• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:10 

- ДА ВЫ ИЗДЕВАЕТЕСЬ!
Кайлан с прошлого утра не смыкал глаз. И не закрывал рта. Каким-то исключительно магическим, сука, образом ответственным за судьбу этого мира оказался именно он. Орлесианский охотник судорожно соображал, раздавая указания тем, кто был банально способен их услышать. Ближе к ночи он стал кричать и активно жестикулировать. К утру ближе сорвал голос совершенно. Теперь же, поправившись целительной настоечкой, безудержно вопил. И не только из-за боли в горле. Он вопил, потому что МОГ.
- СОВЕРШЕННО ОТВРАТИЛЕЛЬНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ВОЙНЕ! Я, ВАШУ СРАНУЮ МАТЬ, - старший Текхо взмахом руки обвёл всё Убежище. – ВБУХАЛ В СРАНУЮ ВАШУ ОБОРОНУ ВСЕ ДЕНЬГИ МОЕЙ СЕМЬИ. ЖИТЬ МНЕ, КАК ВЫ УЖЕ ПОНЯЛИ, ОСТАЛОСЬ НЕ-ДОЛ-ГО! И, ЧТО Я ПОЛУЧИЛ В ИТОГЕ?!
Он сделал рывок в сторону до сих пор не разгружённого оружия, но затормозил. Кричать на этот безумный беспредел орлесианской подмоги можно и отсюда.
- ЧЕТЫРЁХГРАННЫЕ РУКОЯТИ! ХЕРОВАЯ СТАЛЬ! НЕБРЕЖНОЕ ОТНОШЕНИЕ К ХРАНЕНИЮ ОРУЖИЯ!
Мимо пробежала капитанская дочка, имя которой он как-то не запомнил. Под раздачу попала и она.
- СТРАШНАЯ ДЕВКА! НА МОЙ ВКУС, ТАК ТОЧНО! ТРАХАЙ, КАК ГОВОРИТСЯ, И ПЛАЧЬ!
Убийственный взгляд «трофея», ровно как и парочка возмущённых возгласов со стороны прочих идейных орлесианцев, Кай пропустил мимо ушей. Ибо обратил свой взор к стратегическим запасам и устрашился. Где-то там наверняка содрыгнулся Логейн.
- НАГОВО ДЕРЬМО ВМЕСТО ПРИПАРОК! ШЕСТИГРАННЫЕ БУТЫЛКИ МАНЫ! НЕЗАКРУЧЕННЫЕ БОМБЫ!
Пнул ногой подвернувшийся не менее трофейный доспех убитого старкхевенского солдата.
- СИСЯСТЫЕ БАБЫ В ПРОТИВНИКАХ!
- Да ты на себя посмотри! – Мерзенько пискнула оскорбившаяся капитанская дочка.
И Кайлан посмотрел.
- ДРАНАЯ КУРТКА! ПРОРЕХА НА КОЛЬЧУГЕ! ЭЙ, КУДА ВЫ ПОШЛИ БЕЗ ДОСПЕХОВ?! ДЕТЕЙ УЧИТЕ НЕ НАДЕВАТЬ ШЛЕМ!
Пробегающие с продуктовыми корзинами дети припустились так, будто бы от этого сейчас зависела их жизнь. Этот вариант стоит исключить. Ну не зверь же он, на самом же деле! А вот отступники постарше сейчас знатно огребут.
- НЕПРОРИСОВАННЫЕ ПЕЧАТИ! НЕПОНЯТНЫЕ НАПИСИ НА ЭЛЬФИЙСКОМ!
- ЭТО – ТЕВИНТЕРСКИЙ! – Ответил битый час ползающий по полу с бутылкой жидкого лириума маг.
- МНЕ НАСРАТЬ! ЭКОНОМИЛИ НА ПРОРИСОВКЕ КАЁМКИ! – Кай сделал жест «слежу за тобой». - Я КАК БЫ СМОТРЮ НА ВАС И ГОВОРЮ «ИЗ-ЗА ВАШЕЙ ЛЕНИ ЗАЩИТА ТАКАЯ ХЕРОВАЯ»!
Не в силах больше общаться с убогими, Текхо перепрыгнул через оппонента и спустился посмотреть, что делается ближе ко входу. Увиденное ему, как можно догадаться, не понравилось.
- ОБОРОНА КАК ПРИ ЗАЩИТЕ ДРЕВНЕГО ДЕНЕРИМА! ПАЛКИ ВМЕСТО ОРУЖИЯ!... ЛОВУШКИ ЗАМАСКИРОВАНЫ ТАК ИЗЫСКАННО, ЧТО Я ВЗГЛЯДОМ МОГУ О НИХ ОБРЕЗАТЬСЯ!
Создавалось впечатление, что временные подчинённые пытаются откровенно сбежать, и не попадаться на глаза больше никогда. Но Кай, как это было отмечено раньше, всё видел, всё знал.
- ЭЙ, ВЫ! ЧТО ВЫ ТОГДА НАКОДОВАЛИ?! ДО СИХ ПОР ВОЛОСЫ ДЫБОМ СТОЯТ НА СПИНЕ! ОТ СТРАХА! СТРАХА ЗА СЕБЯ! НЕВЫРАЗИТЕЛЬНЫЙ ОГОНЬ! У СТАРКХЭВЕНЦЕВ НА ЛИЦАХ БЫЛО ОГОРЧЕНИЕ ПРИ РАНЕНИЯХ! А ТЫ! ИДИОТСКАЯ ШАПКА! ЖЁЛТЫЕ ПЕРЬЯ НА МАНТИИ! ТЫ, ЧТО, ЦЫПЛЯЧИЙ ГЕНЕРАЛ?!
Что он только что намолол? Сам не понял. Но продолжил выражаясь не менее экспрессивно:
- Я – КОРОЛЬ ФЕРЕЛДЕНА, И ЭТО – САМА ОТСТОЙНАЯ ОБОРОНА В ИСТОРИИ ТЕДАСА!
А эпичные вещи всё попадались и попадались на глаза, утомляя строгий взор и распаляя сердце.
- АРБАЛЕТ С ДВУМЯ ВЗВОДНЫМИ МЕХАНИЗМАМИ! НУ ТУПЫ-ЫЕ!... РЖАВЫЕ МЕХАНИЗМЫ БЛОКИРОВКИ ДВЕРИ?
Кайлан безвольно опустил руки и почти что заплакал. Одна история восхитительнее другой. Настал черёд стражников, стоящих наверху. Казалось бы, ничего плохого не делали…
- ВЫ ОБЕЩАЛИ, ЧТО ТУТ МУХА НЕ ПРОЛЕТИТ! ВОН ОНА! ВОН МУХА! Я БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ СМОГУ ДОВЕРЯТЬ! МУХАМ!
Порядком подуставший, Текхо отлично среагировал на главный свой жизненный раздражитель. Очень на сторожевого мабари, гоняющего по забору кота, похоже.
- НЕСАНКЦИОНИРОВАННОЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ОДЕРЖИМЫХ! ОДНОГО ОДЕРЖИМОГО! АНДЕРС, ПРОЧЬ ОТСЮДА! ПРОЧЬ, Я НЕ РУЧАЮСЬ ЗА СЕБЯ! ИДИ ДЕЛОМ ЗАЙМИСЬ!
Оценить ёмкость ответа удаляющегося по лестнице целителя молодой орлесианец не сумел, так как его воображение поразили всё те же дозорные.
- СРАНЫЕ МАГИСТРЫ! ВЫ ТАКИЕ ВЯЛЫЕ, ЧТО ВАС ТОЖЕ НАДО БЫ УБИТЬ ИЗ МИЛОСЕРДИЯ! А ЭТО?! ЗАЩИТНОЕ ПОЛЕ?! ПРОСТО БРИТВА! МАГИ, В ЧЁМ ВАША ПРОБЛЕМА?!
- Мы сами в шоке, брат! – Крикнул ему в ответ самый молодой и бодрый из них.
И финальный аккорд – стоящий посреди зала стол. Не хватало разве что скатерти.
- ЭТО, ЧТО, ВИНО?! НУ, КОНЕЧНО, У ВАС БЫЛО ВРЕМЯ ПИТЬ, НО НЕ БЫЛО ВРЕМЕНИ ТВОРИТЬ НОРМАЛЬНУЮ МАГИЮ! И ЕЩЁ. АСТЭ! Ой. Кхм. Кхем. Астэ. Ты встала?
Завёрнутая в огромный шерстяной платок магесса будто бы материализовалась рядом с ним. Бледная как снег, Биард старательно сохраняла равновесие и глядела по сторонам.
- Я папу потеряла, - жалобно сообщила она.
И как только Кайлан сразу не догадался? Но в свете событий прошлых дней базовое поведение крохотной отступницы ни разу не вызывало раздражение. Единственное в мире, наверное, что не БЕСИТ сейчас.
- Он как раз… Разминулись вы, короче.
Орлесианский охотник смущённо почесал затылок. Бывает такое, нервы.
- М-м, ясно.
Неловкая тишина. Все присутствующие так и припухли.
- Тебя… В комнату проводить? Нет?
Вид у только очнувшейся девушки был испуганным и, в целом, несчастным. Но всё же лучше того, что… Лучше, короче.
- Не волнуйся, я всё улажу! – Мужчина добродушно заулыбался. - Поспи ещё.
Астэ закивала и мелкими шажками направилась в обратный путь. Менее чем через минуту она скрылась из виду.
- …А ВЫ ЧТО ВСТАЛИ?! СОЛНЦЕ ЕЩЁ ВЫСОКО!
– СЖАЛЬСЯ, МАФЕРАТ ПРОКЛЯТЫЙ!

@темы: dragon age, ЭТОТ ЭПИЗОД НАСТОЛЬКО ЭПИЧЕН, ЧТО КАЙЛАНУ НАДО СДЕЛАТЬ ЭВТАНАЗИЮ ИЗ ЖАЛОСТИ

21:06 

Очень холодно. Лойле бы и в голову не пришло, что стихия может быть столь немилосердной. Одно дело – глядеть на бесконечную водную гладь, находясь за непроницаемым куполом, и только догадываться о солёном запахе, что несёт ветер... И совсем другое – оказаться на каменном берегу в ту пору, что местные зовут «штормом». Ужасное, будоражащее воображение зрелище.
Часто ли такое бывает на Земле? Убийца не подумала спросить у тех, кто попадался ей на пути. А теперь, когда до ближайшего города часы дороги, поздно. Да и неважно. Ведь что если вдруг окажется, что бушующее, великое в своём могуществе море не вызывает у землян и толики того священного трепета, что ощущает сейчас дрелл? Что если оказавшийся здесь человек не будет поражён мощью стихии, рушащей скалы и сметающей всё на своём пути?
- Калахира, подобен ли твой голос раскату грома?
Подобрав подол платья, девушка подошла к самой кромке воды. Каменный пласт под её ногами идеально гладкой дорогой уходил в морскую пучину. Влекомые отступающей водой камешки мерцали на прощанье и исчезали в бурлящей пене. Воды Океана в своё время принесли их на этот берег, и теперь уносят. Это так удивительно правильно. Неподвластно скудному уму живого, непредсказуемо. Но правильно.
- Калахира, забрала ли ты мою сестру? С тобой ли половина моей души?
Дрелл попыталась рассмотреть горизонт, но и без того нечёткая холодная линия теперь стёрлась. Небо и Море, неподвластные и абсолютные, слились воедино. Но им же есть какое-то дело до своего малого, ничтожного дитя? Ведь так?
Подгоняемая ревущим ветром, девушка сделала ещё шаг. Затем ещё, и ещё. Остановилась дрелл только войдя в пугающе ледяную воду по пояс. Лойле всегда казалось, что такой холод можно ощутить только перед смертью, и больше никогда. Но сейчас она жива. Ведь так?
Подошвы босоножек скользили по камню так, будто бы под ногами вовсе не существовало опоры. Дышалось ещё тяжелее, чем в дождь поздней осенью. Море бушевало, пытаясь сбить её с ног и увлечь за собой подобно камешку. Наверное, именно так и умирают.
Не на шутку перепугавшись, Лойла попыталась сделать шаг назад. Ей очень хотелось надеяться на то, что стихия милостиво отпустит её и позволит выйти на берег. Вопреки скромному ожиданию, этого не случилось. Удивительно быстрая и, по сравнению с прочими, высокая волна накрыла успевшую только задержать дыхание убийцу с головой. Каким бы могущественным ни казалось море, его фактическая власть над девушкой оказалось много большей.
Почти сразу же пришло осознание собственной беспомощности. Лойла не могла даже вынырнуть, подняться на поверхность и дышать. Её мотало по дну, как безвольную куклу, ударяло о скалы. Дважды волны выбрасывали её на берег, но тут же утаскивали назад.
«Нет смысла бороться». Это так удивительно правильно. Неподвластно скудному уму живого, непредсказуемо. Но правильно.
Больно кашлять, губы щипало от соли. Судя по всему, разодранная спина была одной большой раной, и даже джинсовая куртка не смогла её спасти. Почти что оглушённая от последнего, третьего удара, Лойла упёрлась коленом случайно найденный на дне выступ, и практически выбросила себя на берег. Накатившая волна почти что ласково подтолкнула дрелла. Проделав какой-то путь от воды на четвереньках, девушка завалилась на бок и попыталась дышать. Юбка некогда белого платья неприятно прилипла к ногам. Удивительно, что хватило сил ползти не взирая на неудобство.
Теперь ветер казался даже тёплым. Ничего, кроме не желающего вдыхаться воздуха и боли в спине Лойла не чувствовала. Какое-то время она лежала без движений.
Ей было чуждо ощущение механического удушья, но наверное как-то так оно и чувствуется. Открывать глаза было страшно – насыщенно синий мир вращался и вздрагивал, игнорируя все попытки дрелла его как-то осознать.
- Калахира...
Кажется, босоножки она потеряла. В складках платья мешалось что-то вроде горстки камешков. Пошарив в подсохшей ткани, девушка нащупала... Не камешки. Браслет на тонкой верёвочке. Синие стеклянные, почти прозрачные бусины. Рассматривая находку убийца еле сдерживала набежавшие слёзы.
- Спасибо, Калахира. Хороший подарок.

@темы: mass effect, Ракша и Калахира, океан

03:24 

- Себастьян...
Монарх, смотрящий, как за окном медленно падают белоснежные хлопья, развернулся к говорившей не сразу. Возможно, он подумал, что ему показалось.
Честно говоря, брюнетка была бы рада, если бы им обоим действительно просто показалось.
- Я... - девушка выскользнула из комнаты.
Она очень редко общалась с Себастьяном напрямую, используя любые возможности отвечать на его вопросы так, будто бы просто произносила вслух случайные мысли.
И особенно Кичи пыталась не смотреть ему в глаза.
- Я починила твой плащ. Шани была... - слова давались неожиданно с трудом; девушка никак не могла понять причину, - Занята. Понимаешь?
Она протянула свернутую материю королю. И случайно посмотрела на него, возможно, на мгновение полюбопытствовав на тему реакции.
И когда мужчина осторожно кивнул, аккуратно беря плащ, брюнетка неожиданно (в первую очередь для себя) мягко поймала Себастьяна за запястья своими тонкими, чуть подрагивающими пальцами. Шагнула вперед, оказавшись совсем близко.
Повисла тишина.
Они так и стояли, глядя друг другу в глаза.
Руки Себастьяна казались особенно теплыми из-за того, что сама Кичи отчаянно мерзла. Или причиной холоду, делавшему ее пальцы такими мучительно неловкими, было исключительно беспокойство?
Мир казался невозможно реальным. Девушка, смотрящая на старкхэвенского короля чуть расширенными от волнения темными глазами, внезапно остро почувствовала, что реальность - вот она, здесь. Всего лишь за спиной короля, за окном. Реальность была в белых мухах, медленно опускающихся из серой мути небес. Реальность была в приглушенном шуме улиц.
Кичи чуть сжала запястья Себастьяна, еще немного подалась вперед, оказываясь не просто близко, а слишком близко, так, что почти чувствовала чужое тепло. Кажется, она что-то хотела сказать. Вернее, прошептать - брюнетке вдруг показалось, что она как девушка из сказки - потеряла голос в обмен на возможность увидеть другую сторону мира, пусть и сопряженную с невыносимой болью.
И вот-вот разобьется на мириады изумрудных осколков морской пены, не в силах выдержать происходящего.
Что пугало ее больше всего - монарх не торопился отстраняться и уходить. Он даже не отводил взгляд, наоборот, молча смотрел на нее, и выражение лица Себастьяна было слишком сложным, чтобы Кичи могла его понять.
Движение за спиной старкхэвенского короля привлекло внимание девушки. Она глянула в ту сторону - как раз вовремя, чтобы встретиться взглядом с зелеными глазами тевинтеского мечника. Взгляды пересеклись всего на мгновение, потом эльф сначала посмотрел в сторону Себастьяна, а после, храня молчание настолько насыщенное, что слов потребоваться просто не могло, прошел мимо, очень не замечая двоицы.
Кичи испуганно дернулась, разрывая физический контакт. Реальность снова выцветала, и даже плещущаяся в глазах монарха лазурь, сейчас особенно пронзительная, не могла приковать к себе внимание брюнетки. Она тихо что-то пробормотала, прижимая успевшие слегка отогреться пальцы к губам, и, мучительно наморщив лоб, поспешно бросилась к лестнице.
Каждый шаг почему-то давался с неимоверным трудом, что снова возвращало путающиеся между собой мысли перепуганной вусмерть девушки к злосчастной сказке.
На глазах выступили слезы.
Последние пару ступенек Кичи почти пролетела... чтобы почти нос к носу столкнуться с Эвой и почти беззвучно охнуть, понимая, что деваться некуда.

@темы: "блять, Фенрис, и здесь ты", dragon age, Кичи боится, волчья любовь, напалмовое величество

02:01 

Парень откинулся на траву. Он лежал, широко раскинув руки, на ковре из пожухлой осенней травы и листьев всех оттенков от бежевого до темно-алого.
Он лежал и смотрел вверх, на неприветливое осеннее небо. На не менее холодное осеннее солнце.
И юноше совсем не было пасмурно. Его взгляд был по-летнему теплым, несмотря на то, что карий - скорее осенний цвет, а синий вообще считается холодным.
Мэррик улыбнулся очень кошачьей улыбкой, на мгновение зажмурившись. Он думал о Котенке и ее недавней просьбе - это были очень приятные мысли, пусть и для девушки произошедшее было просто экспериментом, потому что "ну интересно же".
Что ж, он постарался.
Младший Текхо хмыкнул, почесав шрам, пересекающий щеку.
Он думал о своей матери - где она сейчас, чем занимается? Почему-то "беличий сын" был уверен, что мать жива и в полном порядке. Может, опять спасает какой-нибудь город, как когда-то Кирквол?
Парень фыркнул, вспомнив доходившие до него байки о компаниях, которые Хоук неизменно собирала вокруг себя. Вот бы пообщаться с кем-то, кто знал ее лично. А то и самому когда-нибудь встретиться с Мариан, взглянуть ей в глаза... Услышать, в конце концов, ее голос.
При мыслях о семье неизменно сладко ныло в сердце. Право, Создатель, есть ли в этом мире ценность более высокая?
О братьях юному арбалетчику тоже думалось немало. Как и о сестрице. Мэррик любил их всех - отчаянно, почти фанатично - со всеми их недостатками и достоинствами, достижениями и провалами. Он был готов их поддержать и помочь вне зависимости от того, во что они могли бы ввязаться.
Отца это тоже касалось, как бы там ни было. Папашку незадачливого Мэррик тоже любил.
Это очень здорово - кого-то так сильно любить.
Его, наверное, кто-то тоже так сильно любит. Ведь после всего, что он уже успел пережить, он все еще живой.

@темы: белкин сын, Мэррик и семья, dragon age

01:55 

- Пошел к черту.
Договорив, отступница уже успела забыть, кого именно она отправила счастливо жить. Женщина закрыла - захлопнула! - дверь, оставшись, наконец, одна. Ей неистово требовалось личное пространство. Пусть и единственным способом его достигнуть оказалось забраться в эту забытую Создателем кладовую.
Стоило избавиться от чужого общества, как из Ящерицы словно выдернули какой-то стержень. Женщина тяжело опустилась на ящик. Сумрачно уставилась на свои подрагивающие пальцы и бессильно опустила руки.
Ненависть хранил отстраненное молчание, и за то магесса была ему безмерно благодарна. Для того, чтобы растереть в мелкую пыль ее шаткое внутреннее равновесие, особых усилий не потребовалось бы.
...отступница прикрыла глаза, проваливаясь в удушливую гарь воспоминаний.
Наверное, ей стоит что-то пересмотреть в своей жизни. Уже, конечно, поздновато, но попробовать было бы забавно. В последнее время рыжая магесса все чаще ловила себя на том, что ей до смерти осточертела вся эта беготня, войны, церкви, маги, храмовники. И Себастьян. Себастьян тоже до смерти осточертел, будь он неладен, этот магоненавистник.
Мучительно заныла зажившая уже вроде рана, пересекшая грубоватую линию губ Ласерты. Отступница даже неуверенно коснулась рубца пальцами, проверяя, точно ли он не открылся каким-нибудь невероятным образом. Она бы уже даже не удивилась.
Почему-то вспомнился последний разговор с Фенрисом. Странно, но Ласерта ни капли не жалела о том, что рассказала эльфу о том, что сделала в Орлее. Более того, она получала некоторое мрачное удовольствие от осознания собственной болезненной честности. По крайней мере, она до самого конца ничего от Волчонка не скрывала.
Вот как знать, может, только поэтому он вообще с ней еще разговаривает? И то хорошо...
Дверь с тихим скрипом приоткрылась. Ласерта открыла глаза и безучастно проследила, как очень знакомая фигура заходит в помещение, держа под мышкой книгу, а в руке - фонарь. Маг присел на соседний ящик, аккуратно установил рядом фонарь и невозмутимо раскрыл фолиант, разложив его у себя на коленях.
Лас попрожигала мужчину взглядом, потом тихо вздохнула, пересаживаясь поближе, и, пристроив голову на плече отступника, очень серьезно уточнила:
- И чего вот ты пришел, спрашивается? Тебя мало ненавидели в твоей жизни?
Одержимый только хохотнул. Перевернул страницу, подумал и все-таки ответил, до того, как терпение Ящерицы (которое все же СУЩЕСТВУЕТ) лопнуло:
- Мне просто нужна была тихая комната. А ты всех разогнала - никто даже к двери ближе чем на три шага не подоходит.

@темы: безумный бомж, Ящерка дома, dragon age

01:51 

Биард продолжала гладить орлесианского арбалетчика по голове. Тот, уткнувшись носом ей в колено, продолжал то ли выть, то ли скулить.
- Ш-ш-ш… Мэррик, хороший мой…
В таком состоянии светловолосая отступница видела Текхо впервые. Ну, то есть, в комнате было страшно темно, так что технически она его не видела… Но суть сохраняется. Девушка в общих чертах была знакома с предысторией, и осознавала, что происходит. Но вот что делать с пребывающим в глубочайшем отчаянии Мэрриком прямо сейчас? – Загадка.
- Не стоило мне… И… У-у-у! – Застонал юноша, замотав головой.
- Ш-ш-ш-ш-ш… Всё хорошо. Ты просто утомился.
Астэ почувствовала первый укол подозрений.
- Мэррик. Ты, что, плачешь? – С нескрываемым испугом спросила она.
- Янеплачу, - буркнул в ноги ферелденки самый младший из всех признанных Текхо, и шумно втянул носом воздух.
- Вот и хоро…шо. Дыши, мой огонёк, дыши…
Ещё какое-то время маленькая одержимая хвалила орлесианца за то, как он замечательно не умирает. После чего она доводами и уговорами, и более всего лаской убедила Мэррика, что раз уж они добрались до его кровати, грех не воспользоваться таким достижением. Где-то на полминуты юноша сконфуженно бросил дышать, судорожно размышляя. Но любой возможный превратный смысл в словах Котёнка отбрасывался по умолчанию. В результате пришлось слушаться и ложиться. И уже после снова вспоминать о своей беде и степени поврежденности рассудка.
- Выбоось эти глупости из головы, - зашептала магесса, накрывая вернувшегося к страданиям юношу лоскутным одеялом. – Как темно-о на улице. Закрывай глазки, спи-усни. Завтра проснёшься, и всё решишь.
- Проклятые антивцы, - снова забубнил он. – Поганые печати с драконами. Проклятые меры и весы… Как я раньше жил?
- Ш-ш…
У Астэ просто кончились аргументы. Сбросив на пол ботиночки, она легла поверх одеяла. Нащупала сжатую в кулак руку неспособного справиться с тяжестью новых знаний о торговом деле Текхо, погладила.
- Спи-усни.
- Что же это за проклятье? – Не унимался поражённый прямо в мозг Мэррик.
- Хочешь, я тебе колыбельную про звёздочку спою?
- … Хочу.

@темы: dragon age, Мэррик пытался, колыбельная про звездочку

01:48 

Очень холодно. Всё вокруг было каким-то нереально белым и холодным. Снег, и однотонное молочное небо над головой. Последним, что она помнила, быладушная, пропахшая травами спальня, и печальные лица внука и невестки. Славные детки.
Бескрайняя равнина. Далёкий горизонт был стёрт снегопадом, соединяющим небо и землю. С удивительной лёгкостью присев, Шанаэ оглянулась и ничего подобного, даже слабого намёка на дом, не заметила.
Рядом с ней находился лишь тот, кого она в тайне ото всех долгие годы мечтала увидеть хотя бы ещё раз.
- Фенрис, это ты… Значит, я умерла?
Мужчина молча подошёл ближе и, наклонившись, протянул ей правую руку. Эльфийка взялась за протянутую руку, второй ладонью уперлась в землю. Ноги совершенно не слушались, конечности мелко дрожали, но внезапно возникшее тупое упрямство и поддержка мужа свое дело сделали, и Шанаэ наконец-то оказалась в стоячем положении.
Опираясь о руку тевинтерца, Шани с благоговением всматривалась в его лицо. Почти такой же, каким она его запомнила.
- Где твои клейма, Фенрис?
Задав этот вопрос, эльфийка заметила, что в её голос вернулась прежняя звонкость. Опустила глаза, и вместо домашнего платья обнаружила на себе старую походную одежду. Кожа на руках была, как прежде, без единой морщинки. Дрожь отступила.
- Они стёрлись…
Немного помолчав, Фенрис привлёк эльфийку к себе, тепло обнял и добавил:
- Больше не болят. Всё хорошо.
Захлебнувшись от накативших чувств, вновь юная девушка прижалась к супругу. Масса эмоций слилась в растёкшееся по телу согревающее ощущение счастья.
- Ты… так давно… Я так скучала.
Впервые за очень долгое (кажется, прошла целая вечность) время Шани чувствовала, что серая неизбежная печаль отступила. Исчез даже вызванный нетающим снегом озноб.
- Я всегда был рядом с вами.
Фенрис шепнул именно то, что она хотела услышать, и медленно отступил.
- Идём.
Шанаэ охотно послушалась. Стараясь не глядеть вверх, она держалась за руку не такого и сумрачного эльфа и пробиралась к различимой тропе через сугробы. Снег под ногами не хрустел. Кроме звука их дыхания не было ничего.
- А куда мы идём? – Просто чтобы снова услышать голос возлюбленного спросила эльфийка.
- К Создателю.
Действительно, куда же они ещё могут направляться?
- А разве…
Фенрис отрицательно качнул головой. С седой чёлки слетели и тут же растворились снежные хлопья.
- К нему очень долго идти даже здесь.
Слова были лишними. Шанаэ всё знала, всё понимала без слов. Но вести беседу в пути приятно. Это так…нормально.
- А почему ты не рядом с Ним сейчас?
Тевинтерец не глядя ей в глаза привычно нахмурился, свободной рукой почесал кончик носа.
- Я всегда был рядом с вами. И тоже очень люблю тебя.
Бескрайние, необозримые снежные просторы, ровно как и равнодушное белое небо, больше не вызывали у кудрявой эльфийки никаких опасений. Она шла по петляющей дороге, взявшись с мужем за руку. С ней больше ничего не может случиться. Всё хорошо.

@темы: dragon age, офигенно красивый построк, тевинтерская любовь

21:05 

Мэррик сидел на окне, раскачивая свободно свешенной наружу ногой. То, что за окном хлещет адский дождик, его смущало мало.
Как и то, что это может раздражать мирно читающего в уголке Логейна. Средний брат накануне проработал всю ночь и очень жаждал отдыха. Настолько, что сил хватало на бессмысленное сверление страниц взглядом. И мучительно не хватало даже на то, чтобы просто разок хотя бы максимально спокойно попросить засранца захлопнуть створки.
Так что засранец продолжал бесчинствовать. Щурился на направляемые ему в лицо ветром капли, нимало не расстраиваемый даже тем, что почти полностью вымок.
- Долго ты там еще отмокать собираешься? - наконец хрипло протянул Логейн, едва найдя сил на то, чтобы немного сменить положение.
Ему упорно не спалось.
- Я думаю. - жизнерадостно оповестил любимого брата парень, с улыбкой на собеседника глянув.
После чего снова уперся взглядом в царящую за окном серую муть.
- И о чем же? - старший из присутствующих Текхо устало нахмурился.
Мэррик постоянно думал, это всем было известно. Но если он говорил об этом вслух...
- О Котенке. - все еще весьма односложно держал ответ упрямый Мэррик.
- О каком еще... - начал было Логейн, но внезапно его воспаленный от усталости мозг правильно интерпретировал восприятие младшего, - А, ты про Астэ.
Он поморщился, вздохнув. Но все же опасливо уточнил:
- И?..
- Она действительно так всех нас любит. - Мэррик снова довольно зажмурился, совершенно по-кошачьи фырча, - Даже меня.
После чего замолчал, как будто рассудительный Логейн должен был понять все, что нужно, уже из одного этого заявления. Все еще молча соскользнул с подоконника, аккуратно прикрыв ставни. Еще раз толкнул их обеими руками и встряхнулся.
Он, задумчиво выжимая волосы, уже почти подошел к выходу из комнаты и вдруг остановился, словно вспомнил, что хотел сказать.
- Знаешь, Логейн, когда-нибудь это нас спасет. Меня так точно.

@темы: Мэррик улыбается, Астэ котёнок, dragon age

21:02 

Обычный ленивый день. Нечто, какой-то общий разум, велел всем, кто остался дома, забиться на кухню и радовать друг друга своим обществом. Сидели за столом втроём. Старшая Дженкинс неохотно полировала новый «парадный» доспех. Королевские стрелки, один из символов Старкхэвена, элита, прочая слабо осмысляемая херня. Немного приятно, конечно, но больше утомляет.
Напротив обратившейся к закону лучницы сидел Фенрис. Сидел, и безобидно читал. Создавалось впечатление, что в каждой комнате книг больше, чем чего-либо, но тевитерец умудрялся припереть ещё парочку и куда-нибудь всё изящно вписать. К нему даже, как ходят слухи, в Круге время от времени таким образом подмазываются. Ничего не жалеют, лишь бы не увязать в контрах с сумрачным гением. Эва их понимала.
Во главе стола бурную деятельность развела Кичи. Она сидела, казалось бы, совсем рядом, но степень сосредоточенности темноволосой девы возводила между ней и окружающим миром невидимую стену толщиной с огрский кулак. Помощница Шани со свойственной ею педантичностью (и скоростью) второй час рубила капусту. Как было заявлено ещё утром – на пополнение домашних запасов квашеной.
Сама же госпожа Воробушек носилась по помещению и единовременно занималась несколькими делами. Ибо воистину в своей деятельности Шани неудержима. Она радостно щебетала, создавая атмосферу уюта и… делания хоть чего-нибудь.
- И вообще!
Эльфийка опустилась на лавку рядом со своим супругом и печально вздохнула.
- Фе-е-енрис, - не менее печально начала она. – А я утром все огурцы съела солёные. И капусту.
Не отрываясь от чтения, угрюмый мечник кивнул. Да-да, он слушает.
- Но мне так их захотелось! – Ясноокая хозяюшка добавила в своё повествование больше экспрессии. – У нас в эльфинаже жила старушка одна. Это она меня научила овощи солить. Так захотелось её солений… Они мне даже снились сегодня. Но надо так! Целую кадушку…
Повторно вздохнув, Шанаэ поднялась со своего места и вышла в коридор. Судя по щелчку, она отправилась в погреб. Повисшую тишину нарушало лишь размеренный повторяющийся стук. Кичи сегодня шла на рекорд.
И тут ферелденка умудрилась взглянуть на Фенриса. Лицо эльфа выражало разве что ничего. Абсолютно ничего. И было бы не так страшно, если бы его зрачки двигались. Или если бы он вообще моргал. А не моргал он, кажись, уже минуты две.

@темы: Шани жжет напалмом, «зазвучала тревожная музыка», dragon age, ...и ест капусту

01:24 

Кичи страдала от плохого настроения. С ней это случалось редко, метко и со стороны довольно малозаметно. Разве что по дому она бродила очень уж неприкаянно, умудряясь иногда натыкаться на других, преимущественно почему-то на Фенриса. В такие моменты ясноглазый тевинтерский беглец ею особенно вопиюще не котировался. Даже несмотря на его полные сумрачного гения взгляды.
Вот и сейчас девушка тихонько сидела на полу в углу комнаты, иногда поглядывая то в одну сторону (там, привалившись к ней боком, лежал честно оттопырившийся от Эвы Рус), то в другую (там лежала памятная лютня, послужившая основой всей сложившейся ситуации, по мнению самой брюнетки).
Девушка потянулась, коснувшись пальцами деревянной поверхности лютни, но тут же отдернула руку. После тяжко вздохнула и отодвинулась обратно.
В последнее время ее весьма тревожило состояние собственного рассудка. Особенно в вопросах, касающихся неких монархов с убийственно голубыми глазами...
- Кичи. - прощебетала незаметно подошедшая Шани.
Брюнетка дернулась и выронила серебрящуюся шпильку из рук. Когда успела ее достать (и что вообще хотела с ней делать), не знала даже сама Кичи.
Девушка подняла голову, уставившись на эльфийку снизу вверх, по-волчьи исподлобья. И сразу же насторожилась, замерев. Когда у Шанаэ такое выражение лица, это значит, что она что-то задумала. Причем результаты ее задумок из раза в раз весьма непредсказуемы.
- Я тут подумала, - оправдала самые страшные подозрения Кичи эльфийка, - Что ты в последнее время какая-то грустная.
Она попыталась сделать строгий вид, но все испортила непроизвольно расползшаяся по лицу Эйртре широченная улыбка. Кичи резко поплохело.
- Это не дело. - заключила "госпожа Воробушек", как звал ее болтливый гном, - Поэтому я нашла тебе еще занятие, раз у тебя есть так много времени для смутных разочарований.
Похожая на волчицу девушка испытала суровое желание зарыться в дощатый пол. Ее уже давно не удивляло, как эта хрупкая представительница эльфов выживает рядом с Фенрисом. Ее скорее удивляло, почему Фенрис не носит полный латный доспех, живя с этой женщиной.
- И... - начала было Кичи, но тут ее накрыло какой-то материей.
Молча, перепуганно жмурясь, девушка торопливо скомкала ткань, стягивая с головы (самое главное), после чего посмотрела на Шани ошарашенно.
Та молчала, улыбаясь широко и зверски коварно (по мнению Кичи, разумеется).
Тогда брюнетка, почувствовав первый укол подозрений, повнимательнее рассмотрела то, что держала в руках. Плащ. Подозрительно знакомый плащ.
Кичи нахмурилась, поднося материал к лицу. Потянула носом воздух - очень недоверчиво.
- Да-да, - покивала Эйртре, встретив взгляд девушки совершенно спокойно, будто бы им нельзя было заставить моргнуть даже статую Андрасте, - У Себастьяна порвался плащ, и я предложила свою помощь в починке. А потом оказалось, что в ближайшее время я буду очень занята. Так что придется тебе. Выручишь?
Кичи посмотрела на плащ. Потом медленно перевела взгляд на эльфийку. Потом снова на плащ.
И очень горестно вздохнула.
Ох-уж-эта-Эйртре.

@темы: Шани жжет напалмом, воробушковый дом, волчья любовь, dragon age

23:01 

День в Круге был настолько тяжёлым и долгим, что ничего больше не могло предвещать беды. Фенрис брёл к дому, игнорируя встречаемых на пути знакомых и предвестников возможных стихийных бедствий. Он четыре дня не вылезал и башни, спал… мало, безостановочно всех стращал и добивался правосудия. В жизни бывшего раба слишком много эпизодов защиты магов, чисто на его вкус. Хмурый эльф просто хотел вернуться домой. Обнять Шани, подняться на второй этаж, лечь и мирно умереть.
Подходя к двери, он продолжал ничего не подозревать. Но что-то, выходящее за рамки сумрачного сознания, велело седому эльфу отпрыгнуть в сторону. Очень вовремя, ибо выносящий в традициях своей семьи дверь Трэванс был скор, безудержен и безжалостен. Выпав из дома, Дженкинс подпрыгнул на ноги, воровато оглянулся и скрылся в неизвестном направлении. Фенрис почувствовал первый укол подозрений.
Крадучись он приблизился к распахнутой двери и заглянул внутрь. Из другой части коридора на него глядела высунувшаяся с кухни Кичи. Она приветственно моргнула и наклонила голову. На безмолвный вопрос вернувшегося домой мечника девушка медленно подняла сжатую в кулаке спицу и указала ею в сторону зала. После чего плавно скрылась в полумраке кухни и сделала вид, будто её здесь вовсе не было. Странный подход, но теперь хотя бы ясно, откуда ждать беды.
Бесшумно пройдя в дом, Фенрис прикрыл за собой дверь.
- Кажется, он пришёл!
Радостное чириканье указывало на то, что все живы. По крайней мере все, кого будущий глава семьи оставлял дома. А раз ничего не горит, можно вернуться к воплощению в жизнь безукоризненного плана. Привычным движением перевесив ножны на крюк у двери, эльф направился к лестнице. Открывшееся было второе дыхание (нельзя так пугать) скоропостижно закрылось, и сил на то, чтобы мирно умереть на кровати, а не в коридоре, с каждым мгновеньем становилось всё меньше и меньше. Сумрачный разум вновь игнорировал всё сущее.
- Фенрис! – Появившаяся в коридоре фигура так же прошла мимо сознания.
- Прямо за тобой, - исступлённо, механически сообщил Фенрис, при этом продолжив подъём.
Выскочившая вслед за гостьей эльфийка моментально настигла тевинтерца. Но виснуть на нём по определённым причинам не стала.
- Фенрис, ты куда? – Она серьёзно не понимала. – Хоук приехала.
Ироничное «прекрасно» было ей ответом. Эйртре крайне элегантно применила технику, сочетающую в себе просьбу, убеждение и завуалированный шантаж, чем, в итоге, заставила угрюмого мечника спуститься и сесть за стол. В качестве моральной поддержки приободрившаяся Шани стала рассказывать, что будет на ужин, и с какой любовью всё это приготовлено. Помимо этого она оказывала посильную помощь в снятии доспехов. Выглядело (и звучало) это действо жутковато, но чувствовался опыт. Хоук сидела на против, очень по-кошачьи улыбалась и выжидала.
Шанаэ, вдруг вспомнив что-то явно важное, ойкнула.
- А ты уверен, что эти тезисы были именно у брата Дженитиви? Я все книги перелистала, честно!
Эльфийка не без труда придвинула к себе стопку книг с бесчисленным количеством закладок, роль которых выполняли лоскутки, травинки, обрывки бумаги, вопиющий обрезок скатерти и даже винная пробка.
- Завтра, конечно, можешь проверить, - Эйртре с сожалением вздохнула. – Но все его религиозные изыски, на мой скромный взгляд, слишком уж…
- Ты права, - Фенрис понимающе кивнул и приоткрыл верхнюю из книг. – Это мог быть…
- Ой! Я поняла о ком ты! Первый Чародей орлесианский?
На глубоко поражённую созерцаем происходящего магессу никто уже особого внимания не обращал. Хотя следовало: в эту минуту её мимические способности многократно перекрывали стиль общения ретировавшегося Дженкинса.
- И вообще, - Шанаэ пощекотала нос теряющего связь с реальностью эльфа кончиком своей косы. – Давай ты всё-таки поужинаешь с Хоук? Посидишь с ней немного, и пойдёшь отдыхать. А я пока наверху все окна открою. Ладно?
Мариан подчёркнуто медленно встала из-за стола и несколько по-Тетрасовски склонила голову.
- Прости, Шани, от ужина откажусь. Вопрос, что я задала тебе, снят… Я должна идти.
Быстрым шагом направившуюся к выходу из комнаты отступницу остановил оклик маленькой хозяюшки:
- Хоук, только не иди на кухню!... Кичи тебя стесняется! Не надо!
Раз за разом Фенрис возвращался в, пусть и обставленный иным образом, но тот же самый дом для душевнобольных.

@темы: тевинтерское гостеприимство, воробушковый дом, Кичи стесняется, dragon age

22:47 

- Кевин?! Нагов сын!
Эва исчезла прежде, чем ведущий её под руку брат успел хоть что-то сообразить. А соображал он, надо сказать, очень и очень скоро. Из этого можно сделать вывод, что лучница не исчезла, а буквально переместилась в пространстве. Переместилась и, не мудрствуя лукаво, повисла на шее у некогда боевого товарища.
- Родная! Любовь моя! – Светловолосый мужчина в доспехах захохотал и заключил контрабандистку в объятья. – Сколько лет?
- Дорогой! Как же я, етить тебя так, рада!
Обретшие друг друга, они ещё какое-то время обнимались, целовались и перебрасывались слабо осмысляемыми репликами. Такие экспрессивные ферелденцы. Вспомнив, наконец, что вообще-то шла по делу и не одна, Эва потянула соратника знакомиться с братом, безучастно стоящим там, где его бросили. Мужчины пожимали друг другу руки с крайне сложными лицами, что прошло без внимания довольной обстоятельствам лучницы. Старшая Дженкинс выспрашивала у Кевина, как он живёт и где его искать, и сравнительно скоро откланялась. Мол, антивский торговец, вы же понимаете, сам себя не убьёт.
Продолжили путь с Трэвом вдвоём, всё так же за руку, молча. Но не так молча, как раньше. Как-то по-другому. По-Дженкинсовски неприятно.
- Ну, Волчонок, что такое? – Почти сразу же не выдержавшая НАПРЯЖЕНИЯ Эва вздохнула. – Ну, прости. Не могу тебя так не звать. Так что такое?
Трэванс покосился на сестру, но ничего не сказал. Хотя, казалось бы...
- Это – Кевин, я тебе про него рассказывала. Помнишь?
Никакой реакции. Подчёркнуто никакой.
- Мы с ним в Денериме нанимались в оборонительную...
Младший Дженкинс нахмурил брови и коротко вздохнул. Уставился куда-то вперёд себя, шагу не сбавил.
- Да...да ты чего?
Эва отчётливо, до дюйма, чувствовала, как непривычно заливаются краской щёки. Ей как-то и в голову раньше не приходило... А Трэв сразу раз, и...
- Да что ты такое говоришь? – Фраза, применяемая к синеглазому убийце, почти всем казалась смешной. – Да в мыслях не было!
Красная, как летний закат, старшая сестра почти что заикалась от возмущения и ещё целого букета не поддающихся определению чувств. Трэванс, смягчившись, вновь взглянул на неё. Теперь, скорее... Вопрошая.
- Да не было у меня никого! Дурак!

@темы: dragon age, Дженкинсы и ревность, синеглазый менталист

14:06 

- У-у, ты не мёрзнешь.
Найдя формальную тему для беседы, девочка присела на краешек разбитой лавки рядом с Ласертой. Доска была не только заусенчатой и гнилой, но и влажной после вчерашнего дождя. Потому Астэ, хмыча и мурлыкая, долго сооружала себе сидушку из плаща. Ничего не получалось, и рыжая магесса, наконец, сжалилась. Делать подушки из плащей у Ящерки получалось так же здорово, как и всё остальное.
- Решила со мной подышать, мелочь?
Не было похоже, что женщина так уж нуждалась в обществе. Но лёгкая улыбка (прочие смертные могли бы принять её за ухмылку) на губах элементалистки вселяла определённую надежду на доброжелательное отношение к приставучим, но очень милым маленьким одержимым.
Биард согласно закивала. До этой минуты она не выходила из затхлого дома, больше похожего на пару соединённых обитых досками землянок, и дождливая серость казалась ей очень приятной. Астэ вообще была склонна радоваться всему, даже холодному порывистому ветру и мороси.
- Ты не утонешь? – Со смешком осведомилась Лас, дёргая ферелденку за ворот куртки.
Замечание не только забавное, но и справедливое. Блондинка развела руки, демонстрируя, насколько ей велика андерсова куртка. И если с шириной и тяжестью можно было как-то примириться, то закатанные почти вдвое рукава безжалостно указывали на несостоятельности идеи. Зато тепло!
- Вы меня вызволите, если что.
Девчушка чихнула и стала тереть нос. Мотнула головой так, что вечно растрёпанные волосы на вид стали ещё более нечёсаными, и сравнимыми с плохо разглаженной после намокания шерстью. Такое тоже бывает.
- Ты отошла от своего пришибленного! Где бы это записать?
Ласерта явно ничего плохого не имела ввиду, потому обижаться на «пришибленного» девочка не стала. Один разок можно.
- Андерс спит, - на всякий случай уточнила будущая целительница. – Я не буду мешать. И вообще…
Смущённо засопев, Астэ придвинулась к Ящерке и обняла её. Вышло неловко, но она очень старалась.
- Хочу с тобой посидеть.

03:33 

Эльфийка в неисчислимый раз поправила подушку.
- Ты уверена, что всё в порядке? Ты согрелась?
- Да я лучше всех, Воробушек!
Обижайтесь - не обижайтесь, а взволнованная хозяйка дома щебетала очень даже по-птичьему. Чирикала без умолку, ровно с того момента, как промокшая насквозь Эва ввалилась в дом. На улице не на шутку разбушевалась буря, потому старшая Дженкинс не церемонилась и чуть не внесла входную дверь прямо на себе. Замёрзла как сраный... Сравнение не найдено, но мысль должна быть ясна. Охренеть как замёрзла, проще говоря. Выскочившая с кухни Эйртре сразу окружила её вниманием, заботой и любовью, оказала посильную помощь (читай выжала). Весь вечер заботливая хозяюшка растирала, сушила и кормила горячим одинокую и несчастную контрабандистку. Почему «одинокую»? Рус ушёл от неё к Кичи. В городских условиях и на сравнительно постоянном проживании можно шляться и без сопровождения ездового пса-убийцы... Но всё равно КАКОВ подлец! Женщины, разделывающие дичь в пару движений, всегда были его слабостью.
В итоге, в конечном счёте, в результате, наконец... Всякими правдами и неправдами Эва была переодета в самую чистую из рубах брата, и уложена в его постель. Шанаэ принесла в комнату, бессрочно занимаемую Трэвансом, второе одеяло, и всячески скрашивала жизнь почти что заболевшей лучницы. Дженкинс весь вечер лежала в тепле и уюте (серьёзно, она в жизни ни на чём мягче не спала), расстёгивала и застёгивала пуговицы на воротнике рубашки и развлекала явно скучающую без Фенриса эльфийку разговорами. Травила всякие байки, пересказывала истории бесчисленных приятелей и повествовала о тех случаях, которые, не приврав, и не расскажешь. Было весело.
- Точно? – Услышав голоса, донесшиеся с первого этажа, Шани так и засветилась от счастья. – Мужчины пришли! Я побегу их кормить. Ты спустишься со мной?
Эва почти что блаженно заулыбалась. Симметричности улыбки мешал извечно тянущий щёку шрам. Чтоб его.
- Уволь, дорогая, - ферелденка потянулась и сладко зевнула. – Я не голодная и к общению с твоим ненаглядным не расположенная. Лучше поваляюсь малёк, и спать.
В том, что при слове «ненаглядный» ясноокая эльфийская дева зарделась, Эва могла поклясться. Если бы хоть кто-то из домашних (кроме смурного мечника, разумеется) это удивило. Оставшись в гордом одиночестве, девушка всласть поворочалась. Попыталась заплести высохшие волосы в косу, но особого успеха не достигла. Улеглась на спину практически в середине кровати и умиротворённо уставилась на догорающую свечу.
Казалось бы, какие мелочи. А тепло и приятно. Голоса с нижнего этажа были особо не слышны, но Эва знала, что там кипит жизнь. Брат вернулся в дом радушных друзей. Отдыхает после тяжёлого дня, хвалит ужин умницы - Шани, перебрасывается шутками с циничным тевинтерцем. Радуется жизни. Живёт. Осознание того, что любимый брат не погиб, а находится совсем рядом, приносила ни с чем несравнимое спокойствие. Пусть с того времени, как они жили с отцом в Амарантайне, прошло много лет, а предстающий пред её взором молодой мужчина мало похож на уходящего на войну синеглазого мальчика... Это всё равно её Трэванс. Проведя пальцами по мелкой вышивке на расстёгнутом воротнике, Эва слабо улыбнулась сама себе и прикрыла глаза. Почти сразу она погрузилась в сон.
Чутко спать – отличное умение. Только если ты не в безопасности. Умом Дженкинс понимала, что опасаться нечего (разве что взволнованная Воробушек попытается накрыть её ещё одним одеялом), но проснулась всё одно. Свеча либо потухла... Либо её потушил перемещающийся по комнате Трэв. Он готовился ко сну, раскладывая по углам вещи, и в мыслях не держал побеспокоить сестру. Просто так получилось.
- Трэванс?...
Эва села, заворачивая край одеял. Откинула волосы со лба и тыльной стороной ладони почесала шрам. Взглянула на приблизившегося мужчину привычным к темноте взглядом.
- Я уснула.
Не отдавая себе особого отчёта, девушка протянула руку к брату. Тот сел на край кровати и позволил погладить себя по щеке. Сколько бы там не прошло, как бы ни изменилась внешность младшего Дженкинса и его привычки, взгляд всё такой же. Искреннее и добрее человека во всём свете просто нет.
Почти проснувшаяся ферелденка гладила Трэванса по щеке и глядела в его широко распахнутые глаза. В бескрайней сини плескались растерянность и что-то еще... возможно, затаенная нежность? Впервые, пожалуй, за время общения с братом Эва видела, что ему отчаянно не хватает мимических способностей, чтобы выразить творящееся у него на душе. Трэв слабо улыбнулся, немного неловко накрыл руку сестры своей. Аккуратно, почти невесомо скользнул кончиками пальцев по кисти Эвы и тихо вздохнул, прикрывая глаза. Губы Дженкинса шевельнулись - он хотел что-то сказать, но и слов подобрать не мог.
Поэтому, когда мужчина снова открыл глаза, глядя на сестру, в его взгляде весьма явственно читалась абсолютная беспомощность.
Руку Эвы он не отпускал, все еще мягко к ней прикасаясь, словно боясь и дотронуться нормально, и потерять это ощущение знакомого, родного тепла под пальцами.
- Волчонок... - тихонько позвала сестра.
Блондин чуть вздрогнул, улыбнувшись немного болезненно. Очень осторожно, все еще не доверяя ни себе, ни своим мыслям, он отпустил руку сестры, едва ощутимо пройдясь пальцами по ней до плеча Эвы. Потянулся к шраму. Бросил на Эву полный волнения взгляд, но все же дотронулся до когда-то серьезно поврежденной части лица. Нахмурился, качнув головой, обеспокоенно поджал губы. Ему явно было стыдно за то, что это случилось - а ведь мог бы прийти вовремя, мог бы не допустить, уберечь, защитить... Но на лице Трэванса не проступало ни намека на отвращение, наоборот, шрама он касался почти нежно.
По его скромному мнению, эта боевая отметина не могла сделать из его сестры человека менее красивого. И ничто не сможет, потому что настоящая красота - она от души.
А мог ли быть кто-то, в ком Дженкинс бы настолько же не сомневался?
- Прости, что разбудил тебя. - повинился наемник, - Я честно старался потише.
- Все в порядке. - Эва одарила братца теплой, все еще самую малость сонной, улыбкой.
Этот самый братец в момент сбился с мысли, забыв, что хотел сказать дальше. Только расплылся в ответной улыбке, чувствуя себя непроходимым идиотом. Но что еще он мог сделать, если Эва такая чудесная?
Тихо хмыкнув в ответ на собственные мысли, оперся рукой о кровать возле плеча сестры и склонился к ней, поцеловав в лоб.
- Я не буду больше тебе мешать. - обжигая кожу теплым дыханием, прошептал он, - Отдыхай.
После чего честно отстранился, хоть это и стоило определенных моральных усилий. Трэванс поймал себя на мысли, что с удовольствием бы задержался в таком положении, касаясь лица Эвы губами, вдыхая тонкий аромат ее кожи...
Додумать, впрочем, Трэв не успел, потому что в этот момент сестра поймала его за рукав. Причем когда он ошарашенно на нее взглянул, она ответила ему не менее недоуменным взглядом. Покосилась на свои пальцы, держащиеся за ткань рубашки брата, и стала еще более растерянной.
Повисла неловкая тишина.

@темы: чудят, синеглазый менталист, воробушковый дом, dragon age

00:25 

Кичи вплыла в комнату, сопровождаемая мабари и шлейфом тотальной задумчивости. Задумчивость ее была настолько сильной, что она даже не заглянула на кухню, откуда слышались голоса Себастьяна и Фенриса.
И это уже само по себе что-то значило.
А объяснялось состояние брюнетки музыкальным инструментом, который она держала в правой руке. Причем смотрела девушка на лютню так, как будто никак не могла взять в толк, откуда же она тут взялась-то вообще?
Шанаэ была привычна вытягивать истории из молчунов, и вскоре узнала, что растерянная Кичи приобрела сию ценную вещь на рынке, "просто не смогла пройти мимо", что играть на лютне она умеет, ее научила некая знатная дама, у которой девушка была служанкой.
Естественно, Шани сразу же затребовала что-нибудь ей сыграть. Сидящая рядом брюнетка пригорюнилась, бросила тоскливый взгляд на безмятежно (так казалось) дремлющего у ее ног (приваливаясь к ним мощным боком) пса. Пес только равнодушно дернул ухом, сгоняя с него комара. Принимать участие в ситуации он не собирался.
Девушка поморщилась. Скользнула пальцами по струнам, подбирая сопровождающую мелодию.
- Создатель! Хотя тьма и окружает меня,
Я должен принять свет, я должен выдержать бурю.
Я должен вынести.
Что создано тобой - никем не может быть разбито.
Она произносила это напевно, неожиданно чистым и сильным голосом - в повседневной жизни темноглазая говорила чуть ли не шепотом.
Заслушавшаяся Шанаэ спохватилась, вернув свое внимание к починке одежды, но эльфийка улыбалась. Ей нравилось, когда Кичи цитировала Песнь Света. Нравилось, когда девушка делала это без затаенной боли во взгляде. Эйртре так понравились священные тексты в исполнении давно считаемой другом девушки, что какие-то Шани выучила наизусть. Потому постепенно она включилась в повествование, с удовольствием припоминая строки.
- Пускай передо мной лишь тень,
Создатель станет моим проводником.
И не буду я оставлен странствовать по изменчивым дорогам Иного мира.
В свете Создателя нет места тьме
И ничто, созданное Им, не будет потеряно.
Два голоса, резкий и мягкий, сильный и нежный, сплетались воедино, оживляя составляющие Песнь гимны. Эльфийка все еще вышивала, уютно устроившись головой на плече Кичи. Брюнетка же, бледная из-за неясного волнения, сидела с закрытыми глазами, иногда немного хмурясь. Ее тонкие пальцы не замирали ни на мгновение, перебирая и задевая струны лютни.
Сунувшийся в комнату Себастьян остановился на пороге, довольно улыбаясь. Фенрис, последовавший за своим королем, по природе своей не был создан для того, чтобы созерцать зрелища из-за спин (в любых смыслах этого выражения), так что бесцеремонно (как только один он умел) подпихнул монарха, чтобы тот посторонился.

@темы: хрупкий мир Кичи, воробушковый дом, dragon age

11:40 

- Предлагаю его избить.
Логейн недвусмысленно ткнул старшего кулаком в бок. Мол, во-первых, с оставшимся на их «попечении» родителем Астэ поступать таким образом, особо в людном месте, недопустимо. А во-вторых, дубина ты такая, он же всё слышит! Мечник на ходу обернулся и глянул на следующего за ними отступника. По недобро сверкнувшим в щёлках маски глазам понял, что да, действительно слышит. Таким, как Андерс, очень непросто сделать сюрприз.
До таверны они дошли сравнительно быстро. Идея сразу провести целителя в жилые комнаты через чёрный ход, а уже там профилактически запинать, даже не была рассмотрена. Кай подозревал, что его личность и идеи не ценят ни на медяк. А, казалось бы, такой молодой.
Пришлось вести укутанного в мантию орлесианского церковника (ха-ха-ха) андерса в зал. По всему выходило, что надо ставить магу ужин и знакомит с отцом. Создатель, да за что?
Народу было на удивление мало: пара пьяниц с сапожной улицы, да старая вдова, обретающаяся по соседству. Словом, где-то кто-то умер. И если Логейн, уловив в затишье предвестие бури, сразу что-то заподозрил, то Кайлан… А что, собственно, Кайлан? Он лёгкий и искренний по жизни. Именно потому он очень легко и абсолютно искренне удивился, когда временами зацикленный на скрытности Андерс чуть ли не в прыжок оказался рядом со стойкой тавернщика.
- Лейсей, ты ли это?
Самый старший из всех Текхо, проигнорировавший их появление, поднял глаза. В привычной орлесианской манере уставился в прорези для глаз расписной маски целителя. И сделал то, чего на памяти Кая не делал давненько – широко улыбнулся.
- Андерс? – Лей чуть ли не переместился на другую сторону стойки. – Чулки Андрасте! Андерс!
Старый разбойник снял с гостя маску.
- Сколько лет?! Нагов сын!
Мужчины смеялись, обнимались, целовались и радостно восклицали, отрывочными фразами упоминая какие-то очень старые, но от этого не менее добрые времена.
- Я-то думал! – Отступник махнул рукой в сторону застывших от ужаса сыновей тавернщика. – Текхо! Знакомая же фамилия! А эта наглая рожа? Семейное сходство!
Вновь обретшие друг друга, Андерс и Лейсей эмоционально и с тележкой брани обсуждали тему отцовства. В их разговоре сквозило чем-то настолько похабным и не сулящим ничего хорошего, что Каю стало не по себе.
- Логейн, давай напьёмся? – Шепотом предложил он.
Средний был с ним согласен.
***
Молодые орлесианцы честно попытались под шумок укатить в жилые комнаты бочку вина, запереться там втроём (бочка считается) и мирно напиться. Последние два пункта им ни разу не удались. Лейсей на радостях (ну конечно, этот сволочной отступник вызывает у людей исключительно сильные эмоции) прикрыл лавочку, и перемещение вина нашёл крайне уместным. Пинком мотивировав сыновей накрыть на стол, он сел расспрашивать внезапно явившегося гостя о жизни в целом и делах в частности.
Кайлан единовременно жестикулировал брату о том, что было бы очень уместно весь ужин сжечь, и как-нибудь перебиться на хлебушке, и страдал, краем уха слушая разговоры мужчин о тяготах критически взрослой жизни. Неприятно знать, что тебя и братьев так «экзотически» назвали из-за древнего пьяного спора. Некрасиво это и очень неаккуратно.
- Так Старший с вами шатается? – Лей особо не утруждал себя называнием (и запоминанием) имён детей. – А мне что-то помнилось, что он за принцесской какой увязался…
- За дочерью моей, - предостерегающе (степень предостережения была слышна и из соседней комнаты) уточнил целитель. – Но ты не волнуйся. Твой сын моей Астэ как брат.
Вот старый хитрый урод.
- Дочка? Где ты её только взял, хитрец? – Раздобревшему с вина самому старшему Текхо всё одно на какую тему языком чесать.
- На дороге нашёл. Как в сказке.
Дальнейший разговор Кай не слышал, ибо громко и с ожесточением чавкал. Перебьются без мяса, мерзкие стариканы. Логейн смотрел на бесящегося родственника с налётом пренебрежения. Казалось бы, такой взрослый.
Входная дверь хлопнула так, что, должно быть, слышали и соседи. Такой бесстрашный во всём Орлее только один.
- Мы пришли! – Радостно и громко провозгласил Мэррик, если вдруг кто не уловил.
Смилостивившись (отнёс на заваленный какими-то записями стол миску овощей) над старшим поколением, Кайлан вышел встречать прибывших. Младший Текхо стоял, держа по ручку нарядную Астэ. Как, сука, с картинки сошли.
- Мы всё узнали! – Девушка сняла маску и тряхнула головой, ещё успевая очаровательно улыбаться. – Нам нужна Урна! Собирайтесь!
Старший сын развернулся на каблуках, и с ничего не выражающим лицом вернулся в комнату.
- М-м, вот как, - задумчиво протянул Андерс, поднимаясь из-за стола, и принялся собирать разложенные карты и записи.
Подозрительно спокойный мечник услужливо отодвинул стул мага, и направился к сваленным дорожным сумкам. Младшие братья не менее беспристрастно наблюдали за его действиям. В комнате на минуту воцарилась абсолютно пресная тишина, разрушаемая разве что шелестом и шарканьем сапог. Магесса и её спутник, продолжая кутаться в праздничные одежды, смиренно ожидали. Хозяин таверны пил и наслаждался атмосферой (к тому же, ему никуда сегодня уже не надо).
Невозможно определить, кто презрел этот фарс первым. Ибо и Андерса, и Кая Бомбануло (с большой буквы) одновременно. Мужчины синхронно побросали свой скромный скарб на пол и принялись активно жестикулировать. Ситуация перестала быть адекватной.
- Что?! – Кричали они, здорово попадая в ноты. – Прах Андрасте! Ты серьёзно сейчас? Эка невидаль!
Далее каждый истерил на свой вкус. Целитель вкладывал в каждую реплику максимум конструктивизма, но это не спасало. Основная мысль его пламенного монолога заключалась в одном единственном слове: «Почему». Кай, будучи молодым и горячим, вбрасывал больше экспрессии. Требовал справедливости (что, в принципе, не совсем по его части), и участия в предстоящем массовом самоубийстве на религиозной почве Логейна. Последний утверждал, что останется дома, но в том случае, если у его родственников вдруг окажется толпа внебрачных детей, он не даст кровиночкам пропасть. Радостный Мэррик изящно, просто-напросто сказав «спокойно, папаша!» воспламенил в помещении сам воздух. Крохотная одержимая вздыхала и ожидала, пока присутствующие успокоятся и примирятся с судьбой. Тогда уже можно конкретизировать условия бесславной кончины. С мужчинами так непросто.
***
- Осторожно, Кай. Порог.
Мечник страдальчески вздохнул и поднял факел повыше. Коридору, ровно как и походу за легендой, не было конца.
- Осторожно, Кай. Ступени, - продолжала приговаривать идущая за ним шаг в шаг Астэ.
Орлесианец по-галлски фыркнул. Остановился. Вознамерился было сказать, что думает по этому поводу в частности, и о жизни в целом.
- Котёнок, хватит переживать! – Донёсся совсем сзади голос сосланного в хвост группы Мэррика. – Кай всё видит, всё знает!
Сборище шутов, честное слово. Из всей компании господ, ничего по жизни не боящихся потерять, молчание хранил лишь Андерс. Вот это действительно поразительно…и подозрительно. Настолько, что уходящий вглубь горы ход с массой разветвлений и обманных ходов на фоне бредущего за ним мага качественно мерк.
- А я и не переживаю! – Пискнула маленькая одержимая. – Я предостерегаю.
- Предостерегать надо было, пока он не втю…
Орлесианский охотник развернулся и вознамерился швырнуть факел на звук. Остановила его традиционно глядящая с искренним недоумением Астэ.
- Вы, что, ругаетесь? – Поражённо осведомилась она.
- Ещё чего, - буркнул обиженный всеми Кай и продолжил свой путь.
Где-то там, вне зоны поражения, заливисто и инфернально хохотал Мэррик. Последнего, как и ясноокую отступницу, в детстве мало пороли. Его вина, его вина…
На щелчок механизма ловушки под его ногой Кай, в сущности, никак среагировать не успел. Из столба пламени он с воплем выпал благодаря замедлившему время заклинанию. Задорно звякнув кольчугой, он хлопнулся на каменный пол у ног целителей.
- Осторожно, Кай, - если бы у Андерса был бочонок яда, он бы опрокинул содержимое на орлесианца. – Огненная ловушка.
Сборище циничных уродов.

03:31 

- Ты серьёзно?
Астэ звонко рассмеялась. Сидя на ящике (самом чистом и безопасном, к слову сказать), качнулась так, что чуть не свалилась на пол. А падение на пол в комнате, занятой деятельными братьями Текхо и их рабочим инвентарём, могло быть летальным для любого. Что уж говорить о крохотных беззащитных магессах?
Мэррик, опирающийся локтём на менее внушающие доверие ящики, особо по-кошачьи улыбнулся. Только он умеет так здорово подводить к концу истории. Светловолосая отступница, восторгаясь изяществом ситуации, захлопала в ладоши.
- Ты правда сказал ему «ты мне не поможешь?» ? И он даже не успел ничего сообразить?
Вопиюще младший брат неповторимо замечательно сощурил глаза, и кивнул.
- Ой-ёй! Не могу! – Ферелденка стала вытирать набежавшие слёзы рукавом платья. – Ты просто чудо! Я люблю тебя, Мэррик!
Это был замечательный день. Астэ получала удовольствие от каждой секунды, каждого вздоха, и уделяла мало внимания мелочам. А такие вещи как чуть изменившийся взгляд разноцветных, и оттого ещё более запоминающихся, глаз, ровно как и грохот выроненной Каем и сработавшей от соприкосновения с полом ловушки, не казались ей сейчас значительными. Всё просто было хорошо.
- Подойди, я тебя обниму!
Очень не хотелось лишний раз выставлять напоказ свою особо усилившуюся в последние дни слабость. Но Мэррик, как настоящий мужчина, выполнил её просьбу и не заставил краснеть. Разве что от смеха.
- Ты замечательный! Я буду любить тебя вечно, - Астэ искренне была рада говорить эти слова, смеясь и гладя юношу по вьющимся волосам. – Ты ведь будешь помнить меня?
Вдруг стало очень страшно. Ни на какой серьёзный ответ девушка не рассчитывала, но… Но если Мэррик скажет сейчас нечто нейтральное? Тогда шутливое настроение совсем не удастся.
- Хотя бы пятнадцать минут? Ты можешь мне это обещать? – Тут же протараторила голубоглазая одержимая.
- Тебя? Полчаса минимум!
Было очень весело. С некоторым трудом дышащей Биард нравилось говорить с братьями. Смотреть на них, сравнивать, шутить. Испытывать любовь к ним, пытаться выразить её в разговоре и бытовых мелочах.
Скоро за ней придёт папа. Он обещал быть незадолго до заката. Астэ, со свойственной ей простотой и доверчивостью держа не успевшего ретироваться младшего Текхо за руку, взглянула в окно. Совсем немножко времени осталось. Отнести девушку домой первым вызвался Кайлан, но его предложение разболевшаяся отступница отвергла. Не из вредности. Просто стеснялась.
Вечер закончился бы совсем замечательно, если бы по приходу сюда Андерс её обнял. Хотя, так наверное и будет. Это на людях не стоит проявлять чувства. А здесь все свои.

@темы: dragon age, Астэ Астэ, Мэррик и любовь, все свои, котики общаются, орлесианская братва

22:15 

Мэррик, как всегда спокойный и улыбчивый, подергал веревки. Подумал и потянул сильнее, перенося на них бОльшую часть своего веса. Веревки скрипнули узлами, но выдержали без какого-либо напряжения.
Парень заулыбался еще шире, став похожим на ну очень довольного черного кота. Тряхнул головой, отбрасывая волосы за спину.
- Держится. - пояснил он, на случай, видимо, если собеседница не поняла этого самостоятельного.
Мэррик вообще очень много внимания уделял тонкостям чужого восприятия, другое дело, что редко делал это без издевки.
Миниатюрная девушка, стоявшая чуть в стороне и с умеренным любопытством наблюдавшая за манипуляциями парня (порой опасными для его здоровья), покивала.
- Чего киваешь? - добродушно хмыкнул вопиюще третий брат, - Присаживайся, я ж не для себя собирал.
Магесса посмотрела на конструкцию не слишком уверенно, потом все же аккуратно пристроилась на выполняющей роль сидушки доску. Осторожно покачалась и вдруг до одури мило улыбнулась.
Парень на мгновение отвел взгляд. Потом решительно шагнул к Астэ.
- Давай, я тебя покатаю. - произнес он, потом мягко добавил, - Я осторожно, честное слово.
Руки наемника легли на веревки, слегка подталкивая.
Астэ этого было не видно, но разноглазый сейчас улыбался немного иначе. Удивительным образом эта улыбка смягчала искаженные шрамом немного кошачьи черты лица.
- Согласись, так лучше? - негромко уточнил Мэррик.
Впрочем, ответ он прослушал, погрузившись в собственные мысли. Почему-то трудно было на чем-то сосредоточиться, пока взгляд почти сам по себе путался в чуть развевающихся на ветру светлых волосах. Парень самоиронично усмехнулся, прикрыв глаза и чуть вскинув брови.
Девушка что-то говорила, и тихий звук ее голоса мягко вплетался в скрип узлов, шелест листвы и далекие крики лесных птиц.
Наемник стоял, тепло улыбался и иногда отвечал на реплики отступницы. Немного невпопад.

@темы: dragon age, вопиюще третий брат, качели для котенка

00:55 

Его высокая, чуть сутулая фигура неизменно производила впечатление, хоть мужчина и пытался его не привлекать всеми силами. Его образ составляли замурзанный пиджак, как и его хозяин, знавший куда более хорошие времена, рубашка, однажды бывшая белой (до того, как обладатель потерял "Ласку"), безразмерные брюки на подтяжках и потертые жизнью и обстоятельствами старые туфли. Все это великолепие отчаянно силился скрыть плащ, по возрасту могущий поспорить не то, что с детективом, его носящим, но и с его бабушкой, которая, собственно, этот самый плащ и подарила любимому внуку (остался он от дедушки, потомственного сыщика в колене эдак пятом). Из одного кармана кокетливо выглядывала рукоять пистолета (второй маринуется в кобуре под мышкой), из другого - горлышко маленькой бутылки дешевого вискаря (объясняющая легкий спиртовой шлейф, преследовавший пасмурную фигуру).
Лицом мужчина был суров не менее. Из под кустистых светлых, как первый снег, бровей, утопая в обильных синяках, смотрели цепкие зеленые глаза. Брутальные черты лица осложнялись (хотя, казалось бы, куда еще сложнее?) отсутствием щетины. Ее заменяли светлые полосы шрамов.
Ты хочешь знать, откуда у меня этот шрам, детка? Ты не сможешь жить с этой правдой.
Когда-то давно, когда частный детектив был не так суров, пропит и кустист бровями, горела квартира его соседки. Район был мутный и грязный, как донышко лежалой бутылки, и никто помогать не торопился. И мальчишка сам, в одиночку, вытаскивал из пылающих апартаментов тех, кого еще можно было спасти. Котят. Он любил котят.
Прошедшее время здесь ключевое. С тех пор он ненавидит соседок, пожары и ОСОБЕННО - кошек.
Мужчина поднял взгляд, посмотрев вверх, на отвратительно резко-белое небо из под своей стильной (и не очень съеденной молью) шляпы. В такие дни, как сегодня, он частенько предавался воспоминаниям (и выпивке), потому что его гостья с пасмурным прошлым не появлялась, а вид фотографии пропавших много лет назад жены и детей (и фото бабушки, но бабушка не пропала... по крайней мере, не в том смысле) становился особенно невыносимым.
Подумать только. Когда-то у него были друзья. Но один из них, типичный рубаха-парень, связался не с теми ребятами. Излишний радикализм никого не доводил до добра, не довел и его. В итоге парень числился участником знаменитого поджога дома престарелых. Если бы их пути когда-нибудь снова пересеклись, детектив бы убил его. Он не был уверен на все сто процентов (около сорока которых содержались в вискаре), хватит ли ему решимости, но специально для этого носил с собой револьвер с одним-единственным патроном в барабане (именно его рукоятка торчала из кармана, если кто не догнал).
Другая подруга, с которой они однажды помешали стае буйных якудза захватить власть в их пыльном городишке (экс-рубаха-парень и последующий персонаж помогали по мере сил), пропала. Просто однажды, когда они отмечали победу, она разбила бутылку о его голову (не больнее, чем разбитое в этот же момент сердце), а когда сыщик пришел в себя, девушки и след простыл.
Третья персона - это контрабандист-коротышка с вечным обрезом при себе. Говорят, когда-то именно из него он пристрелил свою шлюху-жену, и с тех пор назвал оружие в честь нее, потому что в отличие от оригинала, Мари-двустволка его не бросит.
Детектив этого не знал. И не хотел знать.
Выбросив опустевшую емкость из-под спиртного, он, покачиваясь, побрел прочь от автобусной остановки, забытой, казалось, не только людьми, но и автобусами, которые должны были к ней приезжать.
Шел снег.

@темы: мракобесие сегодня в зените, накрыло, нуар, тевинтерский детектив

12:27 

- Т-так-так… Нам просто интересно, Угрюмый.
Гости, все, как один, одинаково недобро заулыбались и закивали. Что ждать от толпы «у себя на уме», Фенрис не знал, а потому так и остался в былинном косяке. Скрестив руки на груди, он смиренно ждал продолжения. Варрик, как представитель братии, долго себя уговаривать не заставил.
- Все мы прекрасно помним, какого труда стоило вырвать тебя из цепких рук магистров, и тем самым даровать столь желанную свободу.
Наученный жизнью тевинтерец вздохом заглушил зловещий скрип зубов. Новоприбывшие качали головами и всячески поддерживали Тетраса. Хитрый гном продолжал мысль:
- И всем нам (особенно, Ривейке), интересно взгляну, как ты добровольно от своей свободы откажешься. Объявим в «Висельнике» ежегодный праздник!
Шутка, судя по дружному смеху, удалась. Мечник не нашёл ничего умнее и миролюбивее, кроме как сохранить сумрачное молчание.
- Прости, что прерываю твою речь, Варрик, - Шани с нехарактерно серьёзным для неё выражением лица пригладила складки своей юбки. – Но я хочу задать тебе вопрос. Можно?
Все замерли. Самое благоговейное и выжидающее выражение лица, по мнению Фенриса, традиционно было у Хоук. Торговый принц, более всех удивлённый (почти что настороженный) скорой и разительной переменой в голосе маленькой хозяюшки, кивнул.
- Ничего страшного, Воробушек. Для тебя – всё, что угодно.
- Так вот, - кудрявая эльфийка как-то слишком по-Ваэлевски качнула головой. – Я очень сильно рада, что вы приехали… Но сейчас я слушаю вас и не очень понимаю. Разговоры о магах из Тевинтера, даже в шутку, не нравятся Фенрису. А вы, как сели за стол, только о них и говорите. Разве друзья так поступают?
В комнате повисла неприятная тишина. Неприятная для всех, кроме Фенриса. Хмурый эльф был удивлён подобным поведением Шанаэ, но не более того. Все прочие глядели на Варрика, практически сидящего на ящике драконьего камня. Тетрас осмыслял услышанное более мгновения, что случалось с ним нечасто. Более того, на памяти бывшего раба такое было впервые. Наконец осознав всю меру, степень и глубину ситуации, гном встал со стула и учтиво поклонился ожидающей ответа Эйртре.
- Ты права, госпожа Воробушек. Прости, Угрюмый, я не хотел задеть твои смурные чувства.
Для эффекта помолчав, гном воистину театральным шёпотом добавил:
- Ты бы хоть предупредил, какой защитницей обзавёлся. Я серьёзно, Угрюмый. Чуть от страху не умер.

@темы: воробушковое правосудие, dragon age

Вдоводел и Мракобес Band

главная