порождениям это всё, завтра он уходит. Он так решил.
Но саму дату, если честно, назначил Арен. В тот памятный день месяц назад Охотник подошёл к нему и заявил, что пока любовь всей его жизни не раздумала и не скрылась в неизвестном направлении, надо её хватать в охапку и уже самому в этом направлении нести. Тонкость заключалась в том, что экс...экст...экспортировать, сука, надо не только Ласерту, но и ватагу орлесианских убийц, что уже практически разленились без достойной работы. И поведёт их уже не Арен. Ну, то есть, конечно, Арен. Но не тот.
В тот же вечер Кайлан решил, что либо наконец сложит своё навязчивое личное счастье, либо погибнет, пытаясь. Астэ поведала ему секрет, содержание которого открывало глаза на эту проклятущую, непреодолимую тягу постоянно оставаться рядом с отцом. Что ж, не всем Стражам так на закате «карьеры» везёт.
Сперва практически вынес на себе дверь в комнату Йована. Кто-то невысокий и изящный шмыгнул за перегородку, но в тот раз неузнанный девичий стан не привлёк должного внимания старшего Текхо. С женщинами – оно завсегда непонятно, и должны же быть у мага крови на старости лет какие-то свои секреты. С трепетом хранимый прах Андрасте был передан из рук в руки. Чуть погодя Кай в похожей манере уже ломился к Андерсу. Он был вооружён бутылкой с критически полезным для здоровья зельем и энтузиазмом, граничащим с истинной геройской решительностью. До последнего момента Кайлан не был уверен в том, что сделает6 упадёт перед старым целителем на колени или переломает тому все конечности, дабы не отбивался от лечения. Удивительно, но не пришлось делать ни того ни другого. Они просто сели за стол и поговорили. Кай, не стесняясь в выражениях, напомнил одержимому, что тот умрёт. Обязательно умрёт. В муках, нагов сын, он умрёт. Причина особой роли не играла, но факт сам по себе неоспорим. И чёрт бы с ним, но Астэ после такого страшно расстроится. И, дабы не тревожить её покой больше обычного, надо лечиться. Либо погибнуть, пытаясь.
Созерцая до самого утра отрубившегося после принятия зелья Андерса, старший Текхо весьма обоснованно полагал, что является свидетелем второго варианта развития событий. Но нет, поразительно живучий кошара ко всеобщей (неожиданной) радости оклемался. Кровь Старого Короля от скверны очистилась, и за ночные приступы, которые, как оказалось, имели место быть, можно было больше не волноваться.
Следующим, как тогда казалось Кайлану, заключительным пунктом в плане по облагораживанию собственной жизни было поймать Астэ и потребовать от неё исполнения просьбы. С её стороны было весьма опрометчиво обещать «что угодно», а сказанного не воротишь. Орлесианский охотник был тем ещё потрошителем, но не садистом. Потому принуждать крохотную отступницу к выполнению уговора было непросто. Но не останавливаться же за шаг! Он дал себе слово.
Просьба была простой – каждую ночь в течение месяца с ним спать. Вот на этом самом месте, у стены. Всего лишь приходить ночью и спать рядом. Проблема возникла там, где её не ждали. Астэ убегала и пряталась. Но скорости, фантазии и харизмы ей для полной победы не хватало. Иногда она приходила с кошкой, иногда – с подушкой. А иногда приходилось отправляться на поиски, что моментально стало новой потехой для Убежища. Вроде игры: найдёт или не найдёт? Но Кайлан раз за разом находил, преодолевая преграды, ни с какими драконами в сравнение не идущими.
Прогресс был. Через неделю одноухая ферелденка действительно стала засыпать, через две – не пыталась заползти на стену.
И вот сегодня, в последний день, Астэ пропала. С самого утра её не видел никто, кроме Андерса. К папочке она побежала предупредить, чтобы он не волновался, и что скоро она вернётся. И исчезла. До самой ночи она не вернулась. И вот Кай лежал на кровати, ворочался, переживал и злился от того, что в этом жесте явно скрывался однозначный намёк.
Ну и пусть. К чёрту. Он уйдёт, как давненько ещё грозился. Благо, есть дела поважнее беготни за Биард, которая только и знает, что накручивать как саму себя, так и его. Все доводы Текхо знал наизусть: знал и про нестабильность одержимости, и про названого отца (но это теперь отпадало), и про болезни, и про Убежище, и про непредсказуемую жизнь, и про войну, и про анафему... Да про всё, вообще про всё. Она, что, считает его совсем безголовым? Втемяшила себе в голову, что «так будет лучше». Для кого, мать её, лучше? «Я разобью тебе сердце». Сраные магистры!
К чёрту. К чёрту. К чёрту. Мотнув головой, Кайлан отбросил неприятные мысли так же, как обычно отгонял уколы совести. Решение было принято. До рассвета надо было ещё отдохнуть. Дорога предстояла долгая.
Из сна орлесианца выдернуло ощущение чьего-то присутствия. Он вздрогнул и открыл глаза. В нос Кая уткнулся уголок расшитой подушки. Задремавшая было Астэ тоже встрепенулась. Задрав голову, она взглянула на старшего Текхо своими большими синющими глазами.
- Я тебя разбудила? Ой, подушка уехала!
Девушка хихикнула и притянула подушку к себе. До конца не веря в то, что это – не сон, Кайлан осторожно коснулся плеча Астэ. Холодное.
- Ты...правда пришла? – Голос звучал как-то странно, дрожаще.
Не дожидаясь ответа, темноволосый мечник притянул Биард к себе. Она была совсем холодная. Надо было её согреть.
Астэ не вырывалась и не застывала, будто перепуганная до смерти. Совсем наоборот: девушка придвинулась ближе, очень доверчиво, и хихикнула, коснувшись ладошкой небритой щеки Кая.
Какое-то время они так и лежали. Маленькая отступница молчала. Может быть она, конечно, и мурчала, но за гулом колотящегося сердца орлесианец этого не расслышал.
- Я была в старой церкви, - заговорила Астэ так тихо, будто бы боялась, что её кто-то услышит.
Кайлан не мог этого понять: для него никого в мире больше не существовало. Но это было не очень-то и важно. Он просто лежал и слушал.
- Ты знал, что в старом городе есть церковь? – Кай не знал, потому промолчал. – Я бегала туда сегодня...побыла там немного, и к тебе. Это далеко. Я испугалась, что не успею, но не сходить никак не могла!
Девушка глубоко вздохнула. Медленно выдохнув, она приподнялась на локте и осторожно, как она одна умела делать что-то осторожно, поцеловала охотника в щёку.
- Сходим туда завтра вдвоём? Когда выспимся?
Кайлан поднёс руку к лицу, закрывая глаза.
- Конечно сходим.

@темы: dragon age, Астэ урурур, МИЛОТА ПРО КАЙЛАНА!1расрас, СОБЫТИЕ ВЕКА

01:06 

Во сне не задумываешься, откуда в лесу может быть старая деревянная лавка.
Она и не задумывалась. Сидела, уперев руки в шероховатую поверхность старых досок, сгладить которые не могла никакая заранее проведенная шлифовка - с того момента больно много времени прошло, и теперь все вмятины, трещины и порезы были словно рубцы на старческой коже.
Вокруг все было очень теплое и цветное. Темно-коричневые росчерки стволов казались толстыми канатами, соединяющими бушующие моря многоцветья снизу и сверху. Всполохи пурпура, огненно-рыжего, мазки золота. Словно неведомый художник, раскрашивая землю, в порыве безумного, граничащего с веселым отчаянием, вдохновения забрызгал красками и потолок.
Темно-серое, по-осеннему тяжелое, небо едва заметно пробивалось сквозь это буйство. Как и молочно-белая дымка тумана - где-то там, далеко за деревьями.
Ирика качала почему-то босыми ногами и ни о чем не думала. Ей было безмятежно. Это странное и непривычное ощущение будило какие-то полузабытые воспоминания детства.
Всю сознательную жизнь она провела в осознании опасности. Страшные сны Тени, храмовники, демоны - для любого маленького мага, растущего вне Круга, мир враждебен. Но и в Круге далеко не всегда можно обрести покой... вернее, в этом-то как раз и проблема. Ирика не желала покоя через усмирение.
А еще ей всегда говорили, что маги крови - опасные сумасшедшие. И Рыжик, будучи девочкой понятливой и разумной, темные знания обходила настолько стороной, насколько возможно. Чтобы потом понять, как ничтожно мало она может для защиты себя и близких. Да и Йован оказался совсем не таким, как ей рисовали типичного кровавого мага - интеллигентный мужчина, весьма аккуратно использующий данные ему возможности.
Прохладный ветерок, почти ласково щекотавший не обутые ноги девушки, как-то незаметно стал очень холодным. Ирика поежилась, заозиравшись. Возможно, ей показалось, но границы предметов стали чуть более размытыми. Да и сами цвета, и без того мучительно яркие, практически резали глаза своей контрастностью.
Юная магесса аккуратно сползла с лавки, оставляя насиженное место. Что-то отдалялось от нее, как медленно затягиваемое облаками солнце. Чувство безмятежности стало вдруг ощущаться приторным ядом, щедро плеснутым в травяной отвар. Ирика, прижимая руки к груди, поплелась прочь от поляны, где сидела. Зрение было, как при головокружении - стоит повернуться, и контуры объектов плывут, остаются только цвета. Становилось все холоднее.
Не могло оставаться никаких сомнений. Она проваливалась в Тень. Паниковать было нельзя - это Ирика знала. Но когда впереди замаячил огромный неясный силуэт - эта задача осложнилась вразы. Постепенно, вырвавшись из плена деревьев, девушка подошла ближе. Сначала проступили очертания витой ограды, местами поросшей плющом. Потом более-менее внятные формы приобрел дом, разлегшийся за забором подобно старому дракону. В голове тем временем зазвучал странный шум. Пока что очень тихий.
Во сне не может щипать в глазах, но Ирике было страшно именно до слез. Она сжала пальцы в кулаки, все еще прижимая к груди руки. Остановилась, чувствуя босыми ногами выложенную из камня тропинку, ведущую к огромным кованным воротам.
Медленно, отвоевывая (или проигрывая?) каждый шаг, магесса крови направилась вперед, чутко прислушиваясь к хрусту веточек под своими ногами. Потому что кроме этого звука и странного шума больше не было ничего. Неживая, хрустальная тишина.
Уже почти подойдя к воротам, Ирика вдруг заметила за ними фигуру. Высокая. Длинные волосы развеваются на неизвестно откуда взявшемся ветру. Он же хлопает полами длинного плаща. Рыжей холодно, она ежится, неловко обнимая сама себя за плечи.
Ей больше не хочется идти вперед, но ноги несут ее сами. Фигура все ближе, девушка вот-вот сможет разглядеть лицо человека.
И вдруг... сочетание событий, резкость смены впечатлений, острота образа - магессу парализовало от бесконечного, суеверного, первобытного ужаса.
Пустые глаза. Тонкие губы плотно сжаты, но девушка готова была спорить, что рот твари полон острых зубов. Руки вытянуты вдоль тела, но она почти видела, как они могут тянуться к ней сквозь прутья ограды.
Шум в голове сложился в слово.
"Моя."
Они стояли друг напротив друга. Хлопанье плаща. Направленный взгляд мертвых, как иссохшая земля, глаз. Бесконечный холод, забирающийся под коже мириадами игл. Песок, забивший горло, скребущийся при попытке не то что закричать - подумать о своем голосе.
Ирика медленно вздохнула, поднимая взгляд. Она сама не знала, почему это сделала. Просто вскинула глаза вверх - как раз вовремя, чтобы увидеть крупный золотисто-рыжий кленовый лист, медленно опускающийся с ветки.
Оброненный деревом клочок осени, покачиваясь, плыл по воздуху, игнорируя ветер.
Медленно. Ирика закрыла глаза одновременно с тем, как край листа задел ее щеку. И когда ресницы девушки дрогнули, поднимаясь...
Когда ресницы девушки дрогнули, поднимаясь, она увидела Этха, сидящего рядом с ней. Его рука все еще была протянута к ней. Он тут же вздрогнул, собираясь убрать руку. Ирика подалась следом, чтобы еще раз почувствовать соприкосновение своей кожи и его пальцев. Легкий, едва-едва пойманный момент между тем, как точки соприкосновения вновь перестанут таковыми быть.
Девушка уперлась ладонями в лавку, на которой сидела, подняла взгляд к потолку, словно опасаясь вновь увидеть серое, как грязная мыльная вода, небо сквозь ворох ненормально цветной листвы.
Потом перевела взгляд на Этх'Рэйвас-эль'Гарха и одними губами произнесла: "Спасибо".
Если демоны когда-нибудь ее и получат, то уже не сегодня. А в следующий раз она будет уже на ступеньку выше. На один кленовый лист сильнее. На одно прикосновение легче.

@темы: dragon age, на прикосновение легче, демон-из-Тени, будни кровавых магов, Этх урурур

00:57 

До тех пор, пока Андерс не взял её на руки, Астэ поднималась по тому, что именовалось лестницей, практически ползком. Голова гудела, руки дрожали, рёбра ныли от особо удачного пинка латным ботинком. Но жаловаться не было никакого желания: окружающим много хуже.
Папа ругался. Он не произносил гневную тираду, несущую в себе какой-то призыв или смысл. Просто ругался, поносил храмовников и невозможность с ними раз и навсегда расправиться на чём свет стоит.
Идущий впереди Арен отпихнул в сторону останки дверей, и привалился спиной к косяку. Шарил по карманам ремня и окидывал взглядом ободранных отступников.
- А вы пробовали деньги? – Громко, со свойственной лишь ему одному интонацией уточнил Охотник.
Все остановились. Поймав на себе с десяток взглядов разной недоуменности и раздражённости, орлесианец пояснил:
- Ну, деньги. Они зачастую помогают!

@темы: ключ от всех дверей, доктор Арен рекомендует, dragon age

00:37 

- Ты так любишь судить сгоряча! - Виктор махнул алебардой, которую держал, едва не заехав собеседнице по уху.
Впрочем, не то, чтобы он этого совсем не хотел.
Кассандра недовольно сморщилась, дернувшись в сторону. Упрямо тряхнула короткой копной русых волос.
- Пошел ты к Маферату, Вик. - прорычала она, - Я просто ненавижу магов - и имею на то все основания, усек?
- Я думаю, - стрельнув глазами в сторону окна, протянул юный храмовник, - Тебя родители все-таки не так назвали.
- И как же им стоило меня назвать? - источая яд одними интонациями, уточнила девушка.
- Мередит. - очень скучным тоном держал ответ Виктор.
Парой мгновений позже ему пришлось держать уже не ответ и алебарду, а алебарду и защиту.

@темы: dragon age, звезды Старкхэвена

15:06 

Ирика набрала в грудь побольше воздуху... Заорать бы сейчас во всю мощь легких! Как же они замучили, с самого утра как с цепи сорвались. Ничего нормально без ее вмешательства сделать не могут, тут им все не нравится, тут надо прицепиться...
Магесса еще раз взглянула на собеседника своими теплыми зеленовато-карими глазами, в которых поблескивали искорки (она сейчас дичайше напоминала Ласерту)... и ничего не сказала.
Даже задавила неблагородный порыв показать неприличный жест (тоже подхваченный от Лас), махнула рукой и потопала по коридору. Настроение было самое что ни на есть препохабнейшее. Но если Рыжая-старшая могла в такой момент уйти, как выражается Мэррик, гонять Арена через окна, то у младшей в рукаве таких козырей не было. Оставалось или безудержно психовать, чего Ирика не любила, считая напрасной тратой сил, или мучительно задавливать эмоции, что было достаточно болезненным занятием.
Внезапно открывшаяся дверь едва не пришибла ушедшую в себя девушку. Она закатила глаза, мысленно воззвав к Создателю. Выскочившая из комнаты Софи перепуганно глянула на доведенную до кипения магичку, скомканно пропищала извинения и дико унеслась, не желая испытать на себе гнев Ирики, который, судя по глазам оной, уже просто расплескивался понемногу, так его было много.
Что ж. Разумное решение.
Рыжая-младшая, придерживая все-таки задетое дверью плечо, поплелась дальше. Жаждалось проклинать все на свете, но это было бы неразумно. И некрасиво. И бесполезно. А уж как стыдно было бы за свою несдержанность потом...
Да и если, откровенно говоря, позволить себе сейчас начать ругаться хотя бы шепотом, то это возымеет эффект трещины в плотине - разорвет потом аки жадность торговца.
Так что Ирика хранила пасмурное молчание, огревая случайных встречных далекими от миролюбивых взглядами. Мэррик, мимоходом тершийся в коридоре, крикнул ей в спину, что еще немного, и у нее волосы в змей превратятся, как у некой фольклорной дамы. Ну и пошел... в Глубинные Тропы, умник языкастый.
Девушка, не глядя, показала назад тот самый неприличный жест, который уберегла в начале. Белкин сын счастливо захохотал.
Спустившись по лестнице, юная дева уже собиралась топать дальше, но задержалась возле одной из приоткрытых дверей, увидев знакомую фигуру. Этх'Рэйвас-эль'Гарх скромно пристроился на лавке за столом. Сидел, сложив руки на столешнице и, видимо, о чем-то ненапряжно размышлял.
Имя гостя Ирика запомнила очень быстро, в отличие от большинства окружающих, ради упрощения жизни которых было в итоге принято непростое решение о семейном прозвище новенького - Этх. Просто и незамысловато.
Магичка осторожно проскользнула в помещение, прикрыв за собой дверь. Этх наконец заметил девушку. Встретившись с ним взглядом, Рыжая-младшая отчего-то растерялась. Вообще, она и раньше приходила с ним посидеть, если сильно допекали, но сейчас она действительно случайно тут оказалась. Только сейчас она подумала, что, пожалуй, не хотела бы ему на глаза попадаться, будучи настолько злой.
- Привет... - магичка помахала парню рукой.
Попыталась улыбнуться... и вдруг поняла, что от злости, мгновениями раньше буквально душившей девушку, осталось только чудовищная усталость.
- Я опять от всех сбежала. - сопровождая речь эмоциональной жестикуляцией, пояснила Ирика, - Сил моих нет, они специально это все делают, что ли?
Она беспомощно всплеснула руками и страдальчески наморщила лоб. Обошла стол, присев на лавку рядом с Этхом.
- Я же правда-правда стараюсь... - пробормотала девушка, одергивая край кофты.
Очень замучено вздохнув, Ирика по сложившейся традиции уткнулась носом в плечо "собеседника". Он, как это иногда случалось, легонько вздрогнул, но не отстранился.
...было очень тихо. В комнате, в коридоре. Только через окно с улицы доносились голоса детей, играющих в еще не подтаявшем снегу. Зима в этот раз была странная - то теплая, то холодная, но сейчас белой крупы было вдоволь. Ну, на поиграть, по крайней мере, точно хватит.
Ирика снова вздохнула, но в этот раз очень медленно, стараясь удержать подступившие слезы. От огня неизменно остается пепелище, усталость сменяется обессиленностью. Но сейчас, сидя рядом с Этх'Рэйвас-эль'Гархом, она чувствовала, как напряжение постепенно отпускает. Сейчас не нужно было ни с кем воевать или спорить, никто ни в чем ее не подозревал и никак не воспитывал. В падающем сквозь окно свете медленно кружились пушинки, а на улице верещали маленькие дети.
И даже истерзанные очередной порцией обучения предплечья совсем не болели. Девушка аккуратно поймала подрагивающими пальцами сразу обеих рук рукав Этха и притихла, похожая на маленькую усталую лисичку.
Было очень тепло.

@темы: dragon age, Рыжая-младшая, Этх урурур

15:05 

Драконий век легко распахивает крылья.
Успеем ли спасти из пламени хоть что-то?
В мечтаниях себя я представляла сильной,
Но сила где, когда беда стучит в ворота?

Ирика вновь взглянула на обрывок бумаги в своих руках и тяжело вздохнула, приваливаясь боком к стене. Младший из братьев, когда читал этот стих, выглядел до ужаса беззащитным. Чья же рука выводила загадочные строки? Помнится, девушка даже решилась обратиться к Кайлану в надежде узнать, что такого печального случилось в жизни у Мэррика. Однако старший, как оказалось, ничего не знал. Сам же "белкин сын", как его называли все, включая Ласерту, наличие заветного пергамента у юной девы начисто игнорировал. Складывалось впечатление, что он словно бы отдал Ирике вместе с этим куском пожелтевшей от времени и пережитого бумаги какой-то обрывок своего прошлого, возможно, тяготивший парня.
Рыжая-младшая находила это до ужаса нечестным. Выбросить она эту вещь так и не смогла - останавливало осознание того, что когда-то этот листок явно представлял для убийцы нешуточную ценность. Но и просто жить с этим девушка не могла. Ей будто бы всучили до ужаса загадочную шкатулку, ключ от которой то ли потеряли, то ли просто не сочли нужным отдавать и его.
С тихим, неприятным звуком на листок, покоящийся на коленках магички, упала темная капля. Ирика вздрогнула, глядя на не недоуменно, почти испуганно - как, откуда? Потом только сообразила, что по левой руке, которой она рассеянно поправляла волосы, ползет странный холодок.
Разошлась-таки рана. Последний урок дал о себе знать.
Не застань это событие солнечно-рыжую мелочь в столь растрепанных чувствах, она бы так глупо не попалась. Но из песни слов не выкинешь.
- Вообще-то, в этой истории было достаточно крови.
Сидящая на ступеньке Ирика вскинула взгляд на подпирающего спиной стену Мэррика. Дых-ханье Создателя! Легок на помине.
- Мне-то откуда знать? - буркнула девушка, раздраженно опуская съехавший к локтю рукав, слишком широкий для своей обладательницы, - Может, и достаточно.
- Да я что. - усмехнулся белкин сын, - Я ничего. Что с рукой?
Он задал вопрос очень легким, почти безмятежным тоном. Но в этой беззаботности юной магичке чудилась синь весеннего льда. Та самая, которой поблескивал один из глаз веснушчатого убийцы. Ирика давно обратила внимание, что помимо разноцветности, глаза юноши обладают еще одним свойством - тот, что был холодно-синий, постоянно менял... даже не цвет, а скорее оттенок. Чем удивительно подчеркивал те или иные повадки обладателя.
От этого рыжую магессу неслабо передергивало порой.
- Нормально все. - буркнула Ирика, - Порезалась, пока помогала на кухне.
- Вот как. - парень покивал, запуская руку в черные, как смоль, волосы, - Ты поаккуратнее. А то Ласерта будет волноваться.
Ирика вздрогнула и слегка нахмурилась.
- Ласерте, - осторожно начала она, - И без того хватает забот.
Парень хохотнул, согласно кивая.
- Еще как! Бравого Охотника окнами гонять - это не у каждого получается, да и ей не так-то просто дается. Тут уж, конечно, не до остальных. Оно, может, и хорошо.
Он чуть пружинящим, как у целеустремленной кошки, шагом прошел мимо Ирики. Та задумчиво прислушивалась к скрипу ступеней... но его не было. Некоторые жители Убежища имеют возмутительную привычку передвигаться совершенно бесшумно.
Она почти расслабилась, медленно возвращаясь к прежним размышлениям, когда прозвучавший из-за спины голос заставил Ирику буквально примерзнуть к месту:
- А на кухне, кстати, сегодня дежурит Софи. Я пол утра помогал ей картофель тягать. Мешками, если тебе интересно.
Девушка еще долго просидела, просто глядя в пространство широко раскрытыми глазами, но из-за спины больше никто и ничего не говорил.

@темы: Мэррик-Хичкок, Ирика на измене, dragon age, белкин сын и поэзия - загадка века

15:03 

Всё происходило неспешно. Так, будто дополнительная осторожность поможет избежать ошибок и поломок. Так, как в роще тянут вверх ветви молодые стройные деревья. Так, как ходят по синему льду в первый месяц весны. Это положение вещей нравилось отшельнице, не желающей впускать в свою жизнь непрошенные перемены.
Беглец пересек порог её дома в день Середины лета. Это был знак. Знак из таких, что не следовало разгадывать. Арье не любила беспредметных разговоров, потому до осени они жили в молчании. Даже шумный щенок мабари привык соблюдать тишину. Жаркое лето было полно пения птиц, запаха собранных трав и ожидания.
Осень как никогда лучше подходила для разговоров и магического пламени. Маленькая девушка привыкла к тому, что просыпаясь она видит на мехах спящего беглеца и его пса. Пришло время назвать свои имена и поговорить. Это была первая для отшельницы хлопотная осень: припасов на снежную пору даже по самым скромным подсчётам требовалось намного больше. Они с Сайреном собирали те ягоды и грибы, что можно было употребить в пищу или использовать для снадобий. В день, когда миновало четырнадцать лет с момента появления на свет Арье, они нашли дикую яблоню. Не очень успешно охотились. У подросшего Гирифа получалось лучше. Вечерами, пока они сидели за столом и перебирали то, что собрали за день, Сай рассказывал истории. Интересные истории о том, что он видел и что знает. Арье была почти благодарна за внимание и вежливость гостя. Она почти ждала наступления вечера и была почти рада появлению названного гостя у заводи в день Середины лета.
Когда выпал снег, Арье привыкла. Просыпаясь в своей постели, она первым делом глядела на шкуры, перенесённые ближе к очагу. Вставая задолго до солнца, она накрывала на стол. Вид двух деревянных мисок стал нравиться ей гораздо больше. Отшельница касалась пшеничных волос Сайрена. Он всегда хорошо от этого просыпался. Тормошила быстро выросшего пса, если он вернулся с охоты в прошлый день засветло и был пущен в дом. День начинался и заканчивался в молчании. В молчании отличном от того, летнего. Они с Сайреном ничего не говорили потому, что всё уже друг о друге знали. А о том, что не знали наверняка, догадывались.
Неприятным сюрпризом, разрушившим ежедневную размеренность, стало исчезновение Гирифа. Оно заставило их говорить и беспокоиться, потратив три дня на поиски. Эти беспокойные дни указали Арье на чувство, что прежде она к живым существам не испытывала. Это была сильная привязанность. Или что-то сродни тому. Привыкнув раз, она была способна в поисках утраченного свернуть горы.
Сворачивать горы тогда не потребовалось. Пес вернулся через десять дней, за которые Арье успела узнать о многом. Например о том, что она способна долго говорить о вещах, что её волнуют, и что двоим, совершенно не умеющим целоваться, научиться это делать совершенно не составит труда, а спать вдвоём гораздо лучше чем по отдельности. Перемены приходили в дом неспешно.

@темы: dragon age, родители спасительницы рода магического, умение грамотно ждать собаку

15:01 

- Выспался? – Мальчишка засопел, с трудом сталкивая лодку в воду. – Скатертью дорога! Денег за гостеприимство оставить не забудь!
Незваный гость только хохотнул. Из-за скверной дождливой погоды его серые глаза, контрастирующие с тёмной маской, цветом напоминали реку. Или наоборот, гарлок его пойми.
- Зачем вам, речным людям, деньги? В город хочешь вырваться? Или отцу на пойло не хватает?
Такому и отвечать противно. За вчерашний вечер, даже сев за стол, слова хорошего не сказал.
- Не твоя беда. Распорядимся как надо, знай – плати.
- Уж в этом я не сомневаюсь!
Он так мерзко засмеялся, что мальчик еле-еле удержал себя от того, чтобы не дать прямо по маске веслом. Или хотя бы попытаться! Оскорблённый юный орлесианец залез в лодку и всю свою злобу обратил в то, чтобы с одного раза оттолкнуться от песчаного берега. Получилось.
- Куда это ты поплыл? – Мужчина завёл руки за голову. – Мне же скучно!
Мальчик, раздражённый тоном своего собеседника, продемонстрировал глубокие познания в области жестикуляции. Столичный убийца расхохотался пуще прежнего, и, не взяв даже самого маленького разбега, запрыгнул в лодку. Сын рыбака задержал дыхание и замер, небезосновательно полагая, что тут-то старой лодке и конец. Но нет, не сбылось: прыжок оказался таким мягким, будто бы это была кошка, а не увешанный оружием и облачённый в доспех укреплённой кожи пассажир.
- Ты за сетью? Так и я с тобой!
Всё ещё не оправившийся от такого поворота событий мальчик механически кивнул и сунул в руки человека в маске весло. Мол, ты – тяжеленный боров, ты и греби.
Рыбацкий сын был так взвинчен, что чуть не упустил сеть. А когда не без помощи убийцы всё-таки втащил её в лодку, пожалел затраченных усилий.
- Да уж, - начал не замолкающий гость. – Улов в ваших краях убогий. Как и вы сами.
Рыбы в развёрнутой сети действительно не было. Зато была дыра. Размышляя над тем, сколько времени придётся потратить на починку и что сегодня съесть, мальчишка буркнул:
- Тебя никто не спрашивал. Где ты такого дерьма нажрался, что воняет без продыху?
Мужчина рассмеялся так, будто бы в жизни ничего смешнее не слышал.
- У вас и нажрался, вчера ещё!
Лёгким и стремительным движением он обернул целый угол сети вокруг не успевшего ничего сообразить мальчика, и столкнул его в воду. Рыбацкий сын отлично плавал, но, будучи связанным, мог разве что тонуть. Спасло его то, что он не успел вскрикнуть от испуга, и, пусть и тратя последние силы на борьбу с на удивление прочной сетью, не выдыхал.
Мужчина вытянул его и бросил на дно лодки, как бросают крупный улов. Здорово ударившись головой, мальчик стал кашлять и судорожно хватать ртом воздух. Только придя в себя, сын рыбака вытянулся так, как ему позволяла сеть, и перевернулся на спину. Над ним возвышался гость, вооружённый ножом. Хотя, с такими глазищами как у него и ножа не надо.
- Будь ты проклят, - захрипел мальчишка в попытке хоть как-то намстить перед смертью.
Мужчина хмыкнул и, не мудрствуя лукаво, наступил на него, перенеся на одну ногу большую часть своего веса.
- Что ты сказал? Я не расслышал.
Он говорил что-то ещё, но окончательно запутавшийся в сети маленький орлесианец был крайне занят попытками вывернуться и остаться при целых рёбрах. Хотелось ещё укусить мучителя, но что толку сапог кусать?
- Ах, и погубит меня добрая моя душа! – Человек в маске в последний раз душевно пнул свою жертву. - Ты мне нравишься, чертёнок. Я тебя забираю.
Одной рукой подняв верхнюю часть сети вместе с «уловом», ножом во второй руке он легко перерезал узлы. Мальчишка рухнул на дно качающейся лодки повторно, но на этот раз уже выбравшись из сети. Какое-то время он глядел на безнадёжно испорченные снасти, вид которых наталкивал его на мысли о грязной халупе и пустом погребе.
- Куда?
Оказалось, прошлый пинок был отнюдь не последним. Убрав нож в поясные ножны, мужчина завёл руки за голову и шумно выдохнул.
- Я что-то позабыл, вонючий рыбацкий сын. Как тебя зовут? – Как-то слишком беззлобно осведомился он.
Мальчик с полной уверенностью в том, что ещё всадит своему мучителю в горло нож, поднял глаза. Сжав губы, чтобы не сказать ещё чего и уберечь себя от последующих побоев, немного помолчал.
- Лойр.

@темы: dragon age, Лойр, Темный Арен: Начало, милашный рыбацкий сын

15:00 

Дверь в комнату распахнулась. На пороге, сопровождаемый далёким громовым раскатом, возник Йован. Сидящие за столом одновременно развернулись к нему.
- Добрый вечер, - начал носитель звания самого интеллигентного волка в Тедасе. – Я прибыл, дабы сообщить вам пренеприятнейшее известие.
Андерс нахмурил брови. Кайлан выпрямил спину. Мэррик с нетерпением заёрзал на стуле. Арен замер в радостном предвкушении.
- Ну, чёрт! – Первым сдался одержимый. – Не томи душу! Что успело произойти за двадцать минут?
Маг крови завёл руки за спину и вздохнул.
- Одна из молодых магесс просится ко мне в ученицы.
- Всего одна? – Практически искренне удивился Арен.
За столом наступило молчание. Было слышно, как у всех присутствующих в голове шевелятся мысли. У всех, кроме оставшегося в косяке Йована: он всё для себя уже давно решил. Да и только Благая Андрасте знает, что у него в голове.
- Выпороть! – Осенило преисполнившегося энтузиазмом белкиного сына.
- Выгнать, - выдохнул Старый Король.
- Вы...кхм. – На случай, если кто не догнал, Защитник местного разлива продемонстрировал весьма однозначный жест.
- Первое и третье предлагаю совместить! – Ввёл коррективы Охотник, для убедительности ударив кулаком по столу.
- Но... – Собрался было что-то несомненно важное добавить Йован.
- А потом уже сжечь!
Младший Текхо, знающий эту шутку, незамутнённо радостно рассмеялся. Кайлан, считающий свой план единственным рабочим, закатил глаза. Андерс устало фыркнул, уронил голову на руки и, кажется, уснул.
- Что хоть за дура? – Стал наводить информацию о будущем фронте работ Арен. – Красивая хоть?
- Не берусь судить, - маг пожал плечами. – Не стал бы вас беспокоить, не в первый раз. Но девушка явилась с планами, касающимися Кайлана.
Йован улыбнулся. По-доброму, но так, что всем вокруг сразу сделалось нехорошо. В этом случае, правда, только Каю.
- Ах, поверю! Ты мне сразу понравился, малефикар! – Арен встал из-за стола и уверенной походкой направился к двери. – Разберёмся с девкой!
- Я тебе, твою мать, «разберусь в девкой»! – Послышалось откуда-то из глубин коридора сквозь звук шагов.
Не сбавляя скорости Охотник сменил вектор движения на противоположный, и через два прыжка решительным движением распахнул окно.
- Разберёмся с девкой! Но потом!
Текхо чокнулись и накатили.

@темы: dragon age, Кэтрин хренов мститель, Текхо чокнулись, самый интеллигентный волк Тедаса

14:59 

За спиной слабло пощёлкивал серебристый магический барьер. За барьером дверь. За дверью дети. Если прислушаться, то можно услышать, как они плачут. Но Маферат с ним. Слёзы – не кровь, не перемрут. Пусть лучше сидят там, пока в этом Создателем (ой как смешно, животики надорвёшь) забытом Убежище все не утихомирятся. Ну, или хотя бы те, кто выжил и остался в своём уме. Остальных утихомирить – дело наживное.
Опираясь на один меч, Кайлан очень медленно обводил взглядом доступную ему часть коридора в поисках второго. Он прилагал максимум усилий для того, чтобы стоять ровно и не смотреть перед собой. Удавалось, если честно, крайне скверно. Глаза не замажешь, да и уши не заткнёшь. Громче детей, что по ту сторону двери, по эту сторону плакал Харлес.
Мужчина практически лежал на полу. Прижимая к себе то, что осталось от матери его сына, храмовник лил слёзы и кричал так, будто бы в последний раз. Это было не странно, но... странно. Орлесианец, будучи единственным выжившим в этой бойне, при появлении Харлеса испытал нестерпимый стыд и сожаление.
Мира была хорошей женщиной. Она оказалась единственной, кто не задумываясь побежал за ним защищать проход к детским. Они держали коридор, сражаясь плечом к плечу. Они преследовали одну и ту же цель. Разница заключалась в том, какие у них были на то причины. В то время, как Текхо в первую очередь нарушал планы бунтовщиков, ну а уже потом спасал абсолютно чужих детей, которых он и видел-то всего раза два или три, Мира дралась насмерть за собственную кровь. Роковым же обстоятельством в этой битве стало то, что Кай черпал силы для борьбы из злобы, а спутница его – из Тени.
Харлес вбежал тогда в коридор и, упав на колени перед обезображенным телом, какое-то время глядел на всё это с неподдельным удивлением. Глядел так, будто бы напрочь забыл о возможности мага стать одержимым. А когда всё-таки вспомнил, сказал «Спасибо. Мне не пришлось делать это...», и расплакался. Он проговорил это одними губами, беззвучно на фоне шума, доносящегося из залов. Но Кайлан услышал. А если не услышал, то прочитал по губам. Потому что только это могло спасти его не по-орлесиански разошедшуюся совесть от полного краха. Что ж, совесть спасена.
Теперь же, против своей воли бросая взгляд на безутешного храмовника, Текхо испытывал разве что страх. Страх перед тем, что будет с этим клубком змей, некогда действительно являющимся убежищем, дальше. Страх перед тем, что он увидит, покинув коридор. Страх перед тем, как он будет рассказывать Старому Королю и Астэ о случившемся. Страх перед тем, что не сегодня, так завтра на месте Харлеса может оказаться он сам.

@темы: dragon age, Харлесово горе

14:59 

Дверной косяк возник внезапно. Послушно стукнувшись о него головой, Эва почти что расстроенно вздохнула и села на ступеньку. Рядом сидел притащивший её Рус, мир вокруг плыл. Куда он, кстати, плыл? Она, помнится, тоже плыла. Куда плыла? Когда плыла? Утро я-яркое, люди иду-ут куда-то, плыву-ут... Плывут, смешно! Плыли, плыли, поплыли.
- Кто стучал?
Шани, остроухая воробушковая хозяюшка, такая чуткая и обязательная. Вошёл кто-то в косяк с пьяных глаз, а она ни за что плохого не подумает! Кто-то, значится, постучал. Едрёна вошь, какая она славная!
Испытывая приступ любви ко всему живому, Дженкинс хихикнула и послушно впала спиной в дом. Можно считать, что вошла. Посмеялась, успокоилась, вытирая слёзы сделала комплимент касательно того, как Шанечке хорошо в переднике. Дальше – как в тумане.
Более-менее пришла в себя контрабандистка от того, что ей на голову одели ведро холодной воды. Буквально.
- Ой! Прости, Эва! Не удержала! – Раздалось откуда-то из внешнего мира.
Лучница примирительно хрюкнула в ведро, и даже не стала обижаться. Цокая когтями по комнате бродил и недовольно ворчал мабари-проводник. Без него бы в жизнь не добралась по адресу. Одинокой пьющей женщине очень удобно иметь такого спутника. И домой проведёт, и за задницу укусит... Кого именно укусит? – Будет видно по обстоятельствам!
- Это ты з...зв..звиняй, - Эва сокрушённо покачала головой и вздохнула. – Я такая пьяная.
Как позже выяснилось, кудрявая эльфийка отбуксовала её безжизненное тело на кухню. А, казалось бы, такая хрупкая... Хотя, по-настоящему хрупкие девы не в состоянии долго продержаться под одной крышей с опасными для общества маньяками. Ведь так? Подумав об этом, Дженкинс сдержанно хихикнула. Получился протяжный, низкий звук, что явно родом откуда-то из Тени.
- У тебя ошейник, - осторожно заметила Шанаэ.
Дженкинс сделала очень сложное лицо, подняла руку к шее. Действительно! Откуда он там? Как давно? Кто здесь?
- А-а-а! – Вспомнила контрабандистка. – Это от рабов осталось!
По испуганному вздоху эльфийки старшая Дженкинс поняла, что сказала сейчас что-то не то. Неприлично громко рассмеявшись и чуть не свалившись с лавки, будущая королевская лучница пояснила:
- Да нет же ж! Ебать-пороть! Королевский, етить его так, приказ: все работорговцы в городе и за его пределами считаются смертниками, а их тё-омные дела - «планами мертвеца». Мы их режем, а рабов – в казармы до выяснения каких-то там обстоятельств. Али в Круг, как, мать их, получится!
Эва по-галлски фыркнула и смолкла. Говорить что-нибудь про рабов ей ни разу не хотелось. Странные они: беспомощные, пугливые, слабые. Убогие. А вот то, как она, дура, оказалась в этой идиотской ситуации, было смешным до усрачки. Вдоволь насмеявшись и покрутившись так, чтобы деятельной госпоже Воробушку было удобнее её, нелепую и пьяную, вызволять из беды, ферелденка стала делиться впечатлениями:
- Я вот заметила, знаешь ли. Мне его как одели в момент! Там же замок кретинский! Я сидела и пыталась его снять ку-е-ву тучу времени, и хоть бы хны! Этот чёртов ошейник ничего не стоит одеть, но снять потом самостоятельно - невозможно!
- Я знаю, Эва, - тихо приговаривала эльфийка, находящаяся вне зоны видимости контрабандистки. – Мне это хорошо известно...

@темы: dragon age, Шани аккуратистка, Эва, алкоголь и ведра, вопрос снятия ошейника, примирительные хрюки

14:58 

Беспокойство. Не было страха или злости. Осталось только беспокойство. Мужчины рассказали ей о своём решении только вчера утром. Эва попыталась было спорить, но ничего кроме выговора от отца и пристального неодобрительного взгляда Дядьки она не добилась. Пришлось смириться и собирать свою семью в дорогу. На войну.
Дженкинс практически не общалась с девушками своего возраста (да и женщинами вообще), а потому ей и в голову не приходили такие способы избавления от волнения как слёзы, истерики или хотя бы битьё малочисленной посуды. Юная атаманша маялась, не находя себе места. За минувший день она множество раз перепроверила походные сумки, попыталась мало-мальски связно говорить с теми контрабандистами, что последовали примеру Локли и тоже вознамерились внести свою лепту в победу над ордой порождений тьмы. Большую часть дня лучница проговорила с отцом, выспрашивая у него о том или ином нюансе в будущем практически самостоятельном ведении хозяйства. Она и так всё прекрасно знала, но находила необъяснимое удовольствие в том, чтобы слушать голос родителя.
Ночью Эва не сумела сомкнуть глаз. Она гладила по голове и целовала привычно обнимающего её во сне Трэванса, и молила Создателя о том, чтобы Он уберёг её младшего брата от беды. Зеленоглазая контрабандистка ежечасно боролась с желанием разбудить Трэва и чуть ли не слёзно умолять его остаться дома. В этом случае брат не сможет ей отказать, ведь он такой добрый и сопереживающий... Слишком добрый для войны. Люди, звери, подземные твари – не всё ли равно, кто станет причиной грандиозного кровопролития? Волчонок не создан для сражений, как и она сама. Но таким нечестным (дети вора и убийцы тоже знают, что такое «честно») способом остановить брата никак нельзя. Ведь откажись он от своих слов в последний момент, и его могут счесть за труса. Трэванса едва ли заботило мнение о нём всего белого света, ну или хотя бы тех же контрабандистов, среди которых они росли. Но он абсолютно точно не вынесет мысли о том, что его поступок мог счесть недостойным Кинар.
Дженкинс единовременно ждала встречи с возлюбленным, и с ужасом представляла, как это будет. Эва была откровенна с собой и отдавала себе полный отчёт в том, что молодой стражник является единственным в мире человеком, имеющим над ней реальную власть. После многочасовых препирательств с семьёй достаточно было услышать от Кина лишь спокойное «подожди нас дома», чтобы выбросить из своей головы все еретические мысли.
Жених попросил приготовить ему в дорогу памятный подарок. Эва слышала, что обычно в дорогу девушки дарят церковные амулеты. Но у неё ничего подобного не было. Только одна единственная цветная лента, которую она повязала под наплечник доспеха. На удачу.
А ещё утром (Эва это точно решила) она обязательно поцелует Кинара. Они же на долгий срок расстаются, война далёкая и затяжная. Можно ведь разок поцеловать? Тоже на удачу.
Да, ей остаётся только быть дома. И ждать.

@темы: dragon age, бравая Эва, не созданные для сражений

14:57 

Шани крепко и сладко спала всегда. Но со временем возникло одно обстоятельство, что то и дело нарушало планы кудрявой эльфийки на сон. И вот буквально недавно это обстоятельство родилось, а потому пинаться и крутиться, чтобы разбудить маму, оно больше не могло. Но Создатель даровал маленькому воробушку не только неиссякаемые силы, но и зачатки грозного командного голоса. Шанаэ была с сыном врозь совсем немного времени (да и что эти часы значат в сравнении с долгой и, несомненно, счастливой будущей жизнью малыша?), но реагировала на изменение его состояния с удивительной быстротой.
Кичи с видом бывалой разрешительницы любых ситуаций спеленала ребёнка и уложила его в подвешенную к потолку люльку, потому спали они с воробушком сейчас по-отдельности. И от этого самого крепкого и сладкого сна эльфийку пробудил даже не плач, а намёк на недовольное сопение, что в плач вот-вот перерастёт. Не успела Шани открыть глаза и протянуть руку, чтобы покачать колыбель, как малыш успокоился. Колыбель уже качал стоящий у кровати Фенрис.
Женщина осталась лежать неподвижно, чуть-чуть приоткрыв глаза. Сперва она наблюдала за тем, как осторожно и бережно тевинтерец касается края колыбели. Затем перевела глаза на лицо чуть ли не задержавшего дыхание Фенриса. Шанаэ легко прочла в глазах супруга то, что мирно заснувшего младенца он считает самым хрупким созданием на свете. После неё самой, разумеется. Мужчина глядел так удивлённо и внимательно, будто бы прежде никогда не видел детей. Хотя, быть может, таких крох действительно не видел.
Наблюдая за своим мужем, Шани осторожно улыбалась. Ей казалось, что улыбнись она ещё хоть капельку счастливее, то непременно выдаст себя слабым свечением. Остроухая ферелденка всё же была самой домашней женщиной на свете, и то, что происходило сейчас, несказанно её согревало. Странное дело, разве можно быть ещё счастливее?
Взять ребёнка на руки Фенрис так и не решился. Побоялся. Но ничего, завтра будет новый день, и Шани непременно познакомит свой привычно хмурый смысл с собственным сыном.

@темы: dragon age, Шани Шани, волкопапа в воробушковом доме

18:21 

В неверном свете свечи рисунки на картах выглядели ещё более бледными и потёртыми, чем они были на самом деле. Эва бережно хранила карты, что применялись не только во время праздного (если сие действо вообще можно считать праздным) гадания, но и при решения важных безысходных проблем самого бандитского толку. Так что сия реликвия семьи контрабандистов где только не побывала. А рваные, подгоревшие, пропитавшиеся кровью и Создатель знает чем ещё уголки колоды кокетливо приоткрывали завесу тайн биографии старшей Дженкинс. В это же время сакральное содержание изображений и хитросплетение их значений повествовали о жизнях других.
- Ты это видел? – Спросила лучница у брата, на коленях которого сидела, и положила перевёрнутую лицевой стороной карту на стол.
Трэванс коротко кивнул и положил голову на её плечо. Эве было так спокойнее во многих отношениях: самый родной из всех живущих не только с теплотой обнимал её, но и внимательно следил за процессом, давая забытые родственницей интерпретации и уточнения.
- Третий же ж раз подряд Воин. Ну, етить, это ж к бабке не ходить!
Заинтересованная Шанаэ осторожно придвинула к себе карту. Тонким пальчиком провела по контуру закованной в латы фигуры. Задумчиво свела брови, второй рукой погладив живот. Как это – общаться со скоро родившимся ребёнком, Эва совершенно не представляла. И пусть едва ли ей самой когда-нибудь представится такая возможность, за источающей свет более тёплый, чем домашний огонь, эльфийкой она наблюдала почти что с благоговением.
Повисшую тишину вежливо прерывал треск дров. Для летней ночи было прохладно и очень темно.
- Мальчик, - тихо подтвердил Трэв, собирая со стола все прочие карты.
Контрабандистка следила за тем, как робко рождается улыбка на губах Шани. Здесь таилась столь страшная тайна души, что Эва неожиданно для себя смутилась. Надо было срочно отвлечься. Перемешав собранные братом карты и с кивком забрав переданного будущей мамой Воина, Дженкинс скользнула взглядом по слабо освещённой комнате. Где-то в тени мебели бродил выспавшийся за день Рус. Внимательно изучающая происходящее Кичи выглядывала из-за спинки шаниного кресла. Этой ночью на первом этаже дома госпожи Воробушка компания собралась самая подходящая.
- Кичи, подружка, - как-то очень /недобро/ обратилась Дженкинс. – Давай мы тебе погадаем? Что скажешь?
Дева хранила молчание, и смотрела на говорящую так, будто бы та вела повествовании не из мира живых. Трактовать это можно было как угодно, потому склонная к скорым решениям Эва расценила отсутствие ответа как неуверенное заинтересованное соглашения. Хотя кто знает, как оно было на самом деле?
- Сейчас узнаем о чём речь, сейчас всё узнаем.
Потерев шрам тыльной стороной ладони Эва принялась шептать наговор, необходимый для правдивости в порядке символов. Не поддающийся объяснению ритуал никогда прежде её не подводил. Главное здесь – владеть достаточной мудростью и внимательностью.
Прекратившая бубнить Дженкинс дважды стукнула по столу костяшками пальцев и вытянула из середины колоды карту, тут же положив её в пределах даваемого свечой освещения.
- Гадаем на Короля!
Что-то громыхнуло и разбилось. Перепугавшаяся Эва сперва подумала, что эти страшные звуки издала округлившая глаза Кичи. Но тут же оказалось, что виной всему не заметивший на своём пути глиняного горшка мабари. Перепугавшийся больше всех Рус вопреки ожиданиям тех, кто его знает, не попытался скрыться с места преступления, и даже не заскулил. Перестали дышать абсолютно все. Участники ночного собрания как один задрали к потолку головы и задержали дыхание. Так они просидели примерно минуту.
- Слава Создателю, - зашептала взволнованная Шани. – Не проснулся.
Порядком струхнувшая Эва выдохнула и обратила свой взор к позабытой было фигуре облачённого в красную мантию Короля. Наговаривая соответствующий наговор, лучница начала раскладывать спиральный узор от первой карты. Огонёк свечи прыгал, делая и без того сложную формулу гадания донельзя таинственной. Все молчали, заинтересованно наблюдая за увеличением рисунка.
Переворачивать карты в определённой последовательности и убирать лишние помогал Трэванс. Чем меньше открытых карт оставалось на столе, тем больше из поля зрения пропадала хрупкая темноволосая дева. Когда же их осталось девять, Эва погрузилась в размышления.
Смысл имели не столько сами рисунки, сколько их последовательность и положение. Поворот карты, её место на столе, невидимые на первый взгляд очертания символов – всё это давало массу сведений разной степени туманности. Надо только рассмотреть.
Судя по недовольному хмыканью в плечо, Трэв видел ту же картину. И трактовал её так же.
- Синий Король под Солнцем...
Эву прервал звук быстрых и мелких удаляющихся шагов. И это был не Рус. Если бы не ночь и близкие к рабочим условия, Дженкинс непременно закричала бы «Куда?! Лови её!», и, быть может, даже свистнула бы для острастки. Но в данной ситуации она была бессильна. «Ничего, завтра ещё день длинный, - с затаившимся упрямством подумала контрабандистка. – Поймаю ещё, не спрячется».

Помимо явных преимуществ форма имеет ряд недостатков. Ибо вот так сразу и не объяснишь, почему королевский лучник несётся по улице сломя голову без видимой на то причины. Для увеличения скрытности (да-да, в белых доспехах) и сокращения времени в пути Эва неслась по крышам жилых домов, молясь Создателю и кому ещё придётся, в надежде на то, что горожанам хватило сознательности держать кровлю в достойном состоянии.
Их с Трэвансом привычка держать окно открытым сослужила для Дженкинс добрую службу. С грохотом приземлившись в центр комнаты, лучница громко (если вдруг кто не слышал) ругнулась и головой открыла дверь в коридор.
- Шани-и! Не рожай, это я!
Эльфийка обнаружилась, как и ожидалось, на кухне недалеко от яблочной корзины. И прежде чем пообещавшая не приводить в мир второго Воробушка сию же минуту Шанаэ начала строить теории, порядком запыхавшаяся контрабандистка завалилась на стол и стала вещать:
- Меня послал Фенрис. С ним всё в порядке, но домой... Ууух, мафератова сила... Домой не скоро вернётся. Мы с Трэвом в замке ему помогаем, не боись. Тоже вернёмся как сумеем.
Бывшая Эйртре понимающе кивнула, и перевела взгляд на Кичи, что сидела рядом и только успевала счищать с фруктов шкурку и нарезать их дольками. Дженкинс как раз почти лежала головой в миске с нарезанными яблоками. От судорожных вздохов запыхавшейся бегуньи эта самая миска накренялась и выбивала ритм на поверхности стола.
На первый взгляд ситуация была практически обычной: сумрачный тевинтерец время от времени посылал кого-нибудь из Дженкинсов домой, дабы известить супругу о своей вынужденной задержке на службе. Значило это примерно «Там Фенрису башку отгрызают! Вернётся, как только мы её пришьём!», но до Шани доходило в смягчённой форме. Все присутствующие знали, что сейчас Эва поднимется со стола и, ругнувшись для острастки, унесётся обратно.
Может быть, изуродованное шрамами лицо ферелденки было слишком сложным, а может сработала врождённая волчья внимательность. Ну, или же у про запас бдительной девы просто что-то ёкнуло... Как бы то ни было, Кичи медленно положила себе на колени нож и полувопросительным тоном уточнила:
- Ты сказала «в замке», а не «в Круге».
Тут-то можно было и уноситься. Что-то такое предполагая, решительная дева схватила Дженкинс за ремни наплечников и почти что притянула к себе. Это, кажись, служило символом того, что публика жаждет подробностей. Под столом взволнованно заворчал Рус. Подёргавшись для порядку, Эва сдалась.
- Обоссы меня Создатель. Ладно! – Растрепавшаяся русая коса не дала контрабандистке знатно шибануться головой. – Было покушение на принца. Но Себастьян вовремя закрыл мальчишку.
Звук, что издали слушательницы, мог не только до смерти перепугать неподготовленного, но и оглушить его на пару часов. Пока женщины переживали услышанное, Эва апатично глядела на потолок и размышляла, как странно называть короля по имени, а наследника трона обозначать пренебрежительно прозвучавшим «мальчишка». Фривольности, достойные её.
После непродолжительной тряски почти успевшая достигнуть притворного умиротворения (сердце же забилось ровно!) лучница вкратце поведала о том, что произошло буквально пару часов назад. Покушение совершил проникнувший во внутренний двор замка бард. Оружие – арбалет. Всё случилось во время обучения принца стрельбе из лука.
Дженкинс, не успевшую особенно прикипеть душой к Ваэлям, так и подмывало отметить, что план убийцы был идеальным, практически беспроигрышным. Разве мог стрелок предположить, что именно сегодня Его Величество пожелает лично взглянуть на успехи своего отпрыска? Но подобные размышления следовало оставить при себе, если жизнь дорога.
- Но все живы, - заверила присутствующих Дженкинс. – Кроме барда. Фенрис его прикончил, прежде чем... Чулки Андрасте! Шани, не реви!
Этого ещё не хватало. Стрелок испытала ни с чем не сравнимый ужас не столько от того, что вечно сострадающая беременная эльфийка льёт по живой (и почти целой) королевской семье горючие слёзы, сколько от того, как эти самые слёзы потом Эве аукнутся. Лириумный призрак сегодня был ну очень не в духе.
- Залежалась я с вами, подруги! – Крикнула лучница тоненьким басом и спрыгнула на пол. – Бок Себастьяну лекари заштопают вмиг, не сомневайтесь! Он нас ещё потиранит лет десять, а то и двадцать! Секрет сохраняйте, слёзы вытирайте, яблоки ешьте – полезно дохрена! Рус, за мной.
Какая-то, мать её, неведомая сила заставила почти развившую скорость для спринтерского броска Дженкинс обернуться и взглянуть на Кичи. Скорость моментально упала до отметки пренебрежения. Голова очистилась от лишних мыслей.
- Шани нельзя оставлять одну, - с нажимом напомнила ферелденка.
Надо признать, что до сих пор красная от слёз эльфийка нашлась сразу же. Первый сорт, чистая работа. С такой соображаловкой только на должность воеводы.
- А мы с воробушком пойдём к соседям в гости, - Шанаэ осторожно погладила живот. - Давно мы не были у бабушки Фис. Да, моё счастье?
Слушая полный любви щебет Эва страдальчески закатила глаза. И с этими людьми (простите-простите, эльфами) сдружился её брат.
- Ну, что ты будешь делать? – Лучница облекла свои мысли в более мягкую форму и задумчиво почесала затылок. – Минуты на сборы. И плащ мой найди.

- Это как же, твою мать, вас прикажешь понимать?
Первый опыт тихой, но крайне живой ругани с со стражниками, стоящими у дверей в королевские покои, был захватывающим и запоминающимся. В лицо Эву (а-ха-ха) знали уже абсолютно все слуги, да и некоторые важные господа. Но конкретно эти молодцы делали вид, что даже о королевских лучниках слышат впервые. Можно их, конечно, понять – нервы, беготня по замку, ежечасная смена приказов и лиц... Можно понять, но зачем?
- Очень шумно.
В момент появления светловолосого убийцы дружно вздрогнули все, кроме Эвы. Трэванс просто иначе никогда не появляется. Младший Дженкинс смерил стражников взглядом своих синюшных глаз и чуть слышно добавил:
- Сейчас на этаже тихо, всё слышно из детских комнат. Фенрис просит соблюдать тишину.
О том, как эффективно обычно седой тевинтерец «просит» можно было легко прочесть по вытянувшимся лицам стражников. Круг явно атмосферно переехал в замок.
Дверь за их спинами приоткрылась, и в коридор шурша складками длинных одежд вышел лекарь. Почтенный муж вздохнул, поправил ремень звякнувшей сумки с лекарствами и, игнорируя толпу набившихся в коридоре людей, обратился к Трэвансу:
- Его Величество спит. Два дня отдыха, скажем, и его здоровье полностью восстановится. Приставьте слуг, соблюдайте тишину... С вашего, скажем, позволения лекарственные снадобья я оставил на столе, что у балконных дверей... Зовите меня без промедлений в случаях непредвиденных.
Наблюдая за чинно и важно удаляющимся лекарем не дышали абсолютно все. У каждого на то были свои причины. Эва, к примеру, была глубоко поражена тем, что доверенным лицом мудрого мужа внезапно стал её родственник. Но остальные были в более сильном замешательстве, раз первой всё же оклемалась деятельная лучница. Она схватила прежде прятавшуюся за её спиной Кичи за плечи и затолкала её в комнату с кратким пояснением: «прислуга». Комментарием «охранять» был сопровождён задвинутый ногой мабари.
Дженкинс зашагала по коридору с чувством выполненного долга. Богоподобную охрану дверей в покои Себастьяна она обеспечила, лучшую в Старкхэвене сиделку доставила (степень добровольности последней – вопрос спорный). Перед Фенрисом отчитаться, королевским отпрыскам поулыбаться, Трэванса обнять – и всё, можно к Создателю.

@темы: dragon age, Эва в яблоках, влияние по-тевинтерски, доверенное лицо Трэванса, лучшая нянька Тедаса, недостатки формы

18:17 

- Уже вернулся? Эк какой скорый!
- Гонец приехал раньше.
- Очень спешил, значит, на меч броситься.
- Вот маска.
- Наконец-то! А то я без неё как голый: приятно, но непривычно.
- ...
- Что ты расселся? Устал? Иди давай, хвались смекалкой и предупредительностью.
- Зачем?
- Ну ты будто бы не местный. Этот подвиг укрепит твоё положение здесь. Все кругом тебе обязаны.
- Мне это не нужно.
- «Не нужно» говоришь?
- ...
- Что ты за дубина? Ты серьёзно? Нет-нет, пострел, ты мне в глаза смотри. Серьёзно думаешь, что весь этот спектакль и есть любовь?
- ...
- Не мне судить, как она тобой крутит. Но даже я, старый дурак, вижу, что с этой дьяволицей что-то не так. Скажешь, я не прав?
- ...
- Плод безделья и пустой головы, а не любовь. Ты только и думаешь, как лишний раз показаться на глаза. Это – любовь? Тупая невинность. Любовью, настоящей, нормальной, было бы, если бы ты ночью тёмной без лишнего шума прирезал её папашу. Час хлопот – и проблемы решены у вас троих. Не думал о таком?
- ...
- Ах, думал! По глазам вижу. Ну, хитёр! Тебя, как твоего братца: учить – только портить!
- Ты можешь просто заткнуться?
- Нет. Объясню второй раз, а то ты только на примерах понимаешь. Любовь – это когда ты посреди ночи отправляешь деятельного молодого придурка, чтобы тот заранее решил проблему, и у дамы не возникло причин через пару дней поджигать ближайший участок леса.
- ...
- Не дорос ты ещё до любви. И не смотри на меня так. Слушай и будь благодарен. Чтобы любить, надо за себя в полной мере отвечать. Быть хозяином своей жизни. А у вас, молодых, в голове одно...сено. Вон с глаз моих. Пока не начнёшь вести себя оправданно, не возвращайся! Хотя, ладно, возвращайся – мне скучно здесь. И егозу зови, она меня развлекает.

@темы: Арен лекцию толкает, dragon age, любовь по-орлесиански

Вдоводел и Мракобес Band

главная